Отцы и Дети 1

«В ЕВРОПЕ ЕСТЬ ВСЕ. КРОМЕ НАШИХ БАБУШЕК…», — сказал однажды в разговоре Юрий Силов, человек, много поездивший и повидавший. И он прав. Это у них после совершеннолетия, как правило, уходят из семьи и обмениваются потом открытками на Рождество. Бабушки искренне недоумевают, когда их просят присмотреть за внуками. Для этого следует нанять няню! Зато уже в весьма преклонном возрасте они как должное воспринимают жизнь в домах престарелых. А у нас человек без многочисленной родни считается заведомо несчастным. И очень важно, из какой он семьи, где его корни. Интересно, кто эти бабушки, по которым скучал Силов в Европе?

ИСТОКИ

Оказалось, что бабушке Валерии в этом году исполнится 90 лет. И когда любимый внук заходит ее навещать, она не устает повторять: «Это ты потому удался такой большой и умный, что первые шаги сделал на своей родной земле, что в тебе наша крестьянская кровь». Причем говорит это бабушка по-латышски, поскольку русским владеет плохо. В той части Латгалии, где находится дедов хутор, почти сплошь латышское население. На местном кладбище на многих надгробиях одна и та же фамилия — Силовс. И прадед, и прапрадед, — много поколений покоятся здесь. Землю, принадлежавшую деду Францу Адамовичу Силовсу, Юрий вернул в порядке наследования. И земельный план этих 17-ти гектаров повесил у себя в кабинете в Доме Москвы. Для него это, помимо всего прочего — карта детства. Малыша привезли на хутор в младенческом возрасте, потому что в ясли было не пробиться, а родителям надо было работать. Так что первые шаги были сделаны действительно здесь. Да и потом на каникулы отправлялся в эти красивейшие места.

А вот о втором деде — русском офицере Василии Беляеве — напоминает именная шашка, которую Юрий бережно хранит. Василий Яковлевич служил в кавалерии. В звании майора в составе 1-го Прибалтийского фронта в числе первых вошел в Ригу, освобожденную от фашистов. После войны вышел в отставку, закончил сельхозакадемию и работал директором МТС в Ливанах. Бабушка Мария Ивановна говаривала: «Бог миловал. И от пули уберег на войне, и от злых дел во время высылки 49-го года. Тяжело было с тремя детьми одной, пока муж учился. А если бы не пошел тогда в сельхозакадемию, могли заставить участвовать в депортации — или самого бы репрессировали.» Кстати, дед с бабкой были с Вологодчины, из одного села. Поэтому к деревенской жизни вернулись охотно, осели прочно. И в этом ливанском доме по сей день за столом поют и латышские, и русские песни.

РОДИТЕЛИ

Латышский парень Генрих Силовс и русская девушка Лида Беляева встретились во 2-й средней школе. Он преподавал физкультуру, а она – студентка исторического факультета пединститута – пришла на практику.
- Он мне сразу понравился, — вспоминает Лидия Васильевна. — Такой высокий, красивый, интеллигентный, в строгом костюме. И первым делом пригласил меня в оперу. В наш театр. Он тогда был и драматическим, и оперным. А потом мы гуляли, я страшно замерзла, зашли в ресторан. Пили горячий чай. Генрих сказал, что он спортсмен, соблюдает режим и алкоголь не употребляет вообще — никогда. И это было действительно так. А еще он удивительно заботлив. До лекций прибегал в общежитие, чтобы убедиться, что мне есть что съесть на завтрак. В общем, быстро поженились. И ни разу в жизни об этом не пожалели. Хотя, как у всех, были и трудности, и невзгоды. Но мы все преодолевали вместе.

Первая проблема, с которой столкнулась молодая
жена, — Генриха постоянно не было дома. Неоднократный чемпион Латвии по прыжкам в высоту и по бегу с барьерами, он постоянно был то на сборах, то на соревнованиях. А что поделаешь! В 68-м году Генрих Францевич был избран заведующим кафедрой физвоспитания в нашем институте, который затем стал университетом. Три года назад вышел на пенсию.

Юрия впервые привел на стадион отец. И он тоже занялся легкой атлетикой, побеждал в соревнованиях. Большой спорт оставил после того, как сломал ногу. Но до сих пор предпочитает именно активный отдых — лыжи, плавание, бег…

С образованием связана вся жизнь Лидии Васильевны. Учитель, завуч, директор школы, заведующая городским отделом образования, снова директор школы – вот и вся трудовая биография.

Интересно, как человек с таким педагогическим опытом, сын которой свободно говорит по-латышски и по-русски, относится к реформе образования?
— Я считаю, что надо увеличить число уроков латышского языка, улучшить методику, чтобы выпускники получили хорошие знания и были конкурентоспособными. Но предметы ребенок должен изучать на том языке, на котором он думает! Вот посмотрите, сейчас министр образования ратует за улучшение преподавания иностранных языков в латышских школах, чтобы выпускники могли работать в Европе. Но никто не предлагает изучать биологию и математику на английском, чтобы дети лучше овладели языком! Потому что тогда вуз им не светит. А в русских школах экспериментируют!

ТРАДИЦИИ

А как Лидия Васильевна справляется с ролью бабушки?
— Мы с Генрихом такие же сумасшедшие, как все! — смеется она. — Пока старший внук Костя не позвонит и не скажет, что он дома, мы спать не можем. Хотя оба понимаем, что у него мобильный телефон и он может находиться в любом месте. Но все равно надо убедиться, что все в порядке. И младшего нянчим с удовольствием. С Ритой, женой Юры, у нас замечательные отношения. Она современная женщина, энергичная, занятая, бывает, что не хватает времени, чтобы побыть с Игорем, которому сейчас шесть лет. Честно признаться, мы и рады, что нас зовут на помощь.

Костя сейчас учится в Вашингтоне в университете — он будущий экономист. Внешне он вполне американец, ему многое нравится в этой стране. Но в тот же день, как заканчивается учеба, не теряя буквально ни одного часа, он мчится в аэропорт и берет билет домой. Проводит какое-то время в Риге — и в Даугавпилс. Тут все друзья, тут тепло душе. Так, по крайней мере, он объясняет семье.

Мы беседуем в светлой и уютной двухкомнатной квартире Силовых, отделанной с большим вкусом. Недавно сделали ремонт?
— Да это Юра нам сюрприз приготовил. С нашими пенсиями какой там ремонт, сами понимаете. Летом, как всегда, уехали на дачу, а вернулись — и ахнули! Все так красиво, так замечательно. А эта кухня, где встроены все приборы! — говорят родители.

Они, конечно, гордятся успехами сына. И все-таки главное – не это.
— Знаете, жизнь сложная, сегодня — успех, завтра — неудача. Но в одном мы уверены: что бы ни случилось, мы всегда будем поддерживать друг друга!

03.02.2005, 08:54

Александра ЗАВЬЯЛОВА


Написать комментарий

"Штирлиц стоял, склонившись над картой,его рвало на Родину."