СМИ Латвии обсуждают «спорные места» в книге «История Латвии: XX век»

Как уже сообщалось, публикация сборника "История Латвии: XX век" вызвала волну критики со стороны русскоязычных СМИ республики.

То, что это не та книга, которую следовало бы использовать в качестве краеугольного камня внешней политики Латвии, обращает внимание и выходящая на латышском языке газета Neatkarīgā (Независимая). В публикации за 3 февраля издание приводит несколько примеров явно некорректного исторического материала, напоминая: “Предисловие к книге написала президент Латвийского государства Вайра Вике-Фрейберга, взяв на себя, таким образом, и политическую ответственность за ее спорные места”.

Газета отмечает, что если стиль изложения материала одними авторами является академическим и сухим, то страницы, написанные Айваром Странгой (профессор истории, соавтор сборника) – увлекательное историческое эссе, в котором страстно и непосредственно выражается позиция автора. "Местами личное отношение автора мешает менее информированному читателю понять, как развивались события, – подчеркивает Neatkarīgā. – Вместо точных цифр использованы эмоциональные обозначения. Одна цитата из написанного А. Странгой: “Товарный голод почувствовался уже в июле, и его драматично усилило желание огромных армий оккупантов, членов их семей и река текших сюда советских бюрократов свободно менять свои огромные рублевые массы на латы, неустанно покупать (…) и посылать посылки внутрь России – эта практика, которая началась летом 1940 года, продолжалась вплоть до 1991 года”. Разве обмен рублевых масс на латы действительно продолжался вплоть до 1991 года? К тому же не говорится, сколько численно “неустанно покупающих” бюрократов появилось в 1940 году, сколько позже и т.д.".

Neatkarīgā также напоминает, что споры и упреки российского посольства вызвали строки Антония Зунды (советник президента Латвии по вопросам истории, – прим. ИА REGNUM): “В октябре 1941 года начали строительство лагеря в Саласпилсе. По распоряжению Р. Ланге он был предусмотрен для размещения привезенных из рейха евреев. Официальное название: расширенная полицейская тюрьма и лагерь труда и воспитания. Строительные работы были закончены в середине 1943 года, площадь лагеря – 30,2 гектара. В лагере было 15 бараков для заключенных по 100-150 заключенных в каждом. Одновременно в лагере в заключении находилось около 2000 человек”.

Как пишет газета, данная характеристика Саласпилсского лагеря значительно отличается от той, что до сих пор приводилась в справочной литературе: "В Малой энциклопедии Латвии (МЭЛ), изданной в советское время в 1970 году, Саласпилсский лагерь называется концентрационным, упоминается 45 бараков, каждый из которых на 200-250 человек в нормальных условиях, но практически в них сгонялось по 800 человек в каждый. В лагере одновременно находилось 14-25 тысяч заключенных. МЭЛ упоминает результаты послевоенного следствия: “Как свидетельствуют материалы республиканской Чрезвычайной комиссии, в Саласпилсском концентрационном лагере убито 53,7 тысяч гражданских жителей, в том числе 7 000 детей”.

На взгляд Neatkarīgā, широко рекламируя книгу, в которой пересматриваются данные советского времени, важно указать, на основании каких источников делаются такие утверждения, и на какие до сих пор неизвестные документы опираются предоставленные авторами сведения о Саласпилском лагере. “К тому же авторы книги в качестве иллюстрации Саласпилсского лагеря выбрали рисунок бывшего заключенного К. Буша, на котором можно рассмотреть и сосчитать, по крайней мере, 20 бараков, не считая других строений, – приводит свой аргумент Neatkarīgā. – А из выбранного угла зрения рисунка вытекает, что бараков определенно было больше двадцати. Рисунок К. Буша полностью противоречит названным А. Зундой 15 баракам”.

По мнению Neatkarīgā, прочитав сборник, создается впечатление, что во время другой – “советской оккупации” вообще ничего хорошего не было – нигде и никогда: “Были только унижения, пытки, репрессии, цензура и русификация. Черный период, в котором не было ни одной светлой искры надежды”. В свою очередь газета вспоминает, что и в то время люди жили, любили, рожали детей и т.д. “Образование было бесплатным и на латышском языке, – пишет Neatkarīgā. – Государственная политика СССР навязала равноправие полов, последствия чего мы сейчас наблюдаем, чуть ли не во всех областях. Во время СССР в Латвии создавались научные школы мирового уровня, особенно в химии, физике, биологии. Во время песенных конкурсов песни не заставляли петь на русском или английском языке, как теперь, а их пели на латышском”. Что касается периода первой республики, то, как полагает газета, сборник может очень не понравиться “фанатам Карлиса Улманиса” – последнего президента Латвийской республики до 1940 года, которого авторы изобразили “черной фигурой в истории страны, настоящим выродком и ненавистником демократии”. “Концепция книги в этом плане довольно примитивна, – отмечает издание. – Мол, цвела демократия, слабый цветок которой растоптали подкованные сапоги К. Улманиса и Крестьянского союза, да и социал-демократы не были без вины”.

Газета пишет, что, очерняя К. Улманиса, авторы книги избегают упоминания и анализа фактов, не вписывающихся в эту концепцию, например, арестов инакомыслящих депутатов еще за пол года до переворота 15 мая 1934 года. "Распущенный К. Улманисом Сейм вовсе не был столь демократическим, – утверждает Neatkarīgā. – Большинство Сейма 21 сентября 1933 года позволило арестовать и в апреле 1934 года осудить на тюремные сроки практически всех депутатов фракции рабочих и крестьян. Да коммунистов и перконкрустовцев А. Странга еще упоминает, все прочие же обозначаются двумя словами – “другие группки”.

Приведя упомянутые примеры, Neatkarīgā делает вывод: “В целом вышла очень интересная и полемичная книга, о которой будут различные мнения. Единственно, та ли это книга, которую следует делать краеугольным камнем внешней политики Латвии, и действительно ли кто-то верит, что под воздействием этой книги все российские политики, включая Владимира Путина, тотчас же признают факт оккупации и согласятся выплатить компенсации всем пострадавшим в ГУЛАГе гражданам Латвии?”

07.02.2005, 09:01

regnum.ru


Написать комментарий