Помогла только Строде

Семья Маркович живет в центре города. Плата за отопление очень большая, хотя в большом коридоре нет отопления, и холод стоит жутчайший, вырос долг


Сколько не писала Евгения в теплосети, ответа не получала. Она обратилась к журналисту газеты «Миллион» Лавренову. Борис пришел и убедился, что требования хозяйки справедливы. Мэру города Рите Строде было направлено письмо с жалобой на бездействие чиновников. Очень скоро на квартире объявились работники. Все осмотрели и согласились с тем, что начисляется излишняя плата за тепло. Был сделан перерасчет. Евгения сама расстроена, что из-за такого пустяка пришлось беспокоить мэра, ведь она не в состоянии за всем уследить. А что делать? Маркович уверена, что если бы все ответственные лица работали с такой же отдачей как Строде, жизнь в городе была бы намного лучше. Не впервые помогает Р. Строде этой женщине.

Евгения Маркович – мать троих детей. Словно танковыми гусеницами переехали судьбу ее семьи законы об иммиграции. В 1980 году они с мужем взяли троих маленьких детей и поехали в Сибирь. Тогда в город Когалым в Тюменской области направляли лучших строителей из трех Прибалтийских республик. Евгения с двумя детьми вернулась в Даугавпилс в 1990 году, а муж замешкался с контейнерами и задержался на несколько месяцев. Из-за этого, в общем-то небольшого промежутка времени, на семью обрушились большие несчастья. Несмотря на то, что муж Евгении – Анатолий прожил в Даугавпилсе тридцать лет и здесь находится его семья, въезд в Латвию ему запретили! К кому только не обращалась Евгения – и к депутатам Сейма, и в самоуправление – бесполезно. В Департаменте гражданства и иммиграции объяснили, что для того, чтобы получить вид на жительство, Анатолию необходимо принять Российское гражданство. Так он и сделал. После этого с огромным трудом удалось получить временный вид на жительство. Каждый год нужно было заново оформлять документы, ездить в Сибирь, тратить время. Кто же будет держать такого работника? Тем более, в те годы безработица в городе была больше нынешней. И сокращения на «Химволокне», где работал Анатолий, проводились с удручающим постоянством. За мужчину хлопотал Видавский, работавший в то время на предприятии коммерческим директором. Прошло пять лет. Сколько пришлось пережить, сколько денег потратить – лучше не вспоминать! В то время совершил самосожжение Равиль Ягудин. Он не смог выдержать произвола чиновников и дошел до отчаянья всего за несколько месяцев. Если бы не дети и не калмыцкие корни Евгении – вряд ли и она выдержала бы долгие пять лет мытарств. Наконец, долгожданное решение о предоставлении постоянного вида на жительство можно было получать. И снова проблема – негде было взять денег на пошлину. Она в то время была намного выше, чем сейчас. Евгения написала письмо Рите Строде, которая в то время была депутатом думы. Та дважды ездила к Маркович, а не застав ее дома, оставила записку с приглашением зайти в думу. До сих пор Евгения с теплым чувством вспоминает, как встретила ее Строде, успокоила, пообещала посодействовать. Вскоре от соцпомощи выделили деньги. Помогли и в Генконсульстве России.

Муж вернулся – семья воссоединилась, дети обрели отца. Но беды остались. Прожив пять лет без семьи в Сибири, серьезно заболел Анатолий. На помощь пришел мэр Москвы Юрий Лужков, которому вручила письмо неугомонная Евгения во время его визита в Латвию. Уже месяц Анатолий получает серьезное лечение в одной из лучших клиник Москвы.

30.12.2004, 09:59

Наталья АСТРАТОВА


Написать комментарий