Реформа – факт для тех, кто слаб!

Вчера в Международном торговом центре прошел республиканский слет старшеклассников. Несмотря на воскресный день, зал был полон. Русская молодежь съехалась в столицу из разных уголков Латвии, чтобы обменяться впечатлениями о том, что происходит в школах в рамках реформы, и выработать действия на будущее.

Этот слоган из нового клипа уже взят на вооружение русскими школьниками

По подсчетам юных активистов Штаба защиты русских школ, по инициативе которого состоялось это мероприятие, ребята прибыли из Лиепаи и Вентспилса, Лудзы и Даугавпилса, Айзкраукле и Огре, Юрмалы, Олайне и других городов Латвии. Рига была представлена сорока шестью русскими школами. Всего на слет прибыли 331 ученик из Латвии и целая делегация из соседней Литвы в составе русских школьников и представителей общественных и политических организаций.

- Правящие говорят об интеграции и пекутся о нашей конкурентоспособности, но все это только слова, – заметил в своем сообщении старшеклассник Борис Федоренко. – На самом деле они делают все, чтобы еще больше разделить нас – латышей и русских. Учиться так, как раньше, мы уже не можем, мы перестали быть простыми школьниками, теперь мы инструменты в нечистоплотных руках политиков. Массовые акции протеста не привели к отмене реформы. Настала пора договариваться с нашими латышскими сверстниками.

Кстати, последняя мысль из детских уст вчера звучала на удивление часто. Возможно, это и правильно. Только вот насколько готовы молодые латыши слушать своих русских собратьев?

- Вкус реформы напоминает мне сиротскую кашу – липкую, несъедобную, с противными комками, сваренную на воде, – образно выразилась рижская школьница Ксения. – Нас убеждают есть ее и приговаривают: «Она же вкусная и пойдет вам на пользу», а мы давимся ею. Мы давимся неудобоваримой латышской терминологией, выкручиваем мозги, чтобы хоть что-то понять, а когда понимаем, что это бессмысленно, просто отсиживаем время. Жаль учителей, они ведь тоже ничего не понимают. На русском языке мы получаем примерно 25 процентов материала. Через два года я заканчиваю школу, что со мной будет к тому времени? Я ведь не смогу рассуждать на сложные темы ни по-латышски, ни по-русски.

- У нас в городе существует два сценария ситуации, – сказал  Юрий Зайцев из Даугавпилса. – Первый: директор внедряет реформу, и хотя учителя еле говорят по-латышски, они строго следуют приказу сверху и читают темы на непонятном языке. Ученики зазубривают темы без всякого понимания и стремительно тупеют. Второй вариант – когда директор смотрит на реформу сквозь пальцы, позволяя учиться по-старому, но с условием не распространяться об этом за стенами школы. Оба варианта приводят к тому, что протестные настроения снижаются. В первом случае потому, что ребятам некогда протестовать, им надо зубрить уроки. А во втором – потому, что для них ничего не изменилось, и они успокоились.

Докладчик из Даугавпилса напомнил, что в его городе всего 10 процентов латышского населения, 85 процентов – русскоязычные, половина из которых не имеют избирательных прав. Поэтому штабу необходимо ввести в список ближайших дел борьбу с массовым безгражданством.

Слет приветствовали гости из Литвы – представитель Союза русских Литвы Вячеслав Титов и школьник из Вильнюса Игорь Дроздов. По словам наших соседей, литовские русские внимательно следят за тем, что происходит в Латвии, и искренне поддерживают акции штаба. Русская диаспора в Литве малочисленна – всего 7-8 процентов от общего населения. Нет и лидеров, способных возглавить подобное движение. В Литве реформа школ уже прошла, но мягко и незаметно. Никто и рта не успел открыть. С сожалением гости отметили, что русские в Литве невольно отходят от своих корней, отказываются от родной культуры и языка. А потому и посоветовали нам держаться вместе и не сдаваться.

О том, что русская молодежь является конкурентоспособной без всяких реформ, рассказали слету на своих примерах Кира Савченко и Аня Искендерова – ныне студентки ЛУ. Обе уверены в том, что государство изобрело реформу, чтобы снизить конкурентоспособность русских школьников и перекрыть им доступ к высшему образованию. Разве это благо, когда ученик не справляется с заданиями и не воспринимает на уроках новую информацию? Какую цель преследует реформа, если учесть, что в 2007 году латышские школьники будут продолжать сдавать экзамены на родном языке, а русские – начнут сдавать на неродном? Как вы думаете, кто сдаст эти экзамены успешнее? Ответы на эти вопросы были очевидны всем присутствующим.

Но… что же делать дальше? Об этом шла речь в тематических секциях. Молодые люди горячо обсуждали методы борьбы с реформой. Предложения были самые разные: выпускать карикатуры на особо прогибающихся учителей, наладить контакты с ближайшей латышской школой и разъяснять сверстникам суть реформы, писать письма в Европарламент, продолжать собирать в своих классах подписи под отказом учиться на латышском языке. К слову, 118 классов рижских школ уже объявили себя свободными от реформы.

На слете были приняты следующие документы: Обращение к европейским правозащитным организациям, Обращение к латышской молодежи и Обращение к Конституционному суду Латвии.

А что в Литве?

«Час» познакомился с двенадцатиклассниками из Вильнюсской гимназии. Ребята рассказали, что уже четыре года половина предметов у них преподается на литовском языке: история, математика, химия, физика, биология. Учиться безумно трудно. Приходится прилагать нечеловеческие усилия. Но даже это не является гарантией, что ты поступишь в вуз: предпочтение все равно будет отдано литовцу, даже с более слабыми знаниями.

31.01.2005, 09:23

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий