Вагоны идут в Россию. В масштабе 1:87

Все производственные мощности вагоностроительной компании Modela — это три комнаты в административном здании бывшего завода "Радиотехника". Коллектив в фирме тоже небольшой — три человека.

Глядя на их продукцию, поверить в это трудно. Безупречные, со всеми деталями масштабные модели, неотличимые на фотографиях от настоящих вагонов.

Modela уже пять лет разрабатывает и производит модели железнодорожной техники и автомобилей. Ее продукция у зарубежных коллекционеров имеет большой успех.

— У нас даже было пару раз, когда в глянцевых журналах, в рекламе фирм, занимающихся железнодорожными перевозками, вместо фотографий настоящих вагонов помещались снимки наших моделей с логотипом рекламируемой фирмы,— рассказывает президент, он же главный инженер небольшого производства Модрис Кнетс.— Оно и понятно — выглядят наши масштабные модели совсем как оригиналы. Да и начинается производство любого из наших вагонов с изучения фотографий и планов настоящих вагонов. Я сам езжу с фотоаппаратом по станциям в поисках прототипов.

Производство моделей было для Модриса любимым делом со школьных лет. В вузе он вместе со своим приятелем Юрисом Бинде, нынешним президентом LMT, даже выиграл чемпионат Советского Союза по управляемым моделям судов. Не бросил своего увлечения и во взрослой жизни — его ученики со Станции юных техников в свое время занимали первые места по стране.

— Работой для меня это стало лет десять назад,— вспоминает он.— Мой брат, художник, познакомился в Чикаго с одним бизнесменом, нашим бывшим соотечественником. У него была мастерская по производству моделей, и он хотел начать дело на исторической родине — в Латвии. Правда, здесь он открыл не производство моделей, а их разработку. Так в Риге начали производить мастер-модели: по схемам и чертежам разрабатывался прототип размером в 2,5 раза больше будущей копии. Изготавливался он из дерева. Затем по нему производилась из силикона мастер-форма и отливалась мастер-модель. Потом другая фирма, расположенная в Канаде, на специальных трехдименсионных станках измеряла ее, создавала копию рабочего размера. И уже с этой копии в Чикаго делались модели.

— Тогда основным направлением нашей работы были модели космической техники,— вспоминает Модрис.— Делали мы и модель оригинальной станции “Мир”, и той, которая фигурировала в фильме “Армагеддон”. Но через пять лет наш хозяин решил, что ему выгоднее разместить мастерскую не в Латвии, а в
Китае. И мы стали выживать сами. Стартовали с производства моделей автомобилей. Не очень успешно, надо признать. Затем нашли свою нишу — железнодорожное моделирование. И вот развиваемся потихоньку…

Сейчас Modela производит 33 наименования моделей подвижного состава в масштабе H0 — 1:87. Ее специализация — вагоны советского производства. В основном те, что бегали по рельсам во второй половине ХХ века.

— Коллекционеры предпочитают покупать модели техники, которая работает до сих пор, или той, что бегала по дорогам во времена их молодости,— поясняет г-н Кнетс.— Приятно держать в руках модель того, что ты видел своими глазами. Мы делаем советские вагоны, и во многом потому основной наш клиент — Россия. Туда уходит 90% нашей продукции.

Остальные 10% расходятся по всему миру — латвийские масштабные модели покупают и на Гаваях, и в Германии, и в Канаде. Спрос небольшой — коллекционеров в мире не так много, но стабильный. При этом у Modela практически нет конкурентов — модели советской железнодорожной техники в мире практически не производятся. Существует еще одна питерская фирма, работающая в том же направлении. Правда, она производит в основном модели в другом формате — TT, то есть 1:120. “Масштаб, в котором мы работаем, — HO — куда более ходовой. Большинство, приблизительно 80% коллекционеров, собирает именно его”,— не без гордости говорит г-н Кнетс.

— Пока не можем похвастать большими доходами,— признается президент фирмы.— Да и оборот у нас лишь около 1000 латов в месяц. Но с увеличением модельного ряда, а каждый год мы разрабатываем и пускаем в производство 5—7 новых моделей, он будет расти. А вот о рентабельности я ничего не скажу — я по образованию инженер-электронщик, а не экономист. Но могу точно сказать, что при цене, допустим, 15 латов за вагончик, я имею около трех латов дохода. Еще одно направление нашей деятельности — производство небольших пластиковых сувениров. С помощью вакуумного литья, имея образец, мы можем изготовить что угодно — лишь бы в установку влезало.

Несмотря на небольшие объемы, модельное производство весьма высокотехнологично. Все детали модели производятся путем литья: металлические — с помощью центробежного, пластиковые — вакуумного. Именно так — в одной из комнат стоит немецкая установка для вакуумного литья стоимостью более 10 тысяч латов. В ней отливаются все основные детали вагонов. Льют из двухкомпонентных смол — полиуретановой и полиэфирной. Звучит о-очень технологично.

— На самом деле, все не так сложно,— смеется Модрис.— Эта установка — просто шкаф. На подставку помещается силиконовая форма, а в поворотных держателях размещаются емкости с компонентами. В вакууме оба компонента сливаются в одну емкость, перемешиваются и заливаются в форму. Все это производится вручную — с помощью ручек управления. Центробежное литье еще проще — установку для него я собрал сам, немного доведя до ума советскую центрифугу для сушки белья “Цента”. В ней мы льем все металлические детали вагонов, такие как колеса или сцепки.

Затем отливки проходят ручную обработку. С них срезаются мелкие наплывы, неизбежно образующиеся на стыке двух частей формы. Затем детали красятся — каждая по отдельности — и собираются. Финальный этап работы с моделью — нанесение на нее маркировки, также в точности соответствующей оригинальной, украшающей настоящие железнодорожные вагоны.

12.01.2005, 11:37

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий