Янис Юрканс: «Дураков больше нет!» 1

- Призывая пересмотреть итоги Второй мировой войны, латвийская политическая элита во главе с президентом пытается решить свои корыстные проблемы. Национал-радикальные политики отлично понимают, что рано или поздно Латвия столкнется с необходимостью радикального решения проблемы неграждан. А хочется сохранить пропорцию избирателей как 70 к 30 в пользу латышей.


Вот и начинаются бои за историю – массированная попытка добиться международного признания оккупации Латвии Советским Союзом. Не для восстановления памяти или «исторической правды» (насколько это вообще возможно – отдельный разговор), а для того, чтобы люди, имеющие сейчас право на гражданство через натурализацию, этого права лишились.

Недавно глава парламентской комиссии по международным делам Александр Кирштейнс проговорился: «Если была оккупация, то должны быть и оккупанты». Логика проста: оккупанты и их потомки не должны иметь права на участие в политической жизни страны.

При таком подходе реальные проблемы России, ее понимание своего прошлого, моменты истории, требующие особо щепетильного отношения (к таковым несомненно относится празднование Дня Победы), игнорируются.

Действительно, после 1945 года более 60 государств не признали включения стран Балтии в СССР (любопытно, что в их число не вошла Швеция). Но при оценке событий 1940 года термин «оккупация» не встречается. К тому же в конце 1960-х британский премьер Гарольд Вильсон передал СССР хранившийся в Великобритании золотой запас Латвийской Республики. Франция и Швейцария отдали СССР здания посольств Латвии. Дипломаты Латвии были лишены дипломатического статуса. Фактически это было признанием реалий послевоенной действительности.

Особую позицию заняли американцы, сохранившие дипломатическое представительство ЛР. Но даже они в официальных документах не употребляли термин «оккупация». В 1998 году при подготовке знаменитой Балтийской хартии, которую подписали президент США Билл Клинтон и президенты трех балтийских государств, в первоначальном варианте упоминалась «оккупация». Как сейчас помню, как госсекретарь латвийского МИДа Марис Риекстиньш сообщил, что американцы отвергли вариант с «оккупацией». В американской редакции значилось даже не «инкорпорированы Советским Союзом», но «инкорпорированы в Советский Союз». Очень красноречивый нюанс.

Но если даже США и страны ЕС не принимают формулировку об «оккупации», то почему ее должна признавать Россия? Тем не менее Латвия с упорством, достойным лучшего применения, пытается настоять на своем.

И еще один важный нюанс. Был период, когда Россия была в принципе готова принять тезис об оккупации. Помню наши беседы с главой российского МИДа Андреем Козыревым и Владимиром Лукиным, в ходе которых они пользовались терминами «инкорпорация» или «оккупация» как синонимами. Это было то время, когда манифестации Народного фронта проходили под лозунгом «Латвия – наш общий дом», когда Ельцин и его соратники верили в восстановление в Латвии истинно демократического государства. Но за этим последовало принятие репрессивных законов о гражданстве, языке, образовании.

Поэтому не надо лукавить. Речь идет вовсе не об истории, а о политических последствиях того или иного словоупотребления.

И дураков больше нет. Ни в США, ни в России, ни в Латвии.

05.02.2005, 10:11

ЧАС


Темы: ,
Написать комментарий

Da 6li bi vse eti grjaznije intriganti v z0*u!!! Ne darom sej4as rejtingi nacionalistov padajut. Pravilnoj dorogoj idut tovari6i, primikom tuda, kua ja ih i poslal:). Nu i pust valjat, i zabudut svoju TUPUJU ideju o okupantah i voble. Skoro vse vstupjat v NBP:)...