Над Пропастью

В декабре - январе самые длинные и холодные ночи. Но и самые веселые и светлые праздники – Рождество и Новый год - тоже приходятся на этот период. Самое время вспомнить о милосердии


По христианскому катехизису «милосердие – это Божий дар, в силу которого мы любим ближних как самих себя». Жаль, что немногие наделены этим «сверхъестественным Божьим даром». Мы показываем, что любим Бога, если соблюдаем Его заповеди. Четвертая из десяти заповедей гласит: «Почитай отца твоего и мать твою». И в этой же заповеди разъясняется, что «долг родителей по отношению к детям состоит в том, чтобы заботиться о них, давать им нужное образование и пример во всем и воспитывать их как добрых христиан». Увы, есть родители, которые никак не могут быть образцом для детей, а тащат их за собой в пропасть. А есть и детки, которые хотят гулять и веселиться и ничего не делать. Они не только родителей не почитают, но и о своем будущем не задумываются.

Как-то увидел турист из Латвии в благополучнейшем Амстердаме на вокзале нескольких бомжей. Если и сам город, и его беспечные жители отличались от обычных латвийцев, то с бомжами дело обстояло иначе. Помести эту группу куда-нибудь в район Нового Строения – никто бы и не понял, что они из Нидерландов. Тот же вид, тот же запах, те же синюшные физиономии. Но если человек опускается на дно – это его дело. «Жить независимо включает и независимо тонуть». А вот если у того, кто махнул на себя рукой, есть дети, драма становится трагедией.


Рейд
Работники муниципальной полиции, занимающиеся профилактической работой с несовершеннолетними,  Андрей Смирнов и Галина Островская отправились в очередной рейд. Журналист «Миллиона» присоединилась к ним. Микроавтобусик, вроде того, в котором мчится к больным «скорая помощь» – собственность муниципалитета, на этот раз направлялся к неблагополучным детям.

Первая остановка в Центре коррекции (по-старому – детприемнике). На новогодние праздники здесь остались девчонки и ребята, которым пока некуда идти. Но они не унывают. Воспитатели и инспекторы подготовили сюрпризы на праздник, Дед Мороз принесет подарки. Да и сами подростки подготовили целый концерт. Новый год все-таки!

Шатающаяся опора
15-летнего Валентина поместили сюда за бродяжничество. Пришло время возвращать его домой – к отцу и младшему брату. Семья эта давно на заметке у Сиротского суда и муниципальной полиции. Мать давным-давно уехала на заработки за границу. Как-то ненадолго вернулась, обласкала детей, погоревала над их неустроенным бытом – и снова умчалась. Отец, пока работал, попивал, но в меру. Оставшись безработным, да еще став инвалидом от полученной травмы, запил по-черному. Конечно, двум подросткам наблюдать вечно пьяного и грязного отца – радости мало. Прямо скажем – отвратительное зрелище. Вот они и убегают из дома, бродяжничают, не посещают школу.

Их находят, помещают в Центр коррекции, а оттуда снова домой – замкнутый круг.

Старший мальчишка пытается бороться с пьянством отца: то из дома его не выпускает, то поколачивает. Терпит, терпит пьяную болтовню, да и не выдерживает первым. Парень растет, становится сильнее – далеко ли до беды? Выдерживать соседство с вечно пьяным, опустившимся папочкой – ни у кого нервов не хватит. Но пока ни он без них прожить не сможет – кто будет ухаживать за инвалидом, да в доме убирать, ни им без него не обойтись – живут на его пенсию.

Когда мы входим в дом, папашка полупьяный лежит на кровати и смотрит по телевизору мультик «Маугли». Радости по поводу возвращения блудного сына не высказывает. Объяснить, почему дети не ходят в школу, он, конечно же, не может. Даже пить бросить не обещает, заявляя, что он – человек конченый и хронический алкоголик.

Выстоят ли парни в этой ситуации, смогут ли нормально построить свою жизнь? Сомнительно. А ведь ребята очень хорошие, неглупые, незлые, хозяйственные. Их бы в нормальную семью – все было бы замечательно. Распущенность отца и безответственность матери тяжелым бременем ложится на плечи мальчишек, давит на их психику, разрушает неокрепшее сознание. Очень хотелось бы, чтобы они выстояли в нелегкой борьбе с действительностью.

По сравнению с Центром коррекции, дом выглядит много непрезентабельнее, но пацан все равно ждал – не мог дождаться, когда он сможет туда вернуться.

Следующая наша остановка на «Химии». Если в предыдущем доме я почувствовала себя неуютно – слишком запущенно и грязно в помещении, то здесь поняла: там еще относительно чисто. Представьте себе комнату, в которую вывернули содержимое мусорного контейнера, а посередине поставили драный матрац – именно так все и выглядело. Замечательно себя здесь чувствуют две кошки и пес. «Хорошо быть кисою, хорошо – собакою. Где хочу, пописаю, где хочу, покакаю». Главное, никто и убирать не будет. Молодая симпатичная женщина лежит на захудалом ложе, укрывшись драным одеялом. Она жалуется нам, что больна. Однако Галина Островская напомнила, что месяц назад, когда к ним приезжала полиция, картина была ничуть не лучше. Сын и дочь отказываются посещать школу, а мать сделать с ними ничего не может. Верится безоговорочно. Где ей строго детей воспитать, если она в квартире порядок навести не в состоянии? В комнату заходит 14-летний Семен. На вопрос Андрея Смирнова, почему он не посещает школу, отвечает просто и ясно: «Лень». Вот и купи его за рубль за двадцать! Мать пыталась заставить сына ходить в школу, а он забрался невесть куда и два дня ночевать не приходил. Больше нравится парню бомжевать, чем учиться – последний раз был на уроках в ноябре. Семью за долги выселяют из квартиры и направляют в социальный дом. Слабо верится, что там возьмутся за ум и пацан, и его младшая сестра Машенька.

Перед тем, как мы направились к еще одной прогульщице, полицейские предупреждают, что ее отец отличается буйным нравом. Найти квартиру в путанице коридоров и переходов дома в Крепости оказалось непросто. Наверное, строили так с конспиративными целями, чтобы в случае чего враг не добрался. Я бы на месте того врага плюнула и ушла. Наконец нужную квартиру N№8 мы все-таки отыскиваем, почему-то между десятой и третьей. Но главное – попали! Папаша выглядит смущенным. Он соглашается, что попал впросак, поверив дочке. Анюта внушила ему, что и бабушка, и брат – все плохие и несправедливые, одна она «вся в белом». Но стоила восьмикласснице пожить у папаши полтора месяца, как он хорошо понял, что за «штучка» его девочка. Ночевать не приходила, школу прогуливала. Вот и пришлось ему вернуть Анну бабушке. А дочь продолжает прогуливать школу и держит себя со всеми нагло и высокомерно. Не понимает, что ничего хорошего ее без образования не ждет. Не век же мама будет деньги присылать из-за границы – придется самой на жизнь зарабатывать. А как? Делать-то ничего не умеет, только по ночам неведомо где и с кем шляется.

Парнишке с Нового Строения всего полгода осталось, чтобы доучиться в Межциемской профтехшколе. Но он забросил учебу. В семье произошла трагедия. Внезапно и неожиданно умер единственный кормилец – отец. Лег спать и не проснулся. Семья осталась без денег. Всего 35 латов получает сын по потере кормильца – и то пока учится. Он вроде как собирается ехать работать на Запад. Но, во-первых, мал еще. А во-вторых, имея по английскому двойку в аттестате, за границей делать нечего. В квартире за неуплату отключено электричество. Что дальше? Полицейский Андрей Смирнов пытается внушить подростку, что сейчас на его плечи легла забота не только о себе, но и о матери. Бросит учебу – они останутся без пенсии. За долги выселят из квартиры. Дальше – соцприют. А уж попадя туда, мало кто может выбраться на поверхность – затянет всеобщее пьянство. У пацана какие-то проблемы в училище. Подойти к педагогам он считает как-то не по-взрослому (как говорят подростки – «западло»). А вот ступить на путь, ведущий в бомжи – это не «западло». Очень хотелось бы, чтобы он удержался на краю пропасти.

Полиция направляется еще по нескольким адресам. И везде – трагедия. Везде под угрозой судьба детей. Кем они вырастут, таким и будет и их, и наше будущее.

30.12.2004, 09:58


Написать комментарий