Так жить нельзя

К чему взывает прах воинов

Воздвигнув в 1932 году шестиметровый обелиск на кладбище русским воинам, павшим на полях сражений первой мировой войны, латвийское правительство, затратившее 1800 латов, и думать не могло, что в ХХI веке местные власти не только забудут о захоронениях, но и позволят хоронить рядом кошек и собак.

Слово Кононова — не воробей

Предложив съездить на братское кладбище, чтобы воочию убедиться в вандализме и надругательстве над памятью солдат и офицеров русской армии, Эмиль Равдиве, пенсионер, бывший военный, отработавший не один десяток лет на предприятиях Даугавпилса, по дороге возмущался неосмотрительностью и безответственностью заместителя исполнительного директора думы Валерия Кононова.
— Это после его выступления по телевидению о том, что место для захоронения домашних животных определено за заводом Дауэр, там, в нескольких метрах от неухоженных воинских могил и обелиска стали множиться собачьи и кошачьи места погребения, — с огорчением говорит Эмиль Язепович. — И какие бы попытки я ни предпринимал, в какие бы двери ни входил – проку никакого. Государственный инспектор охраны памятников Валентина Смертьева уверяла меня, что кладбище находится в надлежащем порядке. Как если бы я врал и меня трудно проверить: всего-то десять минут езды от кабинета г-жи Смертьевой до обелиска.
Надо отдать должное мастерам начала прошлого века: бетон прочен, рельефная надпись хорошо видна. К подножию стелы добрые люди принесли оставшиеся целыми фрагменты могильных крестов, на которых легко читаются фамилии убиенных.

Россия, вспомни о своих сыновьях!

Некоторые холмики братских могил еще видны, другие едва угадываются. Запустение. Не чувствуется заботливой руки.
— На мой взгляд, с 1988 года, когда мы тут наводили порядок по инициативе руководителя Балто-славянского общества Людмилы Королевой тут
разве что траву разок скосили, — говорит Эмиль Язепович. — Я встречался с российскими консулами, просил их о спасении некогда благоустроенного мемориала, но мне отвечали, что это проблема латвийского правительства. Когда я просил сравнить, что сделано за последние годы немецким обществом братских кладбищ тут же, неподалеку, дипломаты пожимали плечами. Говорили, что на правительстве Латвии и самоуправлении лежат какие-то обязательства по сохранению братских кладбищ. Но тогда почему консулы не заявят свой протест властям, а вместо этого отсылают меня к работнику представительства, который на общественных началах занимается военными кладбищами.
Эмиль Язепович уверен, что далеко не все родственники павших воинов, живущие в России, знают о том, где покоится прах их дорогих людей. Из 3476 захороненных известны 3154.

Забвение ударит по потомкам

Если бы мы только впадали в беспамятство, что уже плохо для патриотов любой страны, а то ведь к мемориалу лежит последний путь домашних любимцев. Для них делают оградки из камней, ставят в вазах цветы – живые и искусственные. Контраст с запущенным братским кладбищем огромный.
— Ну не место тут собакам и кошкам, больно это все видеть. А началось все с того, что безответственный работник думы сказал, где будет место, хотя его официально и не отвели, а дальше пошло-поехало, — делился своими огорчениями Эмиль Равдиве. — Это же моральный беспредел, ниже опускаться некуда. Я допускаю мысль, что вместе со взрослыми здесь хоронили своих любимцев и дети. Ну каково после этого внушать ребенку мысль о том, что свято? Да, семейный любимец достоин того, чтобы отплатить ему могилкой и цветами на ней за радость общения. Но давайте же сделаем так, чтобы Богу – Богово, а кесарю – кесарево. И пример подаст дума. Не останутся в стороне дипломаты России.

20.01.2005, 07:52

В.РУДОЙ


Написать комментарий