Левые фракции Сейма Латвии объединились в поддержку русских школ

10 февраля Сейм Латвии рассмотрит возможность передачи в комиссии совместного законопроекта левой парламентской оппозиции, предусматривающего право школ национальных меньшинств самим устанавливать, какие предметы следует преподавать на государственном языке.

Как сообщает корреспондент, в поддержку данной инициативы планируется массовый пикет у здания Сейма и уличное шествие. Подробности, включая предварительные итоги проведенного “школьного референдума”, сообщили журналистам 4 февраля член парламентской фракции Социалистической партии Латвии Олег Денисов, депутат Сейма от Партии народного согласия (ПНС), и член ПАСЕ  Борис Цилевич, а также председатель партии “Равноправие”  Владимир Бузаев, представляющий парламентскую фракцию объединения “За права человека в единой Латвии” (ЗаПЧЕЛ) и Штаб защиты русских школ республики.

Напомним, с 1 сентября 2004 года обучение в старших классах школ национальных меньшинств Латвии переведено в основном на латышский язык в пропорции, когда 60% предметов преподаются на латышском языке, а 40% – на родном. Реформа образования-2004 вызвала небывалую волну протестов русскоязычной общины, пик которой пришелся на весну-лето-осень 2004 года. В свою очередь, нынешние депутаты от ПНС (9 мандатов), ЗаПЧЕЛ (6) и Соцпартии (5) были выбраны в парламент по единому списку ЗаПЧЕЛ, и поначалу получили третью по величине одноименную парламентскую фракцию (25 человек на 100 депутатов Сейма). Однако фракция так и не сработавшись раскололась, причем со временем пятеро “экс-пчел” вообще перешли в правящую правую Первую партию. Спустя два года после раскола и пол года с момента вступления реформы в силу, левая парламентская оппозиция решила вновь объединить усилия в вопросе сохранения образования на русском языке. Причем, происходит это в самый канун муниципальных выборов, которые в Латвии пройдут 12 марта, то есть всего через полтора месяца. Как пояснили участники пресс-конференции, инициатива предлагаемых поправок принадлежит объединению ЗаПЧЕЛ, которое поддержали ПНС и Соцпартия. По словам В. Бузаева, возможно, впервые за историю нынешнего Сейма возник общий законопроект трех парламентских фракций, подписанный всеми их 20 депутатами. Кроме того, данный законопроект, на его взгляд, является самым подготовленным по части опроса общественного мнения: “Еще до его подачи был проведен достаточно масштабный опрос школьников русских школ: под опросными листами подписались более 4 000 учащихся из пяти городов и 32 школ. В результате 207 классов практически в полном составе объявили себя условно свободными от реформы, а в опрошенных школах почти половина 10-х классов заявили о своем желании обучаться на том языке, на котором они обучались в дореформенное время, то есть на русском”.

Как отметил В. Бузаев, кроме школьников законопроект поддержали более 30 общественных организаций, большинство которых объединено в республиканский Координационный совет общественных организаций – КСОО. "Наиболее влиятельные его члены: Латвийский комитет по правам человека, Русская община Латвии, Русское общество в Латвии, – привел пример председатель “Равноправия”. – В принципе, это ветеранские, правозащитные и культурные организации. Все они высказались в поддержку нашей инициативы, а также в меру своих сил поучаствовали и в сборе подписей".

О сути самих поправок “Фактически она заключаются в предоставлении свободы выбора языка обучения школьному самоуправлению, – пояснил В. Бузаев. – И в зависимости от того, как оно выберет, может продолжаться реформа школ национальных меньшинств”. По словам депутата, во время голосования у Сейма пройдет санкционированный пикет в поддержку данной инициативы. Однако с ним неожиданно не согласился Борис Цилевич, заявивший, что никаких революционных преобразований не предлагается, а речь только об устранении неточностей. “Не могу согласиться со своим коллегой Бузаевым, что мы предлагаем полностью свободный выбор языка обучения – это не так, – заметил Б. Цилевич. – Два пункта из наших предложений абсолютно отвечают точке зрения президента страны, которую она (Вайра Вике-Фрейберга – ИА REGNUM) высказала, подписывая последние поправки к Закону об образовании. В Законе есть формальные противоречия: в одной статье говорится, что те предметы, которые преподаются на государственном языке, определяет министерство, в свою очередь в другой – что эти права даются самим школам. Данные противоречия необходимо ликвидировать чисто технически. В Законе имеются и другие похожие несоответствия, которые противоречат здравому смыслу”.

Кроме того, по словам Б. Цилевича, есть серьезная проблема, не имеющая ясного юридического решения. Коротко он ее обозначил как два фактора: “Государство не только имеет право, но и обязано способствовать знанию его жителями государственного языка, оно должно обеспечить, чтобы все молодые люди, оканчивающие школу, знали государственный язык на соответствующем уровне. Но есть и права, признанные на международном уровне, и касающиеся сохранения своей идентичности для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Как конкретно решать эту проблему, как найти компромисс между этими положениями, каждое конкретное государство решает само”. После теоретических выкладок Б. Цилевич подчеркнул: “Мы не выступаем против пропорции 60:40 как некого ориентира. Мы выступаем за то, чтобы школы вместе с родителями имели возможность самым оптимальным образом применять принцип билингвального обучения в своих конкретных условиях. Данные же опроса свидетельствуют, что у значительной части десятиклассников в результате реформы очень серьезные проблемы с качеством образования”. Как пример неподготовленности реформы представитель ПНС привел слова министра образования Ины Друвиете, которая в одном из интервью заявила: “Оценки реформе выставят только через пять лет”. “То есть только через пять лет мы сможем судить, на пользу пошла реформа или нет, – пояснил Б. Цилевич. – На мой взгляд, это абсолютно не допустимо. Но министр образования публично признает, что никакой оценки данной реформы изначально не было и министерство не в курсе пойдет реформа на пользу качеству образования или нет. Что полностью противоречит оптимистическим утверждениям, прозвучавшим до начала реформы, а значит ситуация изменилась и пришло время покончить с политическими страстями, рассчитанными на свой определенный электорат, и оценить столь важный вопрос по сути”.

Что будут делать левые, если правящее большинство проигнорирует их очередную инициативу? Пояснив, что он присоединится к санкционированному пикету, который пройдет одновременно с пленарным заседанием Сейма, В. Бузаев добавил: “Это только первый шаг. Следующий адресат – Европарламент. В повестке дня заседания так называемой интергруппы Европарламента, намеченного на 24 февраля, наряду с массовым безгражданством в Латвии будет и реформа образования. Мы представим Европе результаты голосования в Сейме, результаты проведенного массового пикета и уличного шествия. Мы хотим привлечь внимание к нашим проблемам, чтобы добиться международного вмешательства (напомним, сопредседатель ЗаПЧЕЛ Татьяна Жданок является депутатом Европарламента от Латвии, – прим. ИА REGNUM)”. В свою очередь Б. Цилевич напомнил: “Конституционный суд принял к рассмотрению нашу конституционную жалобу по поводу реформы, будет открытый процесс, назначенный на 5 апреля. Надеемся, что в связи с данным законопроектом дискуссия там продолжится, немного на другом уровне”. Учитывая возникшие на пресс-конференции разногласия по сути собственного же законопроекта, а также ранее прозвучавшую идею предоставить право выбора языка преподавания предмета самим школьникам путем учета простого большинства учащихся класса, заметим, что значится в аннотации предлагаемого Сейму документа: “Законопроект предусматривает, что государственный стандарт всеобщего среднего образования, государственный стандарт профессионального образования и государственный стандарт профессионального среднего образования впредь не будет определять язык обучения в учебных заведениях государства и самоуправлений, в которых претворяются образовательные программы национальных меньшинств. Самоуправление всех основных и средних учебных заведений (независимо от претворяемых образовательных программ) определяет учебные предметы, которые в соответствующем классе преподаются на государственном языке, языке национальных меньшинств или другом языке, руководствуясь спросом учащихся или их представителей. Законопроект предусматривает, что государственные экзамены сдаются на языке освоения соответствующего предмета”.

Судя по аннотации, получается, что прав В. Бузаев – налицо свободный выбор языка обучения. Когда уже после пресс-конференции корреспондент обратился за дополнительным комментарием к Б.Цилевичу, тот посоветовал взять Закон об образовании и лично убедиться, что конкретно из него предлагается исключить и чем пополнить, мол, происходит известная либерализацию, но в определенных рамках. После чего, сославшись на занятость, от более подробных разъяснений воздержался. К сожалению, закона под рукой не оказалось, тогда как в законопроекте исключенное и дополненное значится, к примеру, так: “Статья 9: исключить вторую фразу пункта 2 второй части”. Точку в этом вопросе поставил В. Бузаев. Пояснив, что поправки все-таки готовила фракция ЗаПЧЕЛ, он развеял все сомнения: “Мы предлагаем исключить право Министерства образования определять число предметов, преподаваемых на латышском языке, и пункт переходных правил, который предусматривает соотношение 60:40. То есть убирается все. А вместо этого школьным советам дается право самим устанавливать те пропорции, которые им заблагорассудится”.

07.02.2005, 09:00

regnum.ru


Темы: ,
Написать комментарий