Смертельное оружие

В конце февраля прошлого года даугавпилчан потрясло бессмысленное и страшное убийство ни в чем не повинного молодого мужчины, единственного сына у родителей. В Даугавпилсе совершается немало преступлений, в том числе и тяжких. Но чаще всего это - бытовуха, проходящая по известному сценарию – пили, ругались, и в пылу пьяной ссоры особо буйный схватился за нож. Результат – труп или тяжело раненный собутыльник.

В этом же случае подсудимый – полицейский, имеющий высшее образование, а жертва – молодой парень, добрый и непьющий, недавно закончивший университет. Да и произошло все не в грязном притоне, а в квартире приличной, интеллигентной женщины, работающей главным бухгалтером. Причина трагедии – выстрел из табельного пистолета, который в нерабочее время носил, засунув за ремень брюк, бывший полицейский 5-го участка Даугавпилсского управления полиции. Ладно бы просто носил…

В Даугавпилсском городском суде начались слушания по обвинению Руслана Князюка по 116 статье Уголовного Закона – умышленное противоправное причинение смерти (убийство). Никто не может быть назван убийцей иначе чем по вступившему в силу приговору суда. Тем не менее, сам подсудимый частично признает свою вину. Он согласился удовлетворить гражданский иск – расходы матери на похороны и памятник единственному сыну.

На скамье подсудимых – 34-летний юрист, бывший полицейский. Он сидит, низко опустив голову. Еще бы! Ведь согласно полученному образованию, ему бы находиться на месте адвоката или прокурора, но роковой выстрел из табельного оружия не только оборвал жизнь замечательного юноши, но и исковеркал его собственную судьбу. Адвокат заявляет ходатайство по проведению дополнительной психическо-психологической экспертизы. Прокурор со своей стороны считает, что уже проведенная комплексная экспертиза достаточно исчерпывающая, и несколько странно, что выписки из истории болезни почему-то предоставлены из больниц Прейли и Екабпилса, хотя Князюк проживает в Даугавпилсе. А то, что состояние его здоровья усугублялось при принятии алкогольных напитков – так кто ж его пить заставлял! Потерпевшая в этом деле – мать погибшего. По ее мнению, все дополнительные проверки только затягивают дело. Хотя прошел почти год со времени трагедии, она до сих пор не в силах поверить и осознать, что никогда больше не увидит своего единственного сына. Рассказывая о событиях того вечера, не может сдержать слез. Такая боль, такое горе не смягчает время, кажется все бы она отдала, жизни своей не пожалела, чтобы повернуть время вспять и удержать сына дома. Несчастная мать хочет, чтобы поскорее был вынесен приговор, ведь так тяжело видеть, как тот, кого обвиняют в смерти ее ребенка, спокойно разгуливает по городу.

Подсудимый заявляет ходатайство о том, чтобы показания о его не всегда адекватном поведении дали бывшие коллеги-полицейские (как же можно было ему доверить оружие, если поведение было странным? К тому же, здоровье полицейских регулярно проверяют).

Показания дает свидетельница, в квартире которой раздался смертельный выстрел. Из ее слов
вырисовывается следующая картина. Женщина наглядно знала Руслана – вместе учились в БРИ. У ее сына украл мобильник бывший уголовник и наркоман. Хотя она точно знала имя похитителя, но вернуть телефон не могла,а полиция мер не принимала, да к тому же сожительница вора стала ей угрожать. Потому, когда ее знакомый Владимир посоветовал обратиться за помощью к Князюку, она согласилась. Встретились в кафе «Афродита», поговорили о том, как вернуть мобильник. Уже там, в кафе, по ее словам, Руслан демонстрировал пистолет, который носил без кобуры. Через два дня вечером он позвонил и попросил разрешения прийти поговорить, предупредив, что слегка выпил в честь 23 февраля. Как следует из показаний свидетельницы, она согласилась. Но предупредила, что зайти он может только на полчасика – время позднее. Женщина решила, что разговор пойдет о мобильнике, но ошиблась. Руслан ни словом не обмолвился о телефоне. Почему-то все его разговоры сводились к оружию и жутким воспоминаниям об армейской службе. Вскоре зашла знакомая с маленьким ребенком, и все расположились на кухне. Руслан принес с собой маленькую бутылочку «Метаксы», которую, в основном, сам и пил, постепенно пьянея. В ходе разговора он стал обучать хозяйку приемам самообороны. Достал пистолет, вытащил обойму с патронами, и стал показывать, как им пользоваться. Шло время, разговор не клеился. Женщины несколько раз пытались выпроводить нежеланного гостя, но он не обращал внимания на деликатные попытки выставить его за дверь. Продолжал рассказывать о своем боевом прошлом и чуть ли не инструктором по стрельбе представлялся. В это время на свою беду пришел молодой парень – знакомый женщин. Ребенка уложили спать в комнате, и стали беседовать втроем об общих делах. Как заметила свидетельница, Князюку не понравилось, что ему уделяют недостаточно внимания. Он достал пистолет и заявил: «Вот Вы тут сидите, улыбаетесь, а я любого могу убить!» Дословно она не могла вспомнить, как тот выразился, но смысл был именно такой. У свидетельницы на глазах выступили слезы, когда она говорила о том, что произошло дальше. Руслан размахивал пистолетом. Все пытались его урезонить, мужчина предупредил: «Убери пистолет, это не игрушка!» В ответ грянул выстрел. Женщины закричали, увидев, как льется кровь из раны в голове их гостя. Придя в себя, позвонили в службу спасения. По словам очевидицы, Руслан заявил: «Что вы о нем переживаете, он – никто». Женщины испугались, что он может выпалить и в них, просили отдать пистолет, но он отказался. Так и сидел за столом, держа в руках оружие. На полу образовалась лужа крови. Свидетельница решила ее вытереть, взяла тряпку. В это время Князюк выронил пистолет на стол, и он оказался вне его поля зрения. Женщина схватила оружие, прикрыла окровавленной тряпкой и отнесла в коридор, где спрятала в шкафу. До приезда «Скорой помощи» прошло всего 8 минут, но они показались вечностью. Когда полицейские надели на Князюка наручники, он упал прямо в коридоре. Может быть, понял, что натворил?

Раненый умер, спасти его было невозможно. С того момента, как мать поцеловала сына, который спешил в гости, прошло всего сорок минут…

Судебные слушания по делу продолжаются.

27.01.2005, 09:13

Наталья АСТРАТОВА


Написать комментарий