Великая китайская рубашка

Станет ли она смирительной для нашей текстильной промышленности?

С 1 января закончила свое действие система квотирования текстильной продукции, которая несколько сдерживала экспансию азиатских товаров в страны ЕС. Многие производители в преддверии этой даты били тревогу и предсказывали кончину латвийской легкой промышленности, продукции которой сложно тягаться с китайской в плане дешевизны. Что изменилось после наступления нового года и какие настроения господствуют в отрасли?

Чьи ноги торчат из-под пледа

В мрачных прогнозах недостатка не было. Высказывались предположения, что в течение 3-5 лет с текстильных предприятий страны может быть уволено до 8 тыс. человек из занятых сегодня 24 тысяч. Из 629 официально зарегистрированных производств в результате может закрыться треть.
Как скоро эти зловещие перемены могут произойти? Президент Ассоциации предпринимателей текстильной и легкой промышленности Гунтис Страздс пояснил Телеграфу, что в ближайшее время ничего существенно не изменится. На нашем рынке и так уже 60-70% рубашек — китайские, велика “китайская доля” и в других сферах, к примеру, половина обуви тоже из Поднебесной. Тем не менее, считает Страздс, даже Америка уже “объелась” этой дешевой продукцией. То же через какое-то время случится и с Европой. Покупательский спрос сам будет регулировать ситуацию: и у нас многие покупатели не только жалуются на качество копеечного товара, но и задаются вопросами, почему в продаже появилось так много пледов или комплектов постельных принадлежностей размером 160 на 140 см. Да потому, что такой размер привычнее низкорослым азиатам.
Безусловно есть опасность того, что по отдельным группам товаров может произойти интервенция, способная разрушить рынок. Так, в
2002 году в Латвию было завезено 116 тыс. комплектов бюстгальтеров и трусов по цене… 4,5 сантима.
Однако полностью мероприятий по защите внутреннего рынка никто не отменял. Правительство вполне может не впускать на свою территорию товар с явно демпинговой ценой или нагрузить его особыми пошлинами.

Промышленность быстрого реагирования

Что же касается местных производителей, то, по убеждению Страздса, они обладают огромными преимуществами по сравнению с китайцами. Это способность быстро реагировать на изменения спроса и изготавливать продукцию небольшими партиями в своих нишах. Кроме того, она традиционно качественнее, а европейские рынки сбыта нам — как ни крути — ближе, чем работящим, но далеким от европейского экономического и культурного пространства китайцам.
Однако тем, кто хочет выжить, ни в коем случае
нельзя стоять на месте. Выигрывает тот, кто делает инвестиции в развитие и постоянно создает новую продукцию. Особенно дальновидны те, кто занял свою нишу. Например, вряд ли китайцы будут шить спец-
одежду “тиражом” 50-100 экземпляров. Или одежду из льна, который не растет у них, зато растет у нас.
Сейчас в Минэкономики идет разработка проекта стратегической программы развития текстильной и швейной отраслей на 2005-2014 годы. Логично, что государство должно беспокоиться о сфере, которая дает работу 2% всего занятого населения. Пока неясно, насколько эффективным будет этот документ, но отрадно, что делаются хотя бы попытки его создания. Государство может предложить реальную помощь — так же, как, например, поступают в Италии. Там текстильные предприятия на какой-то срок освобождаются от налога на прибыль. Это выгоднее, чем кормить безработных. Да и в том же Китае государство не стесняется поддерживать отрасль скрытыми субсидиями, скажем, продает производителям хлопок по заниженной цене и т.п.

Мнение

Артур-Карлис ДРЕЙМАНИС, президент фирмы Mezroze:
— Мы готовились к отмене квот давно, начали еще два-три года
назад, поэтому она не застала нас врасплох. Конечно, мы с настороженностью смотрим в сторону Китая. С другой стороны, в России никаких ограничений для китайского товара не было, но нельзя сказать, чтобы там продавался товар только с клеймом made in China. Тем более что наша ниша — это домашний текстиль и постельное белье. Тут весьма большая конкуренция со стороны турок.
В общей сложности 95% своей продукции мы продаем в страны ЕС и в Норвегию. Конечно, и там нам постоянно напоминают, что у китайцев дешевле. Но европейцы прекрасно понимают, что мы намного ближе, мы оперативнее реагируем на изменение конъюнктуры, и только за счет этого они могут сэкономить до 30% оборотных средств. Ведь у китайцев, например, новую партию товара надо заказывать минимум за полгода.
Что касается закрытия или перевода производства в Россию, то скорее всего это грозит тем предприятиям, в основе которых лежит иностранный капитал. Они пришли сюда за дешевой “швейкой”. А через некоторое время, как только зарплаты подрастут, они уйдут, поскольку их здесь ничто не держит.

Кстати

В Эстонии те же проблемы. Текстильной промышленности в Нарве грозит медленное угасание, а тысячам работников предприятия Kreenholm — безработица, пишет газета Eesti Paevaleht. Руководитель Kreenholm Матти Хаарайоки сообщил, что предприятие все чаще оформляет субподряды в странах, где рабочая сила дешевле, чем в Эстонии, и не исключает возможности постепенного перевода производственных мощностей из Нарвы в Россию. За последний год на Kreenholm было сокращено 600 человек, сокращения предстоят и в этом году. Не исключена возможность объявления Kreenholm банкротом. В свое время производство в Эстонию было перенесено из Швеции и Финляндии.

07.01.2005, 08:48

Павел КИРИЛЛОВ


Темы: ,
Написать комментарий