Ждать ли нам бурь и землетрясений в будущем?

Да, считают метеорологи и сейсмологи и даже называют места возможных стихийных бедствий

Буйство стихии всегда наводит на человека ужас. Но до чего ж приятно после разговора со специалистами сознавать, что все происходящее с латвийским климатом и земной поверхностью не является чем-то экстраординарным. Были в истории Латвии времена, когда Балтийское море замерзало и в Швецию ездили на санях. Были времена, когда по нашему побережью гуляли белые медведи, а в море плескались моржи. И было время, когда в январе у нас цвели фиалки, а в феврале распускалась вишня. Все уже было, включая землетрясения. Другой вопрос, что будет. Об этом Телеграф расспросил специалистов Латвийского агентства среды, геологии и метеорологии (LV†MA).


Тепло и влага — находка для циклона

В эти дни, по прогнозам синоптиков, продолжится буря. Что принесет с собой вторая часть шоу, создаваемого природой? И почему ураганы облюбовали нас именно этой зимой? Почему они посещают нас так часто?
Старший специалист отдела развития и информации LV†MA Марта СМИТА объясняет это тем, что, по данным синоптиков, температура воды в Атлантическом океане нынче на два градуса выше, чем обычно, и это может быть одной из причин, почему в декабре и январе циклоны навещают нас чаще и они так активны.
И, возможно, именно огромное водное пространство, неожиданно потеплевшее на два градуса, стало причиной столь теплой зимы.
Атлантику не зря называют кухней европейской погоды — именно тут зарождается большинство циклонов, которые время от времени не дают сладко дремать в тепле и комфорте старушке Европе. Предыдущий циклон, обрушившийся на наш регион в прошлые выходные, был очень большим и сильным. Его мощь Марта Смита объясняет тем, что на своем долгом пути от берегов Ирландии до нас он проходил не только над сушей, но и над морями. А поскольку моря этой зимой теплые и влажность воздуха над ними высокая, это только придает сил циклону: от тепла и влаги он буквально напитывается энергией. “Если бы циклон проходил над сушей, то, возможно, растерял бы свою силу”, — говорит Марта Смита.

При чем тут эллипс?

Но можно ли почти весеннюю погоду, установившуюся этим январем, объяснить только потеплением Атлантического океана? Г-жа Смита уверена — нет. “Если мы посмотрим на график изменения среднегодовой температуры воздуха в Латвии за 100 лет, то увидим, что для латвийского климата нехарактерна стабильность. Наш климат меняется почти каждый год. И это нормально. Были теплые годы, были холодные и очень холодные, которые сменялись теплыми. И в этом нет ярко выраженной цикличности. Например, позапрошлая зима, 2002/2003 года, была одной из самых холодных. Нынешняя зима, во всяком случае сейчас, теплая. Другое дело — если мы говорим о тенденциях. А они таковы, что зимы и весны в Латвии с каждым годом становятся теплее: за минувшее столетие средняя зимняя температура воздуха поднялась примерно на 2 градуса, а среднегодовая — примерно на один градус. Но это происходит не только в Латвии, но и на всем земном шаре”, — рассказывает Марта Смита.
Словом, глобальное потепление стало и нашей реальностью. Ученые объясняют это явление не только влиянием человека, но и процессами, происходящими в космосе. Известно, что Земля движется вокруг Солнца по эллипсу. Но немногие знают, что эллиптическая орбита Земли меняет форму с продолговатой до почти круглой. Изменения такого рода занимают не одну тысячу лет, однако они тоже оказывают влияние на изменения климата.

На лыжах еще покатаемся

Станут ли бури-ураганы частью нашей жизни или это временное явление? Марта Смита говорит, что буйства стихии в нашем регионе были и будут.
И приводит статистические данные о силе ветра, которые фиксируются в Латвии с 1959 года. Так вот, ветер ураганной силы не является из ряда вон выходящим событием. Например, в Вентспилсе ветер, достигающий 40 м/сек, задувал три года подряд — в 1961, 1962 и 1963-м. А в Лиепае в 1969 году скорость ветра была 48 м/сек.
“Поэтому я не хотела бы утверждать, что ураганы будут обрушиваться на нас чаще, а все зимы станут теплыми. Хотя… Основания для этого есть — то же глобальное потепление. Но я пока не рекомендовала бы выбрасывать лыжи и коньки: мы еще покатаемся по естественному снегу и льду”, — заключила Марта Смита.

Тряхнуло?
Не удивляйтесь!

Валерий НИКУЛИН, главный сейсмолог LV†MA, на процессы, происходящие с нашим климатом и земной поверхностью, смотрит философски. По его мнению, история Земли интересна тем, что существует определенная цикличность природных процессов. Эти циклы отличаются по длительности. Существовало несколько периодов оледенения, последний из которых прошел примерно 10 тыс. лет назад, сменявшихся периодами резкого потепления. Вероятно, и сейчас мы являемся очевидцами экстремальных преобразований, происходящих с Землей и окружающей средой, в том числе — изменений климата.
Что же касается землетрясений в Латвии, то они происходили и в то историческое время, когда еще не было регистрирующей аппаратуры. Тогда эта информация фиксировалась в рукописях, особенно церковных. Один такой документ немецкий ученый Бруно Досс нашел в одной из церквей Бауски. И определил, что первое исторически зафиксированное землетрясение в Латвии произошло в 1616 году в Бауском районе.
“Если же посмотреть на сейсмологическую ситуацию в целом, то мы увидим, что в Латвии в разное время в одних и тех же местах происходили землетрясения, — рассказывает Валерий Никулин. — Допустим, в той же Риге было несколько землетрясений: в 1807, 1853, 1870, 1908 и 1910 годах. И в этом нет ничего удивительного, так как, согласно закономерностям, существующим в сейсмологии, землетрясения могут повторяться. У них существует периодичность, которая связана с тем, что в земной коре с течением времени накапливаются тектонические напряжения”.
Предпоследнее сильное землетрясение произошло 25 октября 1976 года на эстонском острове Осмуссааре. В эпицентре его интенсивность достигала 6-7 баллов. И вот через 28 лет — 21 сентября 2004 года — в Балтийском регионе вновь повторилось сильное землетрясение.

Места возможных землетрясений

Вероятность новых землетрясений в Латвии
существует. Основана она на том, что, во-первых, на территории нашей страны довольно много молодых тектонических разломов, а во-вторых, на исторических данных. Обобщив эту информацию, латвийские специалисты в сотрудничестве с украинскими коллегами в 1998 году составили карту сейсмического районирования Латвии. На этой карте выделены зоны, в которых возможны сотрясения земной коры силой 5, 6 и 7 баллов. Согласно этой карте, наиболее сейсмоопасными зонами, где возможны толчки в 7 баллов, являются Бауская и Даугавпилсская. Колка, Вентспилс, Кокнесе, Рига и Лиепая отмечены как зоны шестибалльной сейсмической активности. Конкретное время возможных землетрясений назвать нельзя, поскольку нужно иметь результаты комплекса наблюдений, ведущихся в течение нескольких десятков лет.
Как пока нельзя с точностью сказать, какие тектонические разломы на территории Латвии являются активными (то есть способными привести к землетрясению), поскольку для этого нужны масштабные геодезические наблюдения. Последний раз они у нас проводились в 60-е годы прошлого века. И по тем данным, в районе Иерики отмечалась максимальная скорость вертикального поднятия земной коры в Латвии (скорость движения земной коры, характеризующая тектоническую активность).
“Поскольку вышеупомянутый участок расположен недалеко от Инчукалнсского газохранилища, было бы целесообразно более внимательно отнестись к тектоническим проблемам, — говорит Валерий Никулин. — Поскольку если такие вещи игнорировать, они в дальнейшем могут привести к экономическим потерям. Например, происходит деформация земной коры, увеличивается трещиноватость, через которую может происходить утечка газа. И в Инчукалнсском газохранилище время от времени могут недосчитываться определенных объемов газа. Хотя мне известно, что Latvijas gќze проводит там различные мониторинги, но дополнительные геодезические и сейсмологические исследования давали бы более целостную картину того, что там происходит, и позволяли бы оценивать сейсмотектонические тенденции”.

Опасные объекты

Среди других инженерно-технических сооружений, расположенных в неблагоприятных тектонических условиях, Валерий Никулин упомянул Плявиньское водохранилище, в районе которого в 1821 году произошло землетрясение силой 6-7 баллов. Главный сейсмолог объясняет это тем, что недалеко от водохранилища проходят два параллельных разлома, которые образуют грабенообразную структуру — этакий клин, который опущен относительно других участков. Этот клин расположен на уровне кристаллического фундамента и на поверхности никак не проявляется.
“Однако время от времени на Плявиньском водохранилище отмечаются определенные проблемы, к примеру, деформация тела плотины, — рассказывает г-н Никулин. — Там, безусловно, отслеживаются гидрогеологическая обстановка и некоторые другие инженерно-геологические параметры. Но целесообразно было бы обратить внимание и на сейсмотектоническую обстановку, которая, с моей точки зрения, весьма далека от благополучной”.
Игналинская АЭС, находящаяся на границе Литвы и Латвии, тоже, как оказалось, расположена в неблагоприятных тектонических условиях. Но вблизи АЭС создана сеть литовских сейсмических станций, с которых ведется постоянное наблюдение.
В Ирбенском проливе ощутимое землетрясение произошло в 1857 году. Оно было отмечено Бруно Доссом в его статьях и в каталоге землетрясений Балтийских стран. “На основании этих и других данных мы выделили как сейсмоопасную Ирбенскую зону, которая проходит параллельно побережью — от Колки до Вентспилса, — говорит главный сейсмолог. — По более современным данным, опять-таки в районе Ирбенского пролива были зарегистрированы сейсмические толчки. Что свидетельствует: этот район нестабилен, и время от времени там наблюдается сейсмическая активность. С нашей точки зрения, было бы целесообразно иметь в Курземе хотя бы одну сейсмостанцию”.
От себя добавим, что в Вентспилсе расположено много портовых предприятий, которые
могут оказаться в зоне землетрясения.

Земля — наш дом родной

Если с латвийских сейсмических проблем переключиться на мировые, то наш регион в этом смысле, несмотря на отдельные проблемы, довольно безопасный. Во всяком случае пока. Ведь Земля реагирует на катаклизмы, такие как декабрьское землетрясение в Индийском океане, и другие, в том числе происходящие в космосе.
Валерий Никулин привел шокирующие данные: за последние 100 лет Южный магнитный полюс сдвинулся примерно на 900 км в сторону Индийского океана. Северный магнитный полюс движется в сторону Восточной Сибири. Наблюдается также ускорение движения полюса. Эти тенденции могут привести к магнитной инверсии — смене полюсов, что, впрочем, уже не раз бывало в истории Земли.
А это повлечет за собой изменения в земной коре, в окружающей среде и может отразиться на социуме. Также изменения геомагнитных полюсов могут повлиять на процессы перераспределения тектонических напряжений, что в конечном счете обуславливает процессы, связанные с землетрясениями. Иными словами, в будущем регионы, которые сейчас считаются сейсмоустойчивыми, могут лишиться этого статуса.
Однако сейсмическая активность в течение последних 100 лет менялась. Были периоды с гораздо более сильной сейсмической активностью. Например, в 1943 году на земном шаре произошло 41 землетрясение. Другие периоды наиболее сильной активности наблюдались в 1906—1910, 1946, 1949, 1950, 1957 годах, когда ежегодно происходило более 30 сильных землетрясений. Так что 2004-й прошел довольно спокойно: произошло “всего лишь” 15 землетрясений.
И тем не менее, по мнению Валерия Никулина, глобальные процессы должны беспокоить всех землян: “Мы ведь живем на одной планете, Земля — наш общий дом”.

13.01.2005, 08:00

Снежана БАРТУЛЬ


Темы: ,
Написать комментарий