Порой проще заплатить штраф, чем выполнять требования

Полиция самоуправления, кажется, занимается в городе всем — и патрулирует улицы, и проверяет торговые точки, и выезжает на семейные скандалы, и следит за парковкой машин, и даже спасает утопающих


Но при этом ее работа вызывает довольно много нареканий у всех слоев населения, включая предпринимателей. Почему так? Kb отправился к начальнику Полиции самоуправления Риги Янису Гедушевсу.

— Давайте начнем с цифр и фактов. У нас работает около 900 человек, включая упомянутую вами службу спасения, службы гражданской обороны и принудительных работ. Много это или мало — решать не мне, а депутатам городской думы, от которых зависит наш бюджет. Он, конечно, растет: в 2002 году бюджет составлял 2,4 миллиона латов, а в этом — уже около 4 миллионов. Но не буду скрывать, что нам не хватает средств и людей. При этом я считаю, что в данных условиях мы работаем неплохо.

— Получается, что если у города будет больше денег, то, возможно, больше их станет и у вас. А ведь поступления в городскую казну — это не только налоги, но и штрафы. А поводов для штрафов у нас немало.

— Поводов для штрафов может быть очень много. Мы должны контролировать соблюдение более 200 пунктов правил самоуправления, не говоря уже об административном кодексе. Правда, на наших штрафах город вряд ли разбогатеет. Как правило, они сравнительно невелики, и зачастую получается, что выгоднее заплатить штраф, чем выполнять требования. Пример, который у всех на виду, — уборка снега с крыш. Штраф за неубранную крышу — до 30 латов, а пригласить бригаду альпинистов будет стоить пару сотен. И такие “серьезные” штрафы — скорее норма, чем исключение. По существующим нормам мы должны предоставить нарушителю время на устранение непорядка. А сама процедура проверок такова: на утренней планерке руководитель дает сотрудникам конкретные задания. Так что варианта “а пойду-ка я проверю такую-то фирму: она мне не нравится” возникнуть не может.

— И что, зайдя, скажем, в кафе, сотрудник Полиции самоуправления может наложить до сотни штрафов?

— Ну, не до сотни, конечно. Реально столько нарушений все же не бывает. Полицейский на месте может оштрафовать на 10 латов, если нарушитель сознался, или составить протокол о нарушениях, а штрафы тогда будут налагать другие инстанции. К тому же наша задача не оштрафовать предприятие или частное лицо, а добиться, чтобы он начал соблюдать нормы и правила, принятые Рижской думой.

— Какие нарушения чаще всего констатируют ваши сотрудники?

— К примеру, по содержанию недвижимости и соблюдению общественного порядка. А также нарушение правил в сфере торговли, общественного питания и услуг. Основные пункты: несоблюдение авторских прав, продажа алкоголя и табачных изделий несовершеннолетним, отсутствие информативных надписей на государственном языке… В общем, список длинный. Особенно часто мы сталкиваемся с торговлей просроченными товарами. Этим грешат и мелкие магазинчики, и крупные торговые сети. Особенно часто перебивают срок годности на шоколадных сырках.

— Не кажется ли вам, что это благодатная почва для коррупции? Честно говоря, у меня порой возникает впечатление, что на вашу структуру пытаются возложить совсем уж неподъемный груз обязанностей…

— Полномочия у сотрудников Полиции самоуправления достаточно узкие: проводить проверки и в случае констатации нарушения составлять протокол. А количество нарушений — это вопрос не ко мне. К тому же наши сотрудники редко работают по одному — это к вопросу о коррупции.

— И все же — сколько ваших сотрудников за последнее время было поймано на взятках?

— В начале 2002 года сотрудник Полиции самоуправления был задержан по подозрению во взяточничестве. В мое время руководством Полиции самоуправления был создан специальный отдел по чистке кадров своими силами. Кроме того, населению доступен анонимный телефон (7037555), по которому можно сообщать о незаконных действиях наших сотрудников.

— Всего один случай! И в то же время имидж Полиции самоуправления не слишком хорош ни в глазах торговок на рынке, ни владельцев торговых сетей, ни коллег из Госполиции…

— Ваша информация кажется мне недостоверной. Мы регулярно сотрудничаем с коллегами из Госполиции, часто проводим совместные рейды и общими силами гарантируем общественный порядок во время мероприятий. Подтверждением нашей работы является состоявшееся в этом году награждение нашей организации Министерством внутренних дел и другие похвалы. Что касается негативных высказываний торговцев в наш адрес … Кто не работает, о том и не говорят. Вряд ли кому-то из нарушителей понравятся проводимые нами регулярные проверки и призывы к порядку.

— Могу привести пример бездействия: многие районные автостоянки постоянно умудряются принимать на десяток машин больше, чем указано в их лицензии. Насколько я знаю, у них никаких проблем нет. А нелицензионными дисками все еще торгуют, правда?

— Насколько мне известно, мы не получали информации от населения о нарушениях в работе районных автостоянок. Если поступит информация, мы обязательно на нее отреагируем совместно с компетентными инстанциями. Насчет торговли нелицензионными дисками: Полиция самоуправления часто проводит рейды совместно с другими инстанциями.

— Ну а Центральный рынок? Прямо на улице и в подземном переходе, ведущем к нему, постоянно торгуют мелким просроченным товаром?

— Мне неоткуда взять две смены по восемь сотрудников, чтобы они в двенадцатичасовом режиме патрулировали рынок. Как я уже говорил, нам не хватает людей и средств. К слову, один патрульный, рядовой на минимальном окладе, обходится городу примерно в 5000 латов в год. Сами можете посчитать, во сколько обойдется городу борьба с этими мелкими торговцами. Лично я считаю, что патрульные, стоящие у школ и предотвращающие ограбление подростков, драки, торговлю наркотиками, намного полезнее для города и населения, чем они же, бегающие по рынку за бабушками, торгующими литовской колбасой и китайской одеждой. Кроме того, нельзя сказать, что мы не боремся с незаконной торговлей на рынках. Мы проводим рейды, ловим продавцов, конфискуем товар. А вот проследить, откуда он берется, — это уже не к нам. Мы — “полиция в форме”, и это во многом затрудняет нашу работу. Мы не можем незаметно подойти и проследить за нарушением, зафиксировать его. Завидев наших сотрудников, продавцы просто разбегаются.

— Именно поэтому я не понимаю, что мешает вам направить на Центральный рынок хотя бы один патруль — пару полицейских.

— Это не поможет. Только обход у них будет занимать около часа. А уж если они кого-нибудь поймают или задержат товар, то оформление бумаг, включая детальное описание изъятого, займет у них пару часов. И в это время на рынке будет твориться то же самое. Так что пока рейды более оправданны.

— А как идет борьба с таким злом, как курение в неположенных местах?

— Пока мы можем лишь следить за тем, чтобы в кафе были отведены места для курящих и курили именно там. В законе пока все очень расплывчато. Там просто указано, что в помещении должна быть вентиляция. Так что пока мы зачастую приходим в прокуренное кафе, где с одной стороны зала висит табличка, разрешающая курить, а с другой — запрещающая. И если там под потолком жужжит подобие вентилятора — мы ничего не можем сделать. Но эта ситуация скоро изменится. Недавно Сейм принял во втором чтении поправки к закону о рекламе и распространении табачных изделий, в которых будут более четкие требования к помещениям для курильщиков.

— А что с пресловутой борьбой с торговлей алкоголем в ночное время?

— Закон оставил очень хорошую лазейку — кафе. В ночных магазинах появилась стойка бара, бутылка теперь продается в открытом виде, вместе с одноразовым стаканчиком. А если человек передумал пить на месте и взял покупку с собой — это уже его дело, а не продавца. И все законно.

И потом, мы не имеем возможности проводить контрольные закупки. Оперативная работа в гражданке — это не к нам, а к Госполиции. Повторюсь: мы не тайные агенты, а “полиция в форме”.

— Да, кстати, снова о полномочиях…. Как-то на одной автомойке я услышал, что ваши сотрудники пытались их оштрафовать за работу без специального разрешения в государственный праздник. Неужели это законно?

— Этот слух — недоразумение. Нарушение было констатировано по факту отсутствия вывески рабочего времени как такового. Работать же или отдыхать в праздник — это личное дело каждого. Тут решает не город, а предприниматели и их сотрудники, соответственно информируя население вывеской о своем рабочем времени. Но, конечно, в праздник лучше отдыхать. Впрочем, большинству наших сотрудников это не грозит. Ведь порядок в городе должен быть и в новогоднюю ночь.

29.12.2004, 11:22

Коммерсант Baltic Daily


Написать комментарий