В каком государстве мы живем?

18 марта 1990 года в Латвии состоялись выборы в Верховный Совет Латвийской ССР


Народный фронт на этих выборах получил большинство — 122 депутата из 201. Потом в НФЛ перебежали еще 9 депутатов — уже тогда “демократы” не считали себя связанными своими предвыборными программами, всего их стало 131.

4 мая 1990 года вновь выбранный Верховный Совет ЛССР принял Декларацию о независимости и вместо ЛССР восстановил Латвийскую Республику. Так появилась Вторая республика. Очень мило и демократично. Большая толпа, стоявшая под открытыми окнами Верховного Совета, встретила это известие криками восторга и аплодисментами. Пока они все были гражданами. Я тоже там был.

Начался радостный переходный период к независимости. Пресса была полна размышлений — сколько теперь потребуется свободной Латвии, чтобы от “нищего” социализма достичь благосостояния Европы? Вопрос ставился просто и ясно — 3, 4 или 5 лет? На пять лет мало кто соглашался.

3 марта 1991 года в Латвии состоялся вселатвийский опрос по поводу независимости, в нем приняли участие 87,5% избирателей, 73,8% из них поддержали независимость Латвии. Все эти мероприятия проводились по советским законам, по которым все были гражданами и все имели право голоса. Латвийская ССР плавно и демократично становилась независимой Латвией. Финал этого процесса состоялся 21 августа 1991 года, когда все тот же Верховный Совет закончил переходный период и восстановил Латвийскую Республику де–факто. Через две недели, 6 сентября, СССР признал независимость, а 17 сентября Латвию уже приняли в ООН. Великолепный финиш демократического процесса. Если на нем остановиться.

Но… жадность фраера сгубила

Всего через 28 дней (“Савсэм, слушай, у этих дэмократов терпения нэт, да?”), 15 октября 1991–го, Верховный Совет принимает совершенно незаметное постановление с безобидным названием “О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации”.

Что в результате этого “невинного” постановления произошло? В результате этого постановления треть населения Латвии потеряла свои избирательные права и гражданство. Такого в истории демократии еще не было — чтобы парламент лишал избирательных прав избирателей, его избравших. Ведь депутат — слуга народа, а не наоборот, как считают многие в Латвии.

Но если более 30% избирателей были лишены избирательных прав, то и избранный ими Верховный Совет перестал быть представительным органом, поскольку оказывается, что его избирали люди, лишенные избирательных прав, — те, кого и близко к избирательным урнам подпускать нельзя было. В результате Верховный Совет превратился просто в балаган, наполненный самозванцами, и все его решения не имеют никакой силы. И этим балаганом он был с момента избрания — с 18 марта 1990 года, и все его решения не имеют силы с момента принятия. Все красивые декларации о независимости — просто ничтожные бумажки.

Не имеют никакого значения и результаты “вселатвийского опроса” 3 марта 1991 года — там тоже голосовали не имеющие права голоса люди. Одновременно с потерей легитимности Верховным Советом потеряло свое значение и само постановление “О восстановлении прав граждан”, и дальнейшие — “О выборах 5–го сейма” в том числе. Вся последующая бурная политическая жизнь. Получается, что юридически Вторая республика не существует с момента ее восстановления. Вот и все. А где же мы тогда живем? Что это за государство?

Мы живем в государстве, где произошел переворот и власть обманом захвачена заговорщиками, которые устранили народ от власти, они просто украли эту власть. Они пытаются спрятаться за Сатверсме — конституцию 1922 года. Но в Сатверсме тоже записано — “власть в Латвии принадлежит народу Латвии”. И никаких других вариантов не предусмотрено. И все способы лишить любую часть этого народа этой власти преступны.

Но чтобы преступники не могли совершать своих преступных действий, за ними надо следить — чтобы они всегда находились там, где им надлежит быть, а не в парламенте. И следить за этим должен сам народ. Надеяться при этом на помощь демократов из–за океана или из Европы — бессмысленно. Оттуда они выглядят иначе. По этому поводу президент Рузвельт сказал о мерзавце, укравшем власть у никарагуанского народа, — Сомосе: “Может быть, это сукин сын, но это наш сукин сын”. И это главное. И о наших ворах они тоже могут так сказать: “может быть, они воры, но они НАШИ воры”. И это все компенсирует. “Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и ни герой” Огромное состояние, созданное трудом народа СССР, разворовано везде, а не только у нас. Украденное уже начинают искать прокуроры, а парочка народов уже попробовала вернуть себе немного уцелевшего — в Грузии и на Украине произошли разноцветные “революции”. Процесс только начинается, иногда, правда, происходит просто смена воров — это ничего, просто придется повторить. А какого цвета “революция” будет у нас, как вы думаете? Ведь тоже уже все разворовано. Подбирайте подходящие цвета.

И читайте “Историю Латвии” — очень занятная книга. Вы сможете узнать много нового и о Латвии, и об авторах. И соседям Латвии тоже полезно почитать — чтобы не заблуждались в том, как они здесь выглядят. Чтобы не очень гордились.





01.02.2005, 11:17

Вести сегодня


Написать комментарий