Долларовая ломка

Что происходит с пока еще главной мировой валютой и чем это чревато?

Стремительное скатывание доллара по наклонной плоскости вызывает беспокойство не только у правительств и бизнесменов, но и у тех, кто все еще хранит свои незначительные накопления в американской валюте. Особенно впечатляют величина и темп падения доллара по отношению к евро. Если в 2000-м 1 евро стоил 0,86 доллара, то в декабре минувшего года за евро давали 1,35 доллара. Сейчас доллар немного “потяжелел”, но это не меняет общей картины. Что происходит с пока еще главной мировой валютой и чем это чревато?

По золотому стандарту

За последние сто лет доллар много раз “падал” и “поднимался”. В начале ХХ века в мире существовала система золотого стандарта, при которой национальные валюты имели реальное золотое наполнение, определявшееся размерами государственного золотого запаса. Соотношение между массой наличного золота и массой бумажных денег определяло “тяжесть” той или иной валюты и ее обменный курс.
Эта система устояла (хоть и “размякла”) во время Первой мировой войны, но рухнула при Великой депрессии 1929—1933 годов. После этого мировой системы золотого стандарта больше не существовало, хотя отдельные страны (Швейцария) и даже альянсы стран продолжали привязывать свои национальные валюты к золоту. В их числе были и США, где президент Франклин Рузвельт, желая возродить подорванное доверие американцев к доллару, административно привязал доллар к золоту по цене 35 долларов за тройскую унцию (31,14 г), сделав доллар твердой валютой. И хотя за время Второй мировой войны доллар в 2,5 раза “полегчал”, он оставался самой надежной валютой в мире, а гигантский золотой запас США (более 20 тыс. тонн!) придавал ему надлежащую “твердость”.
Поэтому на конференции в Бреттон-Вудсе (США) осенью 1945 года была создана послевоенная мировая финансовая система, покоившаяся на “золотом” долларе и новых механизмах регулирования финансово-экономических процессов, составными частями которой стали Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития, ныне именуемый Всемирным банком. Бреттон-вудская система способствовала быстрому восстановлению разрушенных войной стран Востока и Запада, где совершались экономические чудеса, покоившиеся на двух столпах — стабильном и твердом американском долларе, к которому привязывались остальные валюты, и смехотворной цене на нефть, которую устанавливали западные нефтяные компании, входившие в картель “семь сестер”, и которая до начала 1970-х не превышала 1 доллара за баррель.

В свободном плавании

Однако объективно неизбежное обесценивание доллара по отношению к золоту и война во Вьетнаме, породившая большой дефицит госбюджета США и высокую инфляцию, привели к падению реальной стоимости доллара, что подрывало основы бреттон-вудской системы. В 1971 году президент Ричард Никсон был вынужден отказаться от привязки доллара к золоту, вследствие чего эта валюта резка упала в цене. Если в 1970 году за доллар давали 3,5 немецкой марки, то в 1973-м — 2,65, а в 1980-м — лишь 1,82. Курс японской иены за тот же период упал с 358 до 195 иен за доллар. То же было и с другими валютами. А небывалый взлет цен на нефть в 1973 и 1979 годах из-за арабского нефтяного эмбарго и Исламской революции в Иране едва не обрушил доллар как мировую валюту.
Усилиями западных финансистов и политиков катастрофы удалось избежать. Доллар остался мировой резервной валютой, но уже в качестве валюты свободной, “плавающей” по законам рынка. При этом Рональд Рейган торжественно пообещал, что Америка “будет проводить политику твердого доллара”, и призвал союзников, а также весь прочий мир покупать государственные и корпоративные ценные бумаги США, высокую доходность и ликвидность которых Америка гарантировала всем своим достоянием.
Мир клюнул на эту удочку, и последующие десятилетия ознаменовались бумом скупки американских ценных бумаг, ставших основным источником притока денег в американскую экономику. Это стимулировало ее быстрый рост и в то же время породило ряд серьезных проблем. Первая из них — беспрецедентный рост государственного долга Америки и корпоративных долгов. Ведь продаваемые американским казначейством ценные бумаги — это по сути долговые векселя, которые продавец обязан оплатить по первому предъявлению. Сейчас государственный долг США достиг 6,5 трлн. USD (из них 4,5 трлн. долларов — внешнему миру), а вместе с корпоративными долгами эта сумма составляет 11 трлн. долларов, что эквивалентно американскому ВВП. С ростом долгов рос дефицит госбюджета и торгового баланса, что привело еще дважды (в конце 1980-х и середине 1990-х) к падению курса доллара и сказалось на состоянии мировой экономики.

Цитата

Мировая финансовая система вступила в очередной “сейсмоопасный” период. Как сказал глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен, “сегодня проблем еще нет, но завтра может возникнуть опасная ситуация”.

Ахиллесова пята Европы

Вот что сказал об этом сотрудник Исследовательского института Deutsche Bank во Франкфурте-на-Майне Штефан Шнайдер: “Изменения валютного курса не могли не отразиться на экономике Германии и Европы. Из-за колебаний курса доллара, кроме проблем с экспортом, еще до создания Евросоюза неизбежно возникали проблемы на европейском валютном рынке, и немецкая марка дорожала по отношению к другим европейским валютам”.
Сейчас в ЕС единая валюта, но механизмы принятия решений по денежной политике принципиально не изменились. Только в 1980-е существовала общая валютная система, где ведущую роль играла немецкая марка, к коей было привязано большинство европейских валют. А теперь возник единый европейский финансовый институт, призванный решать все проблемы. Но ситуация “доллар — евро” копирует ситуацию “доллар — марка”, и каждый период падения курса доллара имеет для европейской экономики серьезные последствия.
Дело в том, что у европейской экономики есть ахиллесова пята — зависимость от экспорта. Половина производимых в Евросоюзе товаров и услуг экспортируется. Для сравнения: в США на долю экспорта приходится лишь 10% ВВП. Поэтому падение курса доллара, снижающее экспортный потенциал Евросоюза, нарушает баланс импорта и экспорта и больно бьет по экономике ЕС. На этой зависимости возникли экономические “теории эластичности”, согласно которым при снижении курса американской валюты на 10% темпы экономического роста в Европе снижаются на 0,5% в год. То есть нынешнее падение курса доллара к евро на 35% снизило экономический рост в зоне Евросоюза на 1,75%. Если тенденция сохранится, то Европейский центральный банк (EЦБ) будет вынужден предпринять интервенцию с целью поддержания курса американской валюты, что усилит инфляцию.
Но это еще не все. Экспорт в США составляет лишь 10% от всего экспорта ЕС, зато на страны Азии (прежде всего Азиатско-Тихоокеанский регион) приходится около трети экспорта Евросоюза. Когда доллар резко падает, то зависимые от экспорта в США “азиатские тигры” тоже вынуждены сбивать курсы своих валют по отношению к доллару, что отрицательно сказывается на европейском экспорте. “Помимо собственно изменения курса евро к доллару, — говорит сотрудник берлинского Института немецкой экономики Ульрих Фрицше, — на Европе отражается эффект рынка третьих стран из-за жесткой привязки валют азиатских стран к доллару. От этого двойного эффекта особенно страдает европейский экспорт в страны Азии”. А когда доллар падает слишком низко, то центральные банки Японии, Тайваня, Южной Кореи и других стран вынуждены скупать американскую валюту, чтобы поддержать ее курс.
То есть введенная 30 лет назад система плавающих курсов валют с долларом в сердцевине однозначно выгодна только Америке, которая инвестирует в свою экономику и решает ее проблемы за счет партнеров. Когда эта система вводилась в действие, министр финансов США Джон Конноли сказал европейцам: “Доллар — это наша валюта, но ваши проблемы”. И оказался прав. Однако сейчас ситуация изменилась. Нашлась страна, которая объегорила всех. Эта страна — Китай.

Поднебесная переиграла всех

Китайские товарищи поступили втройне мудро. Они не присоединились ни к бреттон-вудской системе, ни к системе свободно плавающих курсов валют, отказались от услуг советников МВФ (угробивших не одну экономику), зато жестко “пристегнули” юань к доллару и “гуляют” на пару, как ведомый с ведущим, по мировому финансовому пространству, извлекая огромную выгоду. Поскольку курс юаня к доллару, устанавливаемый Госбанком КНР, существенно ниже реального, это обеспечивает китайской экономике экспортные преференции на американском рынке, независимо от курса доллара к другим свободно
конвертируемым валютам. Посему профицит Китая в торговле с Америкой постоянно растет и превысил к концу минувшего года 120 млрд. долларов, что составляет четверть всего дефицита внешнеторгового баланса США.
Сложнее, но тоже в пользу Китая, выглядит ситуация с евро. “Легкий” евро обеспечивает неограниченный экспорт европейских товаров в Китай. Ну а “тяжелый” евро вынуждает европейские компании переносить свое производство в Китай, где очень дешевая рабочая сила и откуда легче и выгоднее экспортировать продукцию в Америку и в тот же Евросоюз. Поэтому с “утяжелением” евро растут прямые инвестиции европейских, а также азиатских компаний в китайскую экономику. За компаниями следуют банки, переводя мировые финансовые потоки в Китай. Профессор Стэндфордского университета Михаил Бернштам, изучавший этот вопрос, констатирует: “Юань страшно недооценен по отношению к доллару — он должен быть в 2-3 раза выше. За счет этого в значительной степени растет евро. В итоге США, Европа и Япония оказываются заложниками экономической политики Китая”. Они требуют, чтобы Китай изменил свою экономическую политику, но безуспешно.
Все это вместе взятое, а также инвестиции в экономику родины живущих за пределами Поднебесной китайцев (хуацяо) обеспечивает бурный рост китайской экономики. По оборотам капиталов Гонконгская биржа уже обогнала европейские биржи и приближается к Нью-Йоркской. А по объему ВВП Китай ныне выходит на 4-е место в мире, а к 2010 году станет вторым, что чревато для Америки серьезной проблемой.

Цитата

Когда система плавающих курсов вводилась в действие, министр финансов США Джон Конноли сказал европейцам: “Доллар — это наша валюта, но ваши проблемы”. И оказался прав. Однако сейчас ситуация изменилась. Нашлась страна, которая объегорила всех. Эта страна — Китай.

На крючке

Половина гигантского государственного долга США (ценные бумаги на 2,3 трлн. USD) сейчас хранится в резервах центральных банков азиатских стран, прежде всего Китая, Японии и Тайваня. Пока эти и другие страны держат у себя американские долговые векселя, большой проблемы нет. Но если какая-нибудь из крупных стран-держателей решит перевести свои активы, скажем, в евро и европейские ценные бумаги, это может привести к обвалу доллара со всеми вытекающими последствиями.
Американцы этого откровенно боятся. Когда в 1999 году, после введения в обращение европейской валюты, азиатские страны стали переводить свои активы в евро, то США и их союзник Великобритания совершили “гуманитарную интервенцию” против Югославии. Дестабилизировав “балканское подбрюшье” евро, американцы подорвали доверие к европейской валюте и спровоцировали падение ее курса с 1,17 доллара в начале 1999 года до 0,86 доллара к концу 2000-го.
С Китаем Америка воевать не будет. Пока китайцы из своекорыстных соображений не покушаются на американский доллар и векселя, да и силенок еще маловато. Но со временем Китай может решиться на этот шаг. Ведь ударив по доллару и связанным с ним валютам, Пекин сделает юань самой твердой и стабильной валютой в мире. И тогда уже не США и Запад, а Поднебесная будет диктовать правила глобальной экономической игры. Кстати, спровоцировать Китай и другие страны на сброс американских ценных бумаг могут сами американцы, если увлекутся игрой в “легкий” доллар.
Однажды так уже было. Когда в 1971 году президент Никсон “отвязал” доллар от золота, пустив его в свободное плавание, Франция предъявила к оплате США их быстро обесценивавшиеся ценные бумаги. И Америка не смогла по ним рассчитаться, ибо уже тогда американские ценные бумаги были обеспечены лишь на треть их заявленной стоимости (сейчас — на 10-12%). Чтобы не подорвать доверие к Америке, правительство США обеспечило Франции серьезные преференции на американском рынке. Скандал был улажен. Но ситуация может повториться с куда более разрушительными последствиями. О грозящей угрозе предупредил бывший заместитель министра финансов США, а ныне президент Гарвардского университета Лоуренс Саммерс. И не только он.
Не меньшую угрозу для американской валюты представляет вилка между низким курсом доллара и высокими ценами на нефть, при которой покупать нефть за доллары становится невыгодно. И если главные азиатские импортеры нефти (Китай, Индия, Япония и др.) перейдут в закупках “черного золота” на евро или национальные валюты, то позиции доллара будут подорваны.

Завтра может быть поздно

Подведем итог. Сейчас сильный евро так же невыгоден Европе, как сильный доллар Америке. Тем более что на финансовую систему ЕС давят его новые члены, недотягивающие до критериев Маастрихта и не готовые к вступлению в валютный союз. Осложняют ситуацию азиаты, особенно Китай. “Ни Китай, ни Япония в среднесрочной перспективе не станут проводить настоящей валютной политики. Нынешняя их политика успешна за счет соседей”, — полагает Ульрих Фрицше. “Проблемы взаимосвязаны. Азиаты всеми силами и средствами поддерживают свой экспорт в Америку. Однако если азиатские банки и дальше будут предпринимать валютные интервенции, то падение курса доллара по отношению к евро усилится”, — убежден Штефан Шнайдер.
В “тяжелом” евро есть и позитив. Расчеты за нефть на мировом рынке производятся в долларах. Поэтому нефть по мере роста курса евро к доллару обходится Европе все дешевле. Это сдерживает рост цен в зоне евро и позволяет EЦБ не повышать процентные ставки по кредитам, стимулируя тем самым экономическую активность. К тому же дорогой евро делает более дешевым импорт, что сдерживает инфляцию. Этим объясняется тот факт, что EЦБ пока не вмешивается в ситуацию на валютном рынке. Но многие эксперты убеждены, что при достижении курса в 1,40 доллара за евро EЦБ будет вынужден вмешаться, чтобы по психологическим причинам не произошел катастрофический обвал доллара, что не нужно сейчас никому.
В общем, игра в нестабильный доллар — штука взрывоопасная. Америка играет в это не от хорошей жизни. Но американцам надо выбирать: либо жить по средствам, снижать военные расходы и расходы на имперскую внешнюю политику, либо свыкнуться с мыслью, что они живут на экономической пороховой бочке. Сейчас азиатские банки предприняли интервенции, не дав доллару падать дальше. Но долго так продолжаться не может. Положение шаткое. Дефицит внешнеторгового баланса США составил в минувшем ноябре рекордные 60 млрд. евро, что предвещает рекордный дефицит по итогам года. Ирак (как некогда Вьетнам) пожирает уйму денег, которые Белый дом раз за разом выпрашивает у конгресса. Не снижается дефицит госбюджета США, где расходы на оборону и безопасность достигли астрономических высот. Существенно не падает и цена на нефть, что при “легком” долларе создает дополнительные угрозы. Мировая финансовая система вступила в очередной “сейсмоопасный” период. Как сказал глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен, “сегодня проблем еще нет, но завтра может возникнуть опасная ситуация”.

27.01.2005, 08:11

Александр МОСЯКИН


Темы: ,
Написать комментарий