А деревья-то тю-тю!

О том, сколько деревьев в городе было спилено под «маркой» бури, сегодня не скажет никто. А желающих их спилить, наверное, было предостаточно.

Лидия, жительница дома на улице Виенибас, 40 А, пришла в редакцию «Миллиона», с трудом сдерживая слезы. Вернулась вечером домой после работы и ужаснулась: от трех ясеней, что росли во дворе напротив окон ее квартиры, остались одни пни. За много лет, что Лидия живет в доме, эти деревья стали для нее, как родные. Поэтому гибель деревьев так взволновала женщину. Она позвонила в домоуправление, но там ничего толком ответить ей не смогли. Вроде, спилили деревья работники РСУ, поскольку одно дерево пострадало от бури. А два остальных почему спилили? На этот вопрос мастер домоуправления ответить не смогла.

Поскольку разрешения на спиливание в городе деревьев дает коммунальное хозяйство, «Миллион» именно туда и обратился. Но, оказывается, никаких заявлений от жильцов дома N№40А на улице Виенибас в коммунотдел не поступало. Значит, эти деревья были спилены без всякого разрешения, т.е. самовольно? Лесотехник коммунального отдела Виктор Бруверис предположил, что, скорее всего, так и было. Он тут же связался с руководителем 1-го домоуправления Валентиной Деделе, поскольку данный дом обслуживает именно это домоуправление. Но и она оказалась не в курсе дела.

Выходит, в городе можно средь бела дня спилить любое дерево — и, как говорится, концы в воду. В. Бруверис сказал, что будет «разбираться». Чем бы ни закончилось это разбирательство, а деревьев уже нет. Между тем, ответственность за самовольную рубку дерева весьма серьезная. На чужой территории
это грозит уголовной ответственностью (статья 103 Уголовного закона ЛР). На своей — административной ответственностью и штрафом от 50 до 500 латов для физических лиц и от 100 до 1000 латов — для юридических.

По словам В. Брувериса, в коммунальный отдел поступает очень много заявок от жителей города с просьбой спилить дерево. Однако из 3 тысяч заявлений были удовлетворены менее 300. Прежде чем дать разрешение спилить дерево, на место выезжает комиссия коммунального отдела. Она обследует дерево и дает разрешение его спилить, если дерево больное, если может упасть, если доставляет жильцам неудобства. Причем, разрешение спилить дерево выдается только владельцу земли. Если дерево растет на земле, прилегающей к многоквартирному дому, где большинство квартир приватизированы, то судьбу дерева может решать только общее собрание жильцов. И если жильцы захотят убрать дерево, то коммунотдел еще посмотрит — а есть ли для этого уважительная причина. Если дерево здоровое, то никто разрешения не даст.

Проблема, считает В. Бруверис, в другом. Сегодня в городе более 600 деревьев находятся в аварийном состоянии. Это значит, что их нужно срочно убирать. Но на это просто нет денег. В бюджете коммунального отдела средств пока хватит только на то, чтобы убрать 170 аварийных деревьев. А остальные? Остальные более 400 деревьев могут в случае сильного ветра (и не только!) упасть. И последствия таких падений могут быть самые плачевные. Но спилить дерево — много ума не надо. «Зеленый легкие» города требуют бережного восстановления. Но, по словам В. Брувериса, на это денег тоже нет. Чем дышать будем? Число автомобилей в городе стремительно растет, а деревьев становится все меньше. В том числе и по причине самовольной вырубки. Согласно обязывающих правил городской думы N9 от 28 ноября 2002 г., деревья можно спиливать при аварийной ситуации и без разрешения коммунального отдела, но в течение трех дней после этого такое разрешение необходимо получить. Уже пошла вторая неделя, как спилили три дерева во дворе дома N№40А на улице Виенибас, но никто за разрешением до сих пор не обратился. Выходит, кто-то «под шумок бури» спилил деревья на дрова и был таков. Средь бела дня. В центре города. Вот такие дела.

01.02.2005, 09:13

Борис Лавренов


Написать комментарий