Расскажи, Снегурочка, как дела

Инструкция для тех, кого снежная лавина накрыла в центре города


…Больше всех испугался домовладелец, который хлопотал вокруг меня, то и дело поднимая взгляд ввысь. Он смотрел на роковую крышу так, словно не в силах был поверить, что снег на меня свалился именно с его дома, а не с ясного неба. Или, например, не с проезжавшего мимо автобуса. Но снег упал именно с крыши. Уж можете мне поверить.

Белым-бело
Поначалу я ничего не поняла. Вокруг меня завизжали модные девицы, только что чинно шагавшие мимо, а потом стало белым-бело. Я захлопала глазами. Хлопать было тяжело, потому что шапка сбилась на самый нос. Когда я шапку сняла, оказалось, что она в снегу.
Снег был везде: на мне, подо мной и даже немножко во мне.
— Это ужасно, — посочувствовала одна из модных женщин и помогла мне слегка отряхнуться. — А если бы лед?

Не скажи она этого, я бы так и не поняла, откуда свалилось холодное счастье. Но вслед за словами сердобольной прохожей я подняла глаза и уставилась на крышу. На крыше имелся след от огромного пласта снега, съехавшего и обрушившегося прямехонько на меня. Кроме того, на крыше оставалось еще немало снега, который рано или поздно повторил бы фокус первого пласта и плюхнулся бы кому-нибудь на голову. Ощущение нерадостное.

Разъяренная, я ворвалась в магазин, квартирующий под роковой крышей:
— Кто хозяин дома?
Продавщица в ужасе оглядела мое заснеженное пальто и промямлила что-то невразумительное. По ее словам выходило, что хозяина нужно спрашивать у охранника где-то во дворе. Это стало последней каплей.
— Звоню в полицию, — предупредила я продавщицу.
И позвонила. А вы думали, не позвоню, да?

Тающее доказательство
Дежурный полицейский не удивился. Наверное, после снегопада на пульт Центрального района похожие жалобы поступают пачками.
— Машина приедет через двадцать минут, — утешил меня дежурный, прежде чем отключиться.
Двадцать минут показались вечностью. Я стояла посреди улицы Тербатас и берегла свою кучу снега размером метр на два, словно это была персональная золотая россыпь. А вдруг растает, как тогда докажешь свой статус пострадавшей? От горьких мыслей моя физиономия приобретала свирепое выражение. Честно признаюсь, люди от меня шарахались. Их смущал мой заснеженный вид, а меня смущали холодные хлопья, которые тайным путем продолжали попадать из капюшона мне за шиворот. Там они таяли, отчего оптимизма у меня, разумеется, не прибавлялось.

— Девушка, подайте двадцать сантимов, — подбежал веселый бомж. — И еще десять за то, чтобы я вас почистил!
Краснея и зеленея, я выдала бомжу только одну монетку. Он попытался было почистить меня бесплатно, но тут, к счастью, подкатила машина муниципальной полиции.

Требую сатисфакции!
Одновременно с полицейскими из ворот дома появился хозяин, оказавшийся интеллигентным латышским старичком при галстуке. За хозяином плелся охранник, который две минуты назад уже выглядывал на улицу и с опаской меня рассматривал. “Наверное, продавщица настучала!” — решила я и для конспирации взялась за мобильный телефон. Не помогло.

— Это на вас упал снег? — подбежал старичок.
— Угу.

— Мне не нужны неприятности. Может, вы хотите какую-нибудь компенсацию?
Честно говоря, мысль о компенсации мне понравилась. Здорово было бы попросить новое пальто взамен безнадежно испачканного! Или головной убор из песца, который в будущем гасил бы снежные удары…

Но приятные мечтания были прерваны появлением людей в форме. Я тут же вспомнила свое оскорбленное достоинство и решила, что никакие меха меня не удовлетворят так, как судебное разбирательство с нерадивым владельцем. И пусть немедленно почистит эту подлую крышу!

— Будете писать заявление? — осведомился полицейский.
— Буду!
Сегодня — десять, завтра — десять…
Писать заявление меня усадили в теплой и просторной полицейской машине. Свои страдания и испуг я описывала старательно, то и дело ссылаясь на свидетелей и очевидцев. “Теперь будут знать, как крыши не чистить!” — думала я при этом и мстительно кусала ручку в поиске сильных выражений.

И тут вернулся второй полицейский, проводивший беседу с хозяином заснеженной избушки.
— Выписывай владельцу штраф на десять латов, — бросил он своему товарищу.
— И это все? — завопила я, не веря, что домохозяин отделался испугом.

Полицейские хором ответили, что это действительно все. Правда, владельцу дома придется-таки немедленно вычистить крышу. Но это уже мелочи, которые меня не касаются (если на сегодня прогулок по улице Тербатас у меня больше не запланировано).

— Так держать! — сказали полицейские, высаживая меня под белы ручки из машины. — Будем бороться с произволом домовладельцев совместными силами!
Высаженная, я побрела на работу. “Эх, надо было просить у домовладельца компенсацию и только после этого вызывать полицию”, — размышляла я в крайней степени уныния. А то ведь что такое десять латов? Крышу почистить и то дороже выйдет. Разве что нервное потрясение пойдет хозяину на пользу и он станет внимательнее к последствиям снегопадов.

Потом я спохватилась. Чего грустить-то? Во-первых, вместо снега действительно мог оказаться лед (дорогие рижане, будьте на улицах поосторожнее). Во-вторых, редкий журналист может похвастать, что темы ему так и валятся на голову посреди дня.

Одно скажу: хоть и кажутся десять латов штрафа пустяком, а не ленитесь вызвать полицию, оказавшись в моем положении. Потому что вылечить хозяев домов от равнодушия мы действительно можем только вместе. Сегодня — десятка, завтра — десятка… Глядишь, и научатся чистить крыши вовремя.

Бывает и дороже!
Как объяснил сотрудник отдела общественных отношений Рижской думы Дзинтарс Залюкснис, муниципальная полиция может на месте происшествия оштрафовать хозяина на сумму до 10 латов. Если нарушение серьезное (например, человек получил травму от падающего снега), то полицейские составляют на месте протокол и передают его в административную комиссию.
— Комиссия может оштрафовать домовладельца на сумму до
50 латов. А пострадавший на основании этого решения вправе обращаться в суд и требовать от хозяина заснеженной крыши компенсацию за ущерб, — говорит г-н Залюкснис.

29.12.2004, 08:51

Маргита СПРАНЦМАНЕ


Темы: ,
Написать комментарий