Перспективы антикоммунизма, русофобии и либерализма в Литве

Очередной приход к власти левой коалиции в Литве заставляет задуматься о критериях разделения политических сил на левый и правый фланги.

Почему правые опять проиграли, а левые продлили пребывание у власти еще на четыре года? Если ранее политические силы и им симпатизирующие избиратели четко позиционировались по критерию “коммунизм-антикоммунизм” (“левые-правые”), то теперь все чаще размежевание проходит по критерию не идеологическому, а социальному: бедные против богатых. Этот феномен уже замечен литовскими политологами, обращающими внимание на уменьшение значения “антикоммунистической” риторики в политической жизни Литвы. Исключение, пожалуй, представляют лишь консерваторы (“Союз Отчизны”). Если мы вспомним первый приход к власти правых, когда левые силы были побеждены с помощью избирательной компании “Они – вчерашние коммунисты!”, то нельзя не увидеть резкого контраста по сравнению с сегодняшней политической ситуацией. Избирателя, по большому счету, перестала интересовать родословная политиков. Альгирдас Бразаускас, первый секретарь ЦК Компартии Литвы в советское время, остается одним из самых популярных политиков Литвы. На вопрос о том, кого бы жители Литвы хотели видеть в качестве премьер-министра, согласно опросам, проводившимся накануне выборов в сейм, литовцы уверенно ставили на первое место именно его.

Не очень работает и связанная с антикоммунистической риторикой антироссийская карта. Она помогает разве что правым – удерживать свой электорат перед лицом “российской угрозы”. О величине этого электората можно приблизительно судить по количеству мест, завоеванных консерваторами в сейме: 25 из 141. Что касается голосов правоцентристского Союза либералов и центра, то эта партия никогда не делала ставку на раздувание русофобии, поэтому голоса ее избирателей (18 мандатов в сейме) вряд правомерно относить на счет страха перед Россией.

Показательным примером неэффективности антироссийской пропаганды можно также считать победу (пусть и относительную) русскоязычного Виктора Успаских и его партии на осенних выборах в сейм. Как известно, консерваторы российское происхождение В.Успаских поставили во главу угла, попытались сделать из этого гражданина Литвы пугало. Победа .Успаских подавалась чуть ли не как конец независимости Литвы, чуть ли не как происки российских спецслужб (при этом интенсивно муссировался миф о былых связях Успаских с “Газпромом”, который, в свою очередь, неизбежно связан со спецслужбами, хотя, конечно, далеко не во всех сферах своей деятельности – равно как и любая государственная монополия в любой стране мира). Результат: избиратель не поверил этой пропаганде. Правда, возможно, часть избирателей все-таки усомнилась, – и победа Успаских получилась не такой, какой ожидалась. Однако согласно последним опросам, сделанным уже после выборов в сейм, Рабочая партия Успаских и далее является самой популярной в стране и почти втрое превышает по популярности ближайшего соперника, Социал-демократическую партию Литвы.

Как антикоммунизм, так и русофобия становятся все менее влиятельными факторами политической жизни Литвы еще и по объективным причинам, а именно: для нового поколения литовцев эти явления становятся чем-то сугубо теоретическим. Не случайно литовские консерваторы не раз сетовали на то, что молодые литовцы потеряли страх перед коммунизмом и Россией. Этот страх живет только в сердцах части старшего поколения. Родившимся в независимой Литве сегодня уже пятнадцать лет. Однако сюда нужно добавить и поколение, родившиеся в 1980-е годы, поскольку эти люди были в советское время детьми и практически не могли сложить мнения о жизни в СССР. Можно прогнозировать, что через десять лет это поколение займет основные позиции в стране и эти факторы будут играть еще меньшую роль, чем они играют сегодня.

С другой стороны, либерализм американского образца, набирающий силы в Литве, привел к тому, что около четверти населения страны серьезно бедствует, в то время как верхушка богатеет. “Низшие” слои имеются в каждой стране. Однако в тех странах, где, на фоне сдерживания либерализма, проводится эффективная социальная политика, власти не позволяют бедности опускаться ниже определенного уровня. Примером здесь могут служить хотя бы Франция и скандинавские страны.

В Литве сегодня наблюдаются серьезные проблемы с материальным обеспечением общедоступной медицины, инвалидов, матерей-одиночек, многодетных матерей, пенсионеров, И все это на фоне двухпроцентного от ВВП финансирования военного министерства – обязательств Литвы перед НАТО. В качестве показательного примера можно привести просто издевательские ставки для медиков, что вынуждает последних массово отправляться на ставки в десяток раз большие в западные страны (после вступления Литвы в ЕС специалисты-медики вербуются уже непосредственно на местах, вербовщиками из богатых стран ЕС).

В результате – на прием к некоторым врачам-специалистам больные вынуждены записываться за месяц, а то и больше. Месяцами также нужно ожидать операций. При этом зарплаты чиновников госучреждений не идут ни в какое сравнение с зарплатами медиков (даже если принимать во внимание категорию хирургов). Отсюда – не только эмиграция медиков, но и массовая коррупция, взятки со стороны больных, что удваивает, а то и утраивает зарплату. Это создает аморальную атмосферу в области медицины. Однако не похоже, чтобы правительство понимало проблему и ставило своей целью искоренить коррупцию. Ставки медикам повышаются на символические суммы, что никак не может решить проблему. Международные организации не раз ставили Литву на очень высокое место в ЕС по уровне коррумпированности. Другим примером либерализма в этой области может служить принцип самообеспечения медицинских учреждений Литвы. Реформа в области здравоохранения привела к тому, что больницы должны выживать сами. В результате страдают интересы больных. Были даже попытки ввести платную скорую помощь. Сегодня скорая помощь в Литве не спешит ехать к каждому позвонившему, врачи на расстоянии определяют “серьезность” случая и часто ограничиваются рекомендациями по телефону.

Литовская власть также проводит очень жесткую политику по отношению к культуре. Скажем, литовские библиотекари в 2004 году провели акцию протеста против выделения скудных средств на
приобретение книг: выключили свет в библиотеках и зажгли свечи. Ничего не помогло. Новые книги не поступают в библиотеки годами, более того – государство в большом долгу перед библиотеками. Как отмечают литовские аналитики, у руководства Литвы нет понимания того, что сэкономить десяток миллионов литов на закупке книг для библиотек – значит лишить нацию корней. В то же время постоянно увеличиваются средства на содержание государственного аппарата. С одной стороны армия, а с другой – разрастающаяся до беспредела бюрократия – съедают львиную часть ВВП, который в Литве, как известно, растет самыми высокими в ЕС темпами (7-9% в год). Однако зарплаты долгое время вообще не росли, а в 2004 году выросли на символические суммы. Достаточно сказать, что рядовой начальник в местной мэрии нередко получает в пять раз большую зарплату, чем доцент университета. Такой перекос не удивляет правительство Бразаускаса: не так давно государство решило увеличить налог с гонораров, единственного скудного источника существования для многих лиц творческих профессий. В проектах – еще большее увеличение налога. Только что заявлено о введении нового налога – налога на имущество. В планах нового правительства – налог на автомобиль.

Такая атака на рядовых жителей со стороны государства – не случайна. Основной источник пополнения бюджета государства – не бизнес, а физические лица, которые платят подоходный налог в размере 33% (!!!). То есть каждый литовец отдает государству треть своей зарплаты. Получая взамен в виде социальной опеки нередко крохи, а то и вовсе ничего. Такова природа либерализма. Зато налог на прибыль для капитала – 15%. То есть, получается, богачи платят 15% от дохода, а рядовые граждане, живущие всего лишь на зарплату, 33%. Либерализация в Литве и ее последствия охватили все сферы жизни: с одной стороны, государство бросило во многом на произвол судьбы учреждения культуры, медицины, образования, а с другой наращивает и вводит новые налоги. Это создает у многих граждан Литвы столь пессимистическое восприятие, что, согласно проведенному в конце 2004 опросу населения, литовцы на первое место в качестве самого неудачного периода в истории Литвы поставили годы ее независимости после развала СССР.

Почему же левых все равно избирают во власть, хотя именно они были при власти? Потому что боятся еще большего ухудшения положения, если бы к власти пришли правые. Логика следующая: если уж такое положение при левой власти, которая все-таки на словах за социальные программы, то что будет, если к власти придут правые, в программах которых либерализм заявлен в качестве откровенной цели. Нынешняя коалиция четырех левых партий в качестве лозунга в избирательной компании в сейм выдвинула заботу о нуждах простых людей. Для многих представителей старшего поколения такой слоган знаком и вызывает ностальгию.

В качестве доказательства истинности намерений, правительством Бразаускаса на самом деле были чуть повышены пенсии, минимальные зарплаты, необлагаемый налогами минимум. Была даже введена выплата каждому ребенку до 7 лет ежемесячной суммы в размере 50 литов (около 20 долларов). На сотню-другую литов подняли зарплаты медикам, учителям, “не аппаратным” государственным работникам в целом. Была продолжена программа постепенного возврата, по категориям, утерянных рублевых вкладов. Однако в то же время, после вступления Литвы в ЕС, началось и подорожание жизни – и что особенно болезненно, продовольствия, товаров первой необходимости. Практически небольшое повышение пенсий и пособий, минимальных зарплат – лишь, в лучшем случае, покрыло потери от подорожания жизни в Литве. С 1 января 2005 подорожала для рядового гражданина, в связи с закрытием Игналинской АЭС (обязательство перед ЕС), электроэнергия. Дорожает газ. Впервые после многих лет нулевой инфляции и даже дефляции, прогнозируется годовая инфляция в размере нескольких процентов. Не удивительно, что лишь 40% населения Литвы, согласно последним опросам, верит в улучшение жизни в 2005 году.

На этом фоне электорат все больше группируется вокруг партий, противопоставляющих себя, с одной стороны, богатым, политике либерализма (надо сказать, что правящим сегодня в Литве левым партиям удалось представить себя в качестве таких партий, вопреки многим фактам), а с другой стороны – противопоставляющих себя и партиям власти как таковым: Либерально-демократической партии Роландаса Паксаса а также ряда более мелких партий радикального толка, вплоть до фашиствующих. Фактически мы уже имели попытки “плебса” избрать “третий” путь, сделать ставку на Р.Паксаса и его партию. Р. Паксас был избран президентом Литвы, а его партия, накануне и в начале его президентства, имела высокие рейтинги и могла бы, при удачных обстоятельствах, стать и правящей. Однако не принадлежащий к руководителям “традиционных” партий Р.Паксас был тут же свергнут путем импичмента.

Не забудем также, что на осенние парламентские выборы в Литве явилось всего около половины избирателей. Большую часть из тех, кто не явился, можно отнести к числу разуверившихся, обездоленных, чувствующих себя отторгнутыми от жизни страны. Это огромный электорат, и его вряд ли когда-нибудь завоюют ныне властвующие или оппозиционные партии (в большинстве своем правые, далекие от социальных программ).

Эти не являющиеся на выборы люди – потенциальный взрывоопасный электорат, который, пока что дезориентированный политически, легко в определенных условиях может быть завоеван радикальными политическими силами. И не антикоммунизм или русофобия заставят их голосовать за представителей радикальных действий, а, как показала история массовых протестов по время президентского кризиса, чувство социальной несправедливости и унижающие условия жизни. Вспомним девизы массового движения в защиту президента Паксаса: “народ против элиты”, “обездоленные против богатых”. Это чисто большевистский аспект. Не только в России, на Украине, но и в Литве ставится вопрос: куда, при таком большом росте ВВП, уходит львиная доля богатства общества. Ответ, который дают литовские аналитики, ясен: на военные программы, в карманы госчиновников и крупных капиталистов, на взятки, контрабандистам, в теневую экономику. Именно с этими разоблачениями выступало движение Паксаса. Собственно, все будет зависеть от того, удастся ли сегодняшним литовским властям, представляющим, безусловно, интересы крупного капитала (крупные капиталисты сегодня стали непосредственно министрами и руководителями сейма), уделить от пирога для низших слоев населения достаточную часть, чтобы успокоить их страсти и создать иллюзию благополучного существования внутри ЕС.

04.01.2005, 09:07

regnum.ru


Написать комментарий