Александр Старков: «Евро-2004 — веха, а пик, надеюсь, впереди» 4

Наставник "Спартака" намерен вывести команду в Лигу чемпионов

Прошлый сезон для теперь уже бывшего тренера “Сконто” и сборной Латвии по футболу Александра СТАРКОВА получился не-обычайно урожайным на события. Во-первых, он дебютировал в чемпионате Европы. А во-вторых, Старков получил предложение от самого популярного клуба России — московского “Спартака” — и принял его, круто развернув свою жизнь. Из привычных рижских условий он перебрался в бурную Москву, где отныне у Старкова нет права на ошибку: если в конце прошлого сезона от тренера результата никто не требовал, то в этом груз ответственности огромен — необходимо попасть в Лигу чемпионов. А болельщикам и этого мало — им бы золотые медали да красивый спартаковский футбол!

“Ничего себе! Вот это уважение к прессе!” — воскликнул мой хороший знакомый, узнав, что Старков согласился на интервью в последний день года. Ведь всего сутками ранее тренер прилетел из Москвы, и времени, которое можно было бы провести с семьей, у него не так уж много. Но даже в праздники Старков не отказался пообщаться с корреспондентом Телеграфа.
В худшую сторону меняться поздно
— Александр, 2004 год завершился. Время подводить итоги. Каким он получился для вас лично?
— Хорошим. Отличным. Даже можно сказать — замечательным. Команды, которые я возглавлял, добились хороших результатов. В моей карьере произошел важный сдвиг в лучшую сторону — получил приглашение в “Спартак”, клуб европейского уровня. Это очень важно, ибо клубная работа для меня всегда была основной. Да, возглавлять сборную — очень престижно, но именно в клубе, где ты постоянно рядом с футболистами, все время в работе, как тренер можешь добиться большего.
— Перемены в вашей жизни как-то повлияли на вас лично?
— А кто это может ощутить? Кто может дать оценку? Со стороны, думаю, не скажешь.
— Вы сами.
— Я думаю, что в моем возрасте (49 лет. — Прим. О.С.) люди особенно не меняются. Надеюсь, я тоже.
В худшую сторону, разумеется (улыбается).
— А как тренер — какие изменения чувствуете?
— Приобрел опыт участия в большом турнире. Это не только те три недели, которые мы провели в Португалии на чемпионате Европы. Это еще и длительная подготовка, включающая в себя не только тренировочный процесс, но и селекцию, психологическую работу, связи с общественностью. Думаю, что я вместе с командой и коллегами добились очень многого. Если помните, главная задача, которую мы декларировали перед чемпионатом Европы, — чтобы наши болельщики поддерживали нас и до турнира и после. Считаю, что мы этого добились.
— Почувствовали ли вы, что после чемпионата Европы с вами стали по-другому разговаривать?
— Нет. И до и после — одинаково. Я надеюсь, что и я, и мои коллеги, и футболисты не очень изменились.
— Я имею в виду не тех людей, вместе с которыми вы работали, а со стороны…
— Да, появилось больше уважения. Больше узнают на улице, останавливают. И в такой вот неформальной обстановке, когда люди не готовы к встрече, произнесенные слова — самые искренние. А они все время добрые. Чувствую уважение. Это очень приятно. Недаром в большинстве опросов выступление сборной Латвии на чемпионате Европы — одно из самых значимых событий года.
— Первенство континента — пик в вашей карьере?
— Нет. Веха — безусловно, но, я надеюсь, что пик еще впереди.
— Но на данный момент, наверное, высшая точка?
— Да, конечно.

Цели определены, задачи поставлены

— Какие цели перед собой вы ставите теперь?
— Сначала хочу сказать вот о чем: я в латвийском футболе с небольшими перерывами играл 12 лет, затем учился в Высшей школе тренеров в Москве, потом работал в разных командах 14 лет. И недавно вот получил новое приглашение. В определенной степени это шанс, который мне предоставила жизнь.
Знаете, некоторое время назад у меня было серьезное предложение от питерского “Зенита”, и мы достаточно далеко продвинулись в переговорах. В курсе этого был президент Федерации футбола Латвии Гунтис Индриксонс. Но в итоге вместе с ним мы пришли к выводу, что это предложение было хоть и престижное, но несвоевременное. У Индриксонса — и в этом его заслуга — было чутье, что мы можем пробиться на европейское первенство. А уже после еврофорума я получил предложение от “Спартака”. И вот оно, на мой взгляд, было как раз своевременным. Я очень рад, что и болельщики — а я это чувствую, — и руководители федерации не держат на меня зла, что я ушел из сборной, несмотря на то что мой контракт еще не завершился. А сейчас… Новый этап. И я приложу максимум усилий, чтобы этим шансом воспользоваться. Хотя сомневающихся очень много.
— Большинство?
— Нет, их не больше. Просто они громче кричат об этом. А те, кто относится ко мне лояльно, молчат, ждут, желают удачи. На моем месте, думаю, было бы изрядное количество сомневающихся. Но я уверен в том, что готов к работе с великим клубом. К нам внимание — сумасшедшее. Вот представьте. Мы занимаемся на базе в Тарасовке, куда дорога из Москвы занимает примерно полтора часа.
И даже зимой на обычную тренировку приезжает от
3 до 5 журналистов. Нам даже приходится ограничивать общение, чтобы занятия не превращались в проходной двор.
— А если все-таки конкретизировать вашу новую цель…
— На мой взгляд, цель должна быть чуть-чуть выше, чем возможности.
— А какая задача стоит перед “Спартаком”?
— Занять такое место, которое позволит выступить в Лиге чемпионов.
Я пришел в “Спартак” за два месяца до окончания прошлого сезона. Познакомился с футболистами, с их возможностями. Мы произвели кое-какие перестановки, обозначили позиции, которые необходимо укрепить. Если в плане селекции все получится, то я уверен, что цель, поставленная руководством клуба, будет достигнута.

Рубин под знаком вопроса

— Что за перестановки в “Спартаке” уже проведены?
— Во-первых — и тут я нашел полную поддержку у руководства клуба, — это стабильность. В последние годы “Спартак” переживал не лучшие времена, за последние
2-3 года очень много игроков уходило и приходило. И сегодня не нужно больших перемен. Когда я пришел в команду, в ней было 26 человек, из которых 13 — защитники. Явный дисбаланс. 26 игроков, из которых 17 — легионеры. Причем 10-12 из них — не
русскоязычные. Словом, не было взаимопонимания даже в футбольном смысле, не было коллектива. Нужно было провести корректировки, и в итоге 6 человек выставлены на трансфер. Это, в основном, легионеры, которые не играют серьезной роли в команде. Речь идет о защитниках Кебе, Зоа, Петковиче и Митрески, полузащитниках Тробоке и Лешонке. Сейчас к сезону готовится немножко больше людей, чем останется. Сделано это для того, чтобы была конкуренция, отсев.
— Какие позиции требуют усиления?
— Опорного полузащитника. За счет чего? Либо за счет усиления игры румынского “сборника” Шоавы, либо за счет нового футболиста. Мы посмотрели очень много кандидатов, но пока у нас нет уверенности, что они сильнее тех, кто уже есть в команде. Я категорически против таких приобретений. Потому что это будет втягивание в команду средних футболистов, а не усиление. Кроме того, нужны быстрые крайние хавбеки и диспетчер. Но у нас после дисквалификации возвращается Егор Титов, поэтому с плеймейкером проблем, думаю, не возникнет. С Егором и без него мы — разные команды. В связи с его возвращением надеюсь на более агрессивное и эффективное нападение. В прошлом сезоне в линию атаки вложили много денег —
я имею в виду покупку Кавенаги. Пока этот форвард не отработал вложенной суммы. Но я в него верю. Защита и вратарь меня устраивают. Хотя селекция идет постоянно, и если будет возможность купить хорошего защитника, мы от него не откажемся. Ведь у нас сзади немало возрастных игроков, а думать нужно не только о сегодняшнем дне, но и о перспективе.
— Понятно, что вы приобретаете игроков под какую-то определенную модель игры. Тогда какой вы видите игру “Спартака”?
— Чтобы добиться поставленных задач, нам нужно выигрывать. Значит, наша игра будет направлена на атаку. Расстановка зависит от соперника. Основная схема: 4-4-2 с двумя форвардами и быстрыми хавбеками. Не исключено, что мы будем видоизменять ее.
— Аленичев и Титов — игроки основного состава?
— Конечно. О Титове вообще разговоров быть не может. А Аленичев, хотя и играет неброско, индивидуально очень сильный футболист. Вообще, в средней линии у нас собраны универсальные футболисты — они могут действовать как и в центре, и на фланге, и ближе к форвардам, и из глубины.
— Помимо двух названных футболистов, в средней линии есть Самедов, Павленко, Ковальчук, Бояринцев, Шоава. Ведутся поиски опорного хавбека и еще одного крайнего полузащитника. Не много ли?
— Считаю, что у нас в средней линии должно быть восемь футболистов примерно одинаково высокого уровня. Для того чтобы мы могли делать усиливающие замены, чтобы не страдали от травм или усталости игроков. Впереди очень насыщенный сезон, а у нас в полузащите выступают футболисты сборных своих стран. Кто-то после матчей национальных команд может вернуться с травмой, кто-то — уставшим. Мы не должны страдать от всего этого, поэтому я вижу, что нам чисто количественно в этой линии не хватает футболистов.
— Ходят слухи о приобретении Рубина. Кроме него кто-то еще из латвийских игроков может оказаться в “Спартаке”?
— Нет. А по Андрею, кстати, как и по другим кандидатам, еще ничего не ясно. Появится ли он в команде — пока большой вопрос.

Абы кого брать не хочу

— Вы согласны с тем, что для вас очень важным будет начало следующего сезона?
— Это важно для любого тренера в любой команде. Смотрите, вот корифея тренерского цеха Бобби Робсона уволили из “Ньюкасла” уже после пятого тура. Но я понимаю подоплеку вашего вопроса. В данном случае очень важен коллектив, над созданием которого мы работаем. Ведь вначале могут быть две неудачные игры, а потом 15 побед подряд. Очень важно, чтобы возможные поражения коллектив не разобщали, а наоборот, сплачивали.
— Вы искали себе помощника и планировали в отпуске решить этот вопрос. Судя по всему, пока не удалось…
— В наш тренерский состав входят тренер вратарей Перескоков, тренер по реабилитации Паников. Есть Клесов — мой ассистент. Откровенно говоря, очень надеялся, что Юрий Андреев будет моим помощником — это было бы идеально.
У нас в “Спартаке” сложился хороший тренерский коллектив, и возможно, хорошо было бы иметь еще одного специалиста. Но я сторонник того, что лучше пусть нас будет меньше, но коллектив будет единым целым. Впрочем, у меня есть одна идея с приглашением тренера, которая еще окончательно не сформировалась.
— Это специалист из Латвии или из России?
— Пока я не хотел бы детализировать. Скажу лишь, что это профессионал, которому я полностью доверяю и который может принести пользу. А просто так приглашать кого-то, а затем в процессе работы притираться и смотреть, сможет ли он принести пользу, считаю, неверно.

Игроков нужно воспитывать

— Отличаются ли болельщики “Спартака” от поклонников других клубов?
— Да. Во-первых, их очень много. А во-вторых, они очень образованны.
— А как вы это определили?
— По письмам, по советам. У меня в рабочем кабинете просто завален ими весь стол. Или вот недавно я был на радио Эхо Москвы, так мне прислали очень много вопросов. Позже мне ведущий сказал, что в их практике такого интереса никогда не было. Понятно, что это не моя персона вызывает такой огромный интерес, а главный тренер “Спартака”.
— За мнениями болельщиков в Интернете следите?
— Да. У меня информация со всех сторон — и сам читаю, и мне рассказывают, и, как уже сказал, присылают множество писем.
— Тогда вы наверняка хорошо знакомы с их негативной реакцией на возможное приобретение Рубина. Как к этому относитесь?
— Я так скажу: любую реакцию, в том числе и футболистов, надо учитывать. Это говорит о том, что людям “Спартак” не безразличен. Но надо помнить, что только я отвечаю за результат. И если приглашаю кого-либо в команду, то уверен, что он поможет ей, усилит конкуренцию.
Я не кричу, не навязываю своего мнения, но делаю так, как считаю нужным. Ведь именно мое мнение как главного тренера — решающее.
— Вы заговорили о реакции футболистов, какова она?
— Разная. Но знаете, игроков нужно воспитывать. Я в разговорах с ними всегда подчеркиваю, что нельзя публично обсуждать своего партнера. Это не хорошо ни в “Спартаке”, ни в “Милане”, ни в любом другом клубе. Футболист должен играть, а не заниматься обсуждением действий тренера. В номере, в бане — пожалуйста, говори, что считаешь нужным. Но при этом каждый футболист должен относиться к своему партнеру с уважением. Не важно, молодой он или опытный.
Я об этом много говорю с лидерами команды — Титовым, Аленичевым, Ковалевски. Только когда у нас будет хороший коллектив, мы сможем добиться результата. А в нем ведь все заинтересованы.
Я очень рад, что и болельщики — а я это чувствую, — и руководители федерации не держат на меня зла, что я ушел из сборной, несмотря на то что мой контракт еще не завершился. А сейчас… Новый этап. И я приложу максимум усилий, чтобы этим шансом воспользоваться.
Хотя сомневающихся очень много.

03.01.2005, 09:01

Олег СОКОЛ


Темы: ,
Написать комментарий

старков наша надежда

поживем увидем.

я в него верю

Старков очень приятный человек. Нас (болельщиков) Спатака можно поздравить с таким выборм руководства. Но не понятно почему не ищут замену Титову? Ведь нельзя строить игру вокруг одного человека и прошлый сезон это доказал!

Написать комментарий