Драма на заправке

Необычайно долгими — более трех лет, были судебные разбирательства по делу о нападении на женщину-оператора автозаправочной станции. Потерпевшая некоторое время после случившегося находилась на грани жизни и смерти. Придя в сознание, назвала имя человека, который нанес ей жестокие удары по голове — начальник автозаправки даугавпилчанин Вячеслав М.

На одном из последних судебных заседаний Даугавпилсской постоянной сессии Латгальского окружного суда женщина, чье здоровье внушает серьезные опасения (она даже не смогла поставить подпись на необходимых для суда документах), выкрикнула: «Я ничего не помню. Уже три года трачу я пенсию на лечение, чтобы хоть чуть-чуть еще пожить. Он знал, почему убивал. Ему пить нельзя было — как выпьет, так «крыша» ехала. Ведь он же признался — гореть ему и адвокату, который его защищает, в аду!»
Однако подсудимый полностью отрицает свою вину и приводит тому множество доводов. Адвокат полностью признал их убедительность и проникся уверенностью в невиновности подзащитного. Прокурор, напротив, уверена в его виновности. Основные доводы — показания потерпевшей и признания самого подсудимого.
Трагедия случилась 26 октября 2001 года. Директор фирмы, в которую помимо прочего входила и заправка, отмечал день рождения, на который были приглашены многие работники. Банкет проходил в столовой аэропорта. Не хватило спиртного, и шофера отправили за водкой. Он с еще одной женщиной из числа гостей подошли к стоянке, чтобы взять машину (была ли там в то время машина Вячеслава, свидетель не заметил). Ко времени возвращения посланцев, где-то в половине девятого вечера, Вячеслав был среди гостей, танцевал и выпивал.
Веселье подходило к концу. Двое гостей отправились домой, а по дороге заехали на заправку, чтобы завезти оператору угощение. Народ еще толпился около столовой, когда в 21.20 замдиректору позвонили. Те, кто наблюдал за ним, увидели, как он побледнел. Ему сообщили ужасную весть — женщина-оператор лежит на полу в луже крови.
Когда прибыли на место происшествия, там уже проводили осмотр полицейские. Женщина лежала в узком коридорчике с разбитой головой, рядом на столе валялся на боку кассовый аппарат с открытым и опустошенным ящиком для денег. Пострадавшую вскоре увезла в больницу машина «скорой помощи». В сознание она пришла через десять дней и на вопрос, кто ее ударил, ответила: «Славик». Это было имя начальника заправки. Адвокат заявлял ходатайство о графологической экспертизе, которая подтвердила бы, что подпись на показаниях, уличающих Вячеслава, сделана рукой потерпевшей — его не удовлетворили. На одном из первых судебных слушаний женщина свои показания подтвердила. Она также рассказала, что Вячеслав появился на заправке и стал требовать у нее деньги (в кассе находилось 134 лата). Она отказала. Завязалась ссора, и Вячеслав ударил ее по голове, после чего она потеряла сознание.
Сразу после первых показаний потерпевшей, сделанных в больнице, полицейские арестовали Вячеслава. Пробыв несколько дней в камере изолятора временного содержания, он написал явку с повинной. (Вот тут, казалось, должны были развеяться все сомнения). Но подсудимый страдает диабетом. Болезнь это коварная и требует ежедневных инъекций инсулина, а также регулярной проверки анализов на содержание сахара в крови. В условиях тюремного заключения здоровье арестованного пошатнулось. Вячеслав заявил, что настолько плохо себя чувствовал, что готов был подписать все, что угодно, лишь бы оказаться на воле, а обстоятельства произошедшего знали все работники. Однако прокурор посчитала, что указанные в явке с повинной подробности мог знать только сам преступник. (Спустя некоторое время, когда он уже был переведен в тюрьму «Белый лебедь», у него произошла диабетическая кома, от которой он с трудом оправился. 27 декабря Вячеслава выпустили под подписку о невыезде). Подсудимый назвал пострадавшую женщину правдивой и порядочной и считал, что обвиняет она его только из-за серьезной травмы головы.
Когда показания давал свидетель, обнаруживший раненую, он посчитал, что Вячеслав не мог совершить преступление.
Пострадавшая выполняла не только обязанности оператора, но и продавала напитки и всякую мелочь в небольшой лавчонке, расположенной в том же помещении. Мужчины, которые покупали у нее в тот вечер пиво, обратили внимание не ее нервозность.
В своем последнем слове подсудимый полностью отрицал свою вину. Он говорил о всей своей предыдущей жизни, за которую ему себя не в чем упрекнуть. Объяснял свое признание в тюрьме тем, что хотел выйти, «иначе просто сдох бы». Высказал свои соображения по поводу того, что все предполагаемое время разбойного нападения и его нахождение на банкете перекрыты показаниями свидетелей. Говорил о часах и минутах последней покупки, отмеченных на чеках кассового аппарата автозаправки. О том, что девять работников фирмы, в том числе и из тех, кто работал на заправке, показали, что не считали его способным совершить подобное. Приводил и другие доводы, в частности то, что все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.
Однако прокурор высказала твердое убеждение в вине Вячеслава М. Обосновывала она это, прежде всего, показаниями потерпевшей — ведь та сразу назвала имя виновного и от этого не отступила. К тому же, причин для оговора подсудимого у нее не было. Категорическое отрицание подсудимым своей вины прокурор расценила как позицию защиты. Вячеслав не только написал явку с повинной 21 ноября 2001 года, но и повторил показания 6 декабря того же года. По заключению медэкспертизы, подсудимому присуща эмоциональная неуравновешенность. Болезнь способна провоцировать агрессию и негативные эмоции, но не настолько, чтобы он не мог отвечать за свои действия, то есть его признали вменяемым.
Дело сложное и запутанное. Недаром его рассмотрение длилось более трех лет. По приговору Латгальского окружного суда Вячеслав М. приговорен к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Это наказание меньше минимального, полагающегося по статье обвинения —176(4) Уголовного Закона — разбой, совершенный с нанесением тяжких телесных повреждений потерпевшему, наказывается лишением свободы на срок от 10 до 17 лет. Было учтено состояние его здоровья, положительная характеристика и то, что он ранее не судим.
Потерпевшая и прокурор посчитали наказание слишком мягким. Состояние здоровья избитой женщины внушает серьезные опасения — последствия черепно-мозговой травмы и кровоизлияния оказались очень тяжелыми. Тем не менее, ее показания логичны, хотя и чересчур эмоциональны (а как иначе, ведь ее чуть не убили, а обидчик, по чьей вине она страдает, столько времени находится на свободе). Был подан протест в Верховный суд.
В признаниях подсудимого, сделанных им на досудебном следствии, есть детали, которые, как считает обвинитель, мог знать только преступник. Многостраничная явка с повинной доказывает это. Хотя Вячеслав и болен, но должен был понимать, насколько серьезно способно повлиять на меру наказания такое признание. Прокурором подан протест в Верховный суд.
Адвокат же, со своей стороны, убежден, что его подзащитный невиновен, и это можно увидеть, вникнув во все собранные доказательства, оценив показания свидетелей и другие материалы дела. Многие его ходатайства не были удовлетворены (как считает защитник — необоснованно). К примеру, было отказано в допросе свидетельницы, которая танцевала с Вячеславом и могла бы, по мнению защиты, уточнить время его нахождения на банкете. Следственный эксперимент, согласно которому можно было бы по минутам восстановить картину произошедшего, не был проведен. (В деле есть заключение врача о том, что через неделю после первоначальных показаний потерпевшая находлась в неадекватном состоянии). Мягко говоря, странным показалось адвокату следующее обстоятельство. На место происшествия был вызван кинолог с собакой. Собака, обнюхав кассовый аппарат, взяла след и пошла по нему, пересекла шоссе и направилась в поселок. Но тут кинологу поступило распоряжение прекратить работу. Непонятное указание. По мнению адвоката, таких неясностей в деле немало. Он подал многостраничную аппеляционную жалобу в Верховный суд.
Вячеслав М. был взят под стражу в зале суда.
Аппеляция была отклонена. Протест прокурора, направленный в Верховный суд, удовлетворен. Приговор Верховного суда – 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества и контролем полиции на один год. Вячеслав М., по всей видимости, подаст кассацию в Сенат, поскольку виновным себя так и не признал.

20.01.2005, 09:45

Наталья Астратова


Написать комментарий