Гундарс Берзиньш: настало время принимать решения

«Такого беспредела и вседозволенности, как в медицинской отрасли, я не видел нигде за свою довольно длинную карьеру», - признался «Часу» министр здравоохранения Гундарс Берзиньш. Первым шагом министра стало решение подчинить систему здравому смыслу. И тут он встретился с жестким противодействием со стороны консервативных медиков. Несмотря на это, перемены в нашем здравоохранении грядут. Какие? Об этом министр и рассказывает в интервью


Минздрав собирается вернуть на рынок российские препараты


Грядут кадровые перемены


- Г-н Берзиньш, в медицинских кругах ходят слухи, что в рядах врачей ожидаются «чистки». Насколько обоснованны эти слухи?

- В ближайшие три месяца я собираюсь провести некоторые кадровые изменения. Несколько руководителей лечебных учреждений уже попали в поле моего зрения. Их судьба будет решена в течение нескольких недель.

Я был министром финансов, руководил довольно мощной системой, но такого безобразия, как здесь, не встречал за всю свою довольно долгую работу. Вседозволенности и беспределу, что царят в нашей медицине, будет положен конец. Кадровые изменения также будут. Все это, конечно, потребует времени. Наверняка придется преодолеть большое сопротивление.


- Коснутся ли кадровые перестановки только больниц или министерство затронут тоже? Не кажется ли вам, что различные министерские подразделения дублируют друг друга?

- В министерстве вместе с секретаршами насчитывается всего 96 человек. В прошлом году мы работали на пределе – ночами, по субботам и воскресеньям. Сделали много. Другое дело – агентства. Их у нас 14. Частично они занимаются выработкой политики, а это чисто министерская функция. Поэтому в ближайшее время мы проведем аудит их функций.

Я ничего не собираюсь стремительно разрушать. Структурные изменения будут постепенными. К 1 апреля будут подписаны новые договоры с больницами, утверждена новая система финансирования семейных врачей.

Больниц у нас слишком много


- Г-н Берзиньш, это, конечно, приятно, что вы собираетесь бороться со злоупотреблениями в лечебных учреждениях, еще раз уточнить функции подведомственных подразделений. И все-таки у меня как у потенциального пациента ваш приход ассоциируется в первую очередь с повышением платы за визит к врачу.

- После того как пациентские взносы будут повышены, думаю, они не будут расти года три. Последний раз цены на медицинские услуги повышались шесть лет назад.

Система платежей значительно упростится. Я могу со всей ответственностью сказать, что сложные хирургические вмешательства станут дешевле. Сейчас, если вас кладут в больницу, надо заплатить 5 латов. С 1 апреля за первый день пребывания в стационаре не надо будет платить вообще. Сегодня день в больнице обходится пациенту в 90 сантимов плюс он должен оплатить манипуляции. Сегодня пациент не знает, какой ему после окончания лечения предъявят счет и сможет ли он его оплатить. С 1 апреля вы будете знать точно, сколько вам понадобится денег, – в цену будут включены как собственно плата за пребывание в больнице, так и плата за лечение.

- Разработанный в министерстве план предусматривает реорганизацию больниц, их перепрофилирование. В связи с этим возникают два вопроса: неужели у нас больниц слишком много и во что можно перепрофилировать сельскую больницу?

- Сегодня наши больницы заполнены на 50- 60%. Это происходит от того, что наша система стационаров представляет собой смесь двух систем: она включает в себя как маленькие больницы, оставшиеся еще со времен Первой республики, когда люди в основном передвигались на повозках, так и огромные лечебные учреждения, построенные в советское время. У нас сегодня 121 больница. В Финляндии – 30, в Эстонии – 19. Понятно, что для такой страны, как наша, 121 больница – это много. Ресурсы раздроблены, много систем дублируется. Дорогое оборудование за сотни тысяч латов есть в очень многих больницах, но зачастую работает оно всего один-два часа. Я думаю, что это неразумная трата средств.

Что касается второго вопроса, то скажу так: я бы хотел назвать преобразование стационаров модернизацией. Больница – это не только врачи, уход, оборудование. Больница – это еще и здание. И если при входе в больницу у вас возникает чувство, что вы попали в морг, то ничего хорошего от лечения ждать не приходится. Больницы должны выглядеть, как больницы, а не как сараи.

Пользуйтесь рецептами на год


- Больных не может не волновать, что будет с компенсируемыми медикаментами.

- В этом году сумма, выделяемая на компенсируемые лекарства, увеличена на 10,5 миллиона латов. Это самый большой прирост за последние годы. И тем не менее в пересчете на одного жителя Латвия все еще тратит на эти цели раза в три меньше средств, чем наши соседи литовцы и эстонцы. Поэтому наша задача к 2007 году довести сумму, выделяемую на компенсируемые лекарства, до 50 миллионов латов, а также расширить список болезней, которые бы позволяли получать такие медикаменты.

- Нынешняя система компенсирования лекарств – великолепное поле для коррупции. Будут ли здесь проведены реформы, чтобы свести риск к минимуму?

- С 1 июля у нас начнется революция в этой области, цель которой полностью изменить принцип компенсирования медикаментов.

- Г-н Берзиньш, помнится, вы обещали увеличить число лекарств, продаваемых без рецептов…

- Сейчас проводится анализ всех рецептурных препаратов, причем это решение не наше, а самих фармацевтических компаний. Изучаем, продаются ли в других странах препараты, отпускаемые у нас только по рецепту, без него. Когда это будет выяснено и составлен список, мы обратимся к производителям и предложим им изменить статус препарата с рецептурного на безрецептурный.

Второе. Сейчас мало практикуется и не разъясняется возможность выписывать рецепты на год. А она уже сейчас существует.

- А где узнать названия этих препаратов?

- В фармацевтическом департаменте. Оказывается, люди просто не знают, что есть такая возможность.

Людям надо максимально упростить доступ к лекарствам. Если посмотреть на карту Латвии, то можно заметить, что в стране есть места, где до ближайшей аптеки надо добираться 45 километров. Поэтому на этой неделе мы встретились с семейными врачами и поговорили о том, почему мало используются годовые рецепты. Не исключено, что мы позволим выездную торговлю.

Сейчас рецепты имеет право выписывать только врач. В тех местах, где до врача добраться трудно, думаем разрешить выписывать рецепты среднему медперсоналу – фельдшерам, например. Но это пока только идея. Медики в этих вопросах очень консервативны, и я постоянно натыкаюсь на жесткое сопротивление с их стороны. Мои же аргументы довольно просты: если здоровье человека в руках самого человека и он несет ответственность за то, что ест и пьет, то почему не помочь ему в разумных пределах. Речь в данном случае не идет о рецептах на психотропные препараты.

Я не исключаю возвращения в аптеки дешевых российских препаратов, по крайней мере у Кабинета министров есть возможность вернуть их на рынок. Правда, эти медикаменты должны соответствовать требованиям ЕС.

Мастер-план по реформированию медицины разрабатывался около пяти лет. Все его уже наизусть знают. Хватит дискутировать о его содержании, пришло время принятия решений. Мы начали активно работать. Конечно, сопротивление будет сильное, но я думаю, что мы работаем сегодня в интересах жителей и государства.

Зарплата руководителей медучреждений


Марис Плявиньш, председатель правления клинической университетской больницы Паула Страдыня, – 1200 латов,

Гунарс Ласманис, председатель правления Латвийского центра онкологии, – 1100 латов,

Валдис Затлерс, руководитель больницы травматологии и ортопедии, – 1000 латов,

Дзинтарс Мозгис, председатель правления Детской клинической университетской больницы, – 1000 латов.

Зарплату от 900 латов до 999 латов получают:

Айварс Ветра, директор реабилитационного центра «Вайвари»,

Сандрис Кайдакс, руководитель детской клинической университетской больницы «Гайльэзерс»,

Анита Слокенберга, директор железнодорожной больницы «Бикерниеки»,

а также руководители Даугавпилсской, Стренчской и Елгавской психоневрологических больниц.

От 800 до 899 латов:

руководители Даугавпилсской онкологической больницы, Государственного зубоврачебного центра, Акнистской и Лиепайской психоневрологических больниц.

От 700 до 799 латов:

руководители реабилитационного центра «Разна», Лиепайской онкологической, Елгавской и Страупской наркологических больниц, Центра патологии больницы «Линэзерс»,

От 600 до 699 латов:

руководители реабилитационного центра «Тервете», Екабпилсской туберкулезной, Вецпиебалгской психоневрологической, Даугавпилсской наркологической и детской психоневрологической больницы «Айнажи».

От 500 до 599 латов:

руководители реабилитационной больницы «Огре», реабилитационного центра «Лигатне», Рижского центра реабилитации наркобольных.

Доктора не отдадим


Комиссия по этике объединения ТБ/ДННЛ оценит действия члена правления партии, директора Латвийского онкологического центра Гунарса Ласманиса, выписавшего себе в период с января 2002 года по ноябрь 2004 года премию в размере 56 293 лата и принявшего на работу в центр своего сына.

Председатель фракции ТБ/ДННЛ в Сейме Марис Гринблатс отказался от прогнозов по поводу возможного решения комиссии.

- Член правления не должен говорить, что должна делать избранная съездом комиссия по этике, – подчеркнул он. И выразил надежду, что министр здравоохранения Гундарс Берзиньш оценит и суммы вознаграждений руководителей других больниц.

- Есть больницы, бюджет которых гораздо больше, чем бюджет Онкологического центра, – добавил политик.

Версия


Тем временем в коридорах власти бродит и такая версия, логично объясняющая величину премии для врача. Скоро выборы, и партиям предстоят большие траты – надо же уговорить избирателей выбрать именно их, красивых и мудрых! А доброе слово, донесенное до народных масс, стоит денег. И где их взять? А вот пусть принесут верные слуги партии, которые благодаря ей занимают хлебные посты.

Медицина всегда была вотчиной «тевземцев», так что если поверить этим слухам, логично предположить, что большая часть премиальных перекочует в партийную кассу. Во всяком случае аналогичные случаи бывали и подвергались даже судебному разбирательству. (Вспомним, как Имант Бурвис взял у спонсоров деньги на поддержку соцдемов под предлогом… необходимости разведения диких животных. А до кассы не донес – мол, и в самом деле пошли на животных.)

В свете этого разумным выглядит предложение финансировать партии из бюджета – по сути дела это происходит уже сейчас. Во всяком случае вранья будет меньше, да и средства достанутся не только тем, кто сейчас у кормушки, но и оппозиционным партиям. Что в итоге послужит правому делу демократии.

Прибыльные медучреждения


26 государственных лечебных учреждений работали в 2003 году с прибылью (данные за прошлый год еще не обобщены).

Больше всех заработали:

Латвийский центр онкологии – 714 410 латов,

Государственный центр туберкулеза и болезней легких – 412 618 латов,

Лиепайская онкологическая больница – 144 467 латов,

Даугавпилсская онкологическая больница – 117 994 лата.

Убыточные медучреждения


11 государственных лечебных учреждений работали в 2003 году с убытками.

Наиболее убыточными оказались:

Клиническая университетская больница им. Паула Страдыня – 658 656 латов,

больница «Линэзерс» – 404 965 латов,

Детская клиническая университетская больница – 207 503 лата,

Больница травматологии и ортопедии – 203 444 лата.



Версия для печати:

08.01.2005, 10:23

ЧАС


Темы: ,
Написать комментарий