Машиниста хотят сделать стрелочником

Работники железной дороги уверены, что истинные причины недавней катастрофы скрываются. В пятницу не на шутку перепуганное руководство предприятия Latvijas dzelzceļš созвало экстренное собрание коллектива машинистов в здании Pasažieru vilciens. Проходя через депо, можно было увидеть поврежденный во время катастрофы вагон московского поезда. Представителям прессы о собрании не сообщили, однако Телеграфу удалось побывать на нем инкогнито.

Внушение от руководства

Зал был набит битком. Из руководства присутствовали директор АО Pasažieru vilciens Линда Балтиня, ее заместитель по технической части Владимир Дерюк и начальник отдела пассажирских перевозок Ивар Заляйс. Коллективу обещали, что на собрание придет и глава Latvijas dzelzceļš Андрис Зоргевиц, но его не было. “Испугался”, — сделали вывод машинисты. Первой взяла слово Линда Балтиня. Она признала, что Pasažieru vilciens переживает сейчас тяжелые времена, но надо держаться вместе. “Мы вместе с вами, вы должны это чувствовать, — внушала начальница. — Надо психологически собраться и работать дальше. Нам тоже тяжело. Но мы работаем, контролируем ситуацию и берем на себя ответственность за своих работников”.
Машинисты на это невесело усмехнулись: “Ничего подобного. Сытому голодного не понять. О какой солидарности руководства с нами можно говорить при существующем соотношении зарплат: наши 200 латов против нескольких тысяч у Зоргевица? Он уже оброс недвижимостью, теперь может позволить себе делать широкие жесты — нанять машинисту адвоката, чтобы красиво выглядеть в глазах коллектива и общественности”.
Балтиня продолжает: “С машинистом, Сергеем Рыбачком пока не разрешают общаться ни руководству, ни друзьям, ни даже членам его семьи. Полиция наложила запрет на контакты с ним, потому что считает их с юридической точки зрения нецелесообразными”.
Следующее за Балтиней выступление Владимира Дерюка было освистано — ни на один вопрос машинистов заместитель Балтини не смог дать вразумительного ответа, даже на такой простой, как, например, кто конкретно занимается расшифровкой ленты.
Вообще, железнодорожное руководство выглядело на собрании достаточно растерянным. Машинисты прокомментировали это так: “Они боятся выносить сор из избы, поскольку им есть что скрывать”.

Готовые версии вместо расследования
Собравшиеся усомнились и в составе комиссии, занимающейся расследованием причин катастрофы. “Комиссия эта поверхностная, ведь в нее входят непрофессионалы. Как они могут заниматься расследованием того, в чем не разбираются? Взяли хотя бы пару опытных машинистов, которые больше всех в этом деле понимают — в тех же расшифровочных лентах. Но если привлечь к расследованию машинистов, то, безусловно, концы в воду не спрячешь. Гораздо проще преподнести машинистам уже готовые версии, — жалуются железнодорожники и делают выводы: — Все начальство косвенно причастно к случившемуся”.
Телеграф обратил внимание на один любопытный момент: в день катастрофы Ивар Заляйс заверял корреспондента нашей газеты, что спешить бригада той электрички никак не могла, поезд шел точно по расписанию. А вот на собрании Владимир Дерюк столь же рьяно пытался убедить присутствующих в том, что машинисты шли с опережением графика, поскольку сильно куда-то торопились. Кто скрывает правду? И зачем?

Ахиллесова пята

После собрания Телеграф поинтересовался мнением публики. Машинисты уверены: руководство железной дороги не заинтересовано в объективном расследовании причин катастрофы. Они считают, что работу комиссии по расследованию направляет сам Андрис Зоргевиц и судьба их коллеги — в его руках. “Если он скажет, Серегу посадят. Сделать Рыбачка крайним проще простого. Надо же на кого-то списать жертвы”.
Машинисты на собрании обозначили и еще одно возможное действующее лицо трагедии — дежурного по станции Рига. “В тот день дежурил человек, который часто совершает ошибки, принимает поезда не на те пути. В его смену всегда опасно работать. Естественно, в тюрьму он не хочет садиться, поэтому, возможно, принял меры, чтобы прикрыть свою ошибку”, — поделился с Телеграфом машинист по имени Андрей.
Андрей обозначил и еще одно узкое место железной дороги, которое он назвал ахиллесовой пятой. Оказывается, участок от входного светофора станции Вагонный парк до входного светофора станции Рига не оборудован автоматической сигнализацией непрерывного действия, поэтому на ленте информации об этом участке не может быть. Неизвестно, к какому сигналу поезд подъезжал, это нельзя проверить. “Если бы была эта сигнализация и поезд проехал на красный, сразу автоматически сработали бы тормоза”, — продолжает Андрей. Почему участок не оборудован сигнализацией? “Потому что деньги ушли на премии и презентации компьютеризации. Мы уже семь лет просим, чтобы оборудовали этот участок. Это просто халатность и жадность руководства. Они говорят, что дорого. Хотя этот участок не так уж велик”, — считает машинист.

Готовы идти до конца
Коллектив сейчас живет на эмоциях, о конкретных планах говорить преждевременно. Но железнодорожники уверены — зреет революция. "Плохо то, у нас фактически нет профсоюза. А все действия вне профсоюза подпадают под статью, нам уже пригрозили. Мы пробовали обращаться к профсоюзному лидеру Савельеву, но он открещивается от наших предложений. Придется выходить из этого профсоюза и организовывать свой. Сейчас мы только взносы платим, три лата в месяц, — подключается к беседе помощник машиниста Игорь. — Спрашиваем: куда идут наши взносы? Нам рассказывают, что недвижимость на улице Дзирнаву — “наша” собственность, купленная на профсоюзные деньги. К Новому году подарки получаем — по коробке конфет. Собрались мы осенью провести забастовку, но профсоюз вместо поддержки стал отговаривать, и Балтиня взмолилась: “Не надо, ребята, а то нас всех уволят”. Говорила, что если мы выйдем на забастовку, она наберет машинистов из числа студентов и из России пригласит. Решимость идти до конца есть у всех, вплоть до саботажа. Особенно если Серегу посадят. Парня жалко, к тому же все понимают, что могли бы оказаться на его месте".

07.02.2005, 09:42

Сюзанна ГНЕДОВСКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий