Большая вода

Как спасти дюнную зону от стихийных бедствий?

Придется огорчить любителей понежиться летом на мягком юрмальском песочке: из-за недавнего стихийного бедствия песок даже летом останется сырым, а вид дюн еще долго будет напоминать о наводнении. Однако мэр Юрмалы Юрис ХЛЕВИЦКИС заверил Телеграф, что других неудобств мы не испытаем.

Недооценили угрозу
— Грустно смотреть на дюнную зону после урагана. Скажите, вы были предупреждены о грядущей стихии?
— Да, были, но мы все-таки недооценили серьезность этого предупреждения. Тем не менее пожарно-спасательная служба и Скорая помощь были приведены в “повышенную боевую готовность”. В результате из района Лиелупе в связи с затоплением эвакуировали одну пожилую женщину.
— Что вы сами считаете наибольшим ущербом, нанесенным курортному городу?
— Конечно же, ущерб, причиненный пляжу и дюнной зоне. Пострадали как природа, так и сооружения — спасательные станции в Майори и Булдури, практически все спуски к морю. Повреждены несколько школ, детский сад. С улиц пришлось убрать около трехсот поваленных деревьев. Общий ущерб мы оцениваем в 358 тысяч латов.
Существует проблема, связанная с устьем Лиелупе — оно и в нормальных-то условиях, без ураганов, зарастает песком, что делает невозможным прохождение судов. Каждый год мы расчищаем эту “дорогу” до трех метров в глубину. Сейчас туда намыло так много песка, что, помимо затруднения судоходства, нарушена даже циркуляция воды в реке. Ученые предостерегают, что рыбе будет не хватать кислорода, а если река замерзнет, могут возникнуть сильные ледяные заторы, которые станут причиной больших наводнений. Обычно на углубление требуется 50 тысяч латов.

Водоросли спасли пляж
— Как же вы планируете восстанавливать дюны?
— В 2001 году была практически такая же по силе буря — повреждения дюн очень похожи. Защитить их в принципе невозможно. Но это не значит, что мы ничего не собираемся делать. Будем сажать, где необходимо, саженцы ивы — на это потребуется 4 тысячи латов. А дюны сами восстанавливаются. В первый год пляж все равно будет влажный: того сухого песка, к которому мы привыкли, не будет. Другое дело — выходы к морю, бетонные или деревянные, все они нуждаются в восстановлении. Идут споры по поводу водорослей, которые море
выбрасывает на берег, а мы каждый день убираем: одни считают, что это мусор и его надо вывозить на свалку, а другие говорят, что это бесценный материал для укрепления дюн. Неприятный момент здесь — специфический запах, он мало кому нравится. Больше всего повреждены ураганом пляжи “синего флага”, с которых, из-за соответствующих требований, водоросли как раз вывозились. Но в тех местах, где водоросли “заталкивали” в дюны, последние пострадали гораздо меньше.
Мы планируем обратиться в Министерство среды с предложением внести поправки в законодательство, которые позволили бы нам делать не только временные укрепления. Необходимо разработать серьезный проект по укреплению берегов. Ведь пляж, так же как и дюнная зона, за исключением небольших участков, принадлежащих самоуправлению, является собственностью государства. С одной стороны, если последнее сильное наводнение было в 1969 году, то может, и не стоит особо беспокоиться — следующее будет уже при следующем поколении. С другой стороны, экологи говорят о том, что в будущем подобное может случаться чаще. Море будет наступать — в Паланге уже видно, как море “съедает” пляж.

Всплыл культурный слой
— Пострадал ли от стихии пляжный инвентарь, может, планируете его заодно обновить?
— Сломанных скамеек, поврежденных мусорников не так много — они в основном закопались в песок. Принципиально что-то новое делать в этом году не будем, восстановим то, что было, те же деревянные дорожки. Времени до лета еще много, к началу сезона мы все восстановим, но многое зависит от погоды. Спасательные станции летом тоже будут работать.
— Интересно, а что это за колышки обнажились вдоль дюн, кто их вбил и зачем?
— Песок с пляжа смыло в море, обнажив, как при археологических раскопках, другие “культурные слои”, которые были давно забыты. В том числе и эти колышки. Мы и не знали, что там, под толщей песка (у нас нет никаких планов), раньше в Юрмале было много военных объектов. Песок по всему пляжу насыпать мы не можем, собираемся только песок из устья Лиелупе привезти к местам выходов к морю. А остальной пляж сам постепенно восстановится. Во всей Европе в качестве защиты построены бетонные променады — мы так делать не хотим, хотим сохранить Юрмалу в том виде, в котором она существует. Правда, от фантастов, которые называют себя учеными, поступали предложения построить дамбу, соединяющую Колку с Айнажи. Тогда, конечно, никакой ураган нам был бы не страшен, но мы такое предложение сразу отвергли — ведь иначе наше море стало бы просто большой лужей.

18.01.2005, 07:55

Сюзанна ГНЕДОВСКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий