Почему президент Латвии не хочет отмечать День Победы в Москве

Чтобы договориться с Прибалтикой, Россия должна определиться с собственной историей

Хотя напряженность в отношениях РФ с Латвией и Эстонией существует уже очень давно, в свою очередную острую фазу этот конфликт вошел буквально на днях. Началось все, правда, несколько раньше, когда в адрес лидеров трех стран Балтии поступило предложение, от которого нельзя было просто так отказаться.

Праздник со слезами на глазах

Речь шла о приглашении принять участие в московских торжествах по случаю 60-летия победы над фашизмом. Получившие его президенты Литвы, Латвии и Эстонии попали в очень щекотливое положение. С одной стороны, огромный вклад Советской армии в дело разгрома фашистской Германии признан во всем мире. Москва является одним из главных центров предстоящих празднований, и политическая корректность не позволяет респектабельным политикам проигнорировать организованные Кремлем мероприятия.

С другой стороны, латыши, эстонцы и литовцы отнюдь не смотрят на роль, которую СССР сыграл в событиях середины двадцатого века, так же позитивно, как россияне. Для них Советский Союз в лучшем случае – такой же агрессор, как гитлеровская Германия. Поэтому приезд лидеров Латвии, Эстонии и Литвы в Москву 9 мая мог быть неоднозначно воспринят прибалтийскими избирателями.

Кроме этого, ни для кого не было секретом, что Кремль собирался использовать 60-летие Победы для получения определенных политических дивидендов. В частности, к майским торжествам МИД хотел приурочить саммит “Россия-Балтия”, чтобы подписать на нем не только договор о российско-латвийской границе (в чем президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга была весьма заинтересована), но и некие политические декларации об основах отношений РФ с Латвией и Эстонией. Подписание этих документов и, соответственно, заключение “мира” с прибалтийскими республиками стало бы дипломатической победой, так необходимой сейчас России.

Пока что из трех прибалтийских президентов только Вайра Вике-Фрейберга согласилась приехать в Москву в мае. Но и она, по всей видимости, решила использовать этот визит как повод озвучить свою позицию в отношении волнующих ее и ее соотечественников вопросов. Часть этих вопросов была обращена как раз к текстам подготовленных МИД РФ деклараций.

Игра с декларациями

Именно эти тексты и стали главным, но не единственным поводом для нынешнего скандала. Согласно официальной информации, поступившей из МИД РФ, черновики деклараций были отправлены в Латвию и Эстонию 9 декабря. Обычная дипломатическая практика предполагала, что бумаги будут изучены латвийской и эстонской стороной, которые внесут в них поправки и направят свои версии деклараций обратно в РФ.

Вместо этого, как утверждает МИД, прибалтийские чиновники принялись публично комментировать тексты документов и предоставлять их отрывки для публикации в СМИ, не давая российским дипломатам официального ответа. Такое обращение с еще несогласованными и поэтому конфиденциальными черновиками международных договоров являлось, по утверждению представителей МИД РФ, беспрецедентным. Как говорят дипломаты, им не оставалось ничего другого, как в свою очередь полностью опубликовать тексты деклараций на своем сайте.

Несогласие по многим пунктам

Впрочем, к этому моменту все и так знали, что именно в составленных МИДом РФ документах вызывало возмущение жителей Прибалтики. Во-первых, латыши не готовы подписывать договор с Россией, если в нем не будет упомянута оккупация Латвии советскими войсками. И хотя президент Вайра Вике-Фрейберга действительно погорячилась, заявив, что текст декларации “звучит, как во времена Сталина”, и что в нем говорится, что “Латвия будто бы должна быть благодарна, что ее освободила Красная армия”, никакого признания вины СССР за захват латвийских территорий в документе и правда не содержится.

Вместо этого там присутствует следующая формулировка: “Стороны констатируют, что народы России и Латвии как давние соседи на протяжении двух с половиной веков жили, деля общие радости и беды, внося общий вклад в создание культурных и материальных ценностей. Судьбы многих тысяч россиян и латышей переплелись за время совместного существования в едином государстве. Мирно, без насилия и конфликтов народы двух стран смогли разойтись, когда решили строить суверенные государства”.

Кроме этого, составлявшие декларацию сотрудники МИДа включили в нее и другие спорные с точки зрения латвийской стороны пункты. В первую очередь это касалось “уникального положения субъекта Российской Федерации – Калининградской области” и обязательств сторон “уделять внимание сохранению и развитию самобытности проживающих на территории обеих стран общин, не принадлежащих к титульной нации, укреплению позиций русского языка и культуры в Латвии, латышского языка и культуры – в России”. Последний пункт, ясное дело, касался плачевного положения русскоязычного населения Латвии, которое латыши с РФ обсуждать не хотят.

Еще до того, как российский МИД опубликовал пресловутые документы, латвийские и отечественные политики успели выступить с множеством резких заявлений в адрес друг друга. Все это происходило на фоне ведущейся в Латвии подготовки к муниципальным выборам, и отношения с РФ в их историческом аспекте успели за несколько недель стать там чуть ли не главной темой избирательной кампании.

В частности, латвийский Сейм посвятил несколько заседаний поиску наилучшей формулировки документа “О поддержке разработанной президентом страны декларации по поводу мероприятий 9 мая в Москве”. Именно эта декларация должна была выразить позицию Латвии в отношении болезненных для ее народа исторических событий.

В то же время приведенные выше высказывания президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги заставили МИД РФ говорить о ее скрытом нежелании приезжать в Москву на майские праздники.

Шесть вопросов

Как-то один из участников российско-прибалтийского диалога назвал его “разговором двух глухих”. Похоже, он был прав – политики с обеих сторон не могут договориться не по причине какого-то особого упрямства, а потому, что перед ними стоят вопросы глобального масштаба, доставшиеся им в наследство от двадцатого века.

Ни на один из этих вопросов не может быть найдено однозначного и объективного ответа. А ответы, предлагаемые участниками конфликта, пропитаны как болью реальных людей, страдающих сейчас или пострадавших шестьдесят лет назад, так и популизмом политиков и соображениями непосредственной политической или экономической выгоды.

Вот эти вопросы:

Можно ли считать, что РФ несет ответственность за действия СССР?

В том, что Кремль рассчитывает на мировую признательность за заслуги Красной армии перед освобожденными от фашизма жителями Европы, сомневаться не приходится. Латыши же настаивают на том, что в таком случае Россия должна извиниться перед народами, пострадавшими от советских репрессий.

Является ли присоединение Латвии, Эстонии и Литвы к СССР оккупацией?

С точки зрения жителей Прибалтики, советские войска, захватившие Латвию, Литву и Эстонию в 1940 году в рамках пакта Молотова-Риббентропа, а затем ненадолго отступившие из этих республик под натиском вермахта и, наконец, окончательно установившие там свое господство в 1944 году – настоящие оккупанты. Советские же учебники истории называли вышеописанные акции “освобождением народов Прибалтики”.

Можно ли считать русскоговорящих жителей нынешней Прибалтики потомками оккупантов?

Ясно, что вопрос этот сформулирован некорректно. Однако именно таким образом его ставят многие латыши и эстонцы. С их точки зрения, русскоговорящее население республик должно было покинуть их после окончания оккупации, то есть в 1991 году, или согласиться на ассимиляцию. Сами же кандидаты на отъезд из Латвии или Эстонии оккупантами себя не считают. Многие из них родились в Прибалтике, а их родители приехали туда не в составе частей Советской армии, а по распределению из советских ВУЗов.

Каким должно быть положение жителей Эстонии и Латвии, говорящих по-русски?

С точки зрения современной доктрины прав человека – таким же, как положение латышей и эстонцев. Однако в случае стран Прибалтики мы имеем дело с уникальным феноменом – 36 процентов населения Латвии и 28 процентов населения Эстонии – люди, говорящие на русском языке, ориентированные на Россию и не желающие проникаться латышской или эстонской культурой. Из-за своей численности эти люди способны очень сильно повлиять на политическую и культурную жизнь Латвии и Эстонии. Кроме этого, с точки зрения остальных жителей этих республик, создание в Прибалтике большой русскоязычной общины было не естественным процессом, а следствием антилатышской (антиэстонской) национальной политики советского правительства.

Как воспринимать деятельность латвийских и эстонских “лесных братьев”?

На днях правительство Латвии повысило пенсии бывшим “лесным братьям” – людям, воевавшим в 1940-1953 году с советской оккупацией. История прибалтийских республик сложилась таким образом, что немалую часть своего боевого пути эти люди прошли плечом к плечу с нацистами. Сталинские суды признавали “лесных братьев” военными преступниками и ссылали в Сибирь. Однако для латышей и эстонцев “лесные братья” в первую очередь – борцы против советского режима, подобные воинам французского Сопротивления, сражавшимся с нацистской оккупацией.

Можно ли считать коммунистический режим в его советской версии таким же преступным явлением, каким считается гитлеровский фашизм?

Пожалуй, четкий ответ на этот вопрос позволяет легко дать ответы и на все остальные. Если считать СССР великой империей, чьи завоевания должны являться примером для будущих поколений россиян, то признавать факт оккупации Латвии мы, конечно, не должны. Главное отличие советского режима от режима немецких нацистов заключается в том, что первый до сих пор не получил однозначного осуждения ни в России, ни на уровне международного сообщества.

Поэтому для многих народов 9 мая остается не днем освобождения, а днем, когда один монстр сменил на их земле другого.

Поэтому госпоже Вике-Фрейберга и не хочется ехать в Москву 9 мая.

04.02.2005, 11:02

lenta.ru


Написать комментарий