Звездочет

Отшвырнув газету с гороскопом в сторону, Паша глянул в окошко, заложил руки за спину и стал делать круги по комнате… «Писатели, блин!..» — выплюнул в пространство Паша.

Вечером, когда гадкий, противный, декабрьский прибалтийский ветерок разогнал-таки омерзительные тучи, Паша усилием воли загнал себя на балкон, просунул руки сквозь пуховое одеяло, нацедил рюмочку и, глядя в небо, патетически прошептал: «О, какая бездна!.. Какая безысходность в этой черной пустоте… Как в этом много смысла…»

Опрокинув рюмочку, поежившись и добавив: «Какая сырость, какая гадость, какая холодина…», размыслив так, что звезды теперь не могут быть к нему неблагосклонны, Паша решительно приступил к делу.

Разделив мысленным взором доступный его видению участок неба, ограниченный сверху балконом вечно полупьяного дурака-соседа, справа — глупым архитектурным строением, именуемым в простонародье «блочный дом», слева — безобразной карликовой березой, неизвестно по чьей прихоти вымахавшей аккурат до его, Пашкиного, четвертого этажа, Паша хрустнул огурчиком, ткнул пальцем свободной руки в небеса и начал произносить.

«ОВЕН, — хрупая огурец, проконстатировал Паша. — Бараны, значит… Вшивые овцы… Кучеряшки, бретельки, каблучки, мини-юбочки. Вижу, вижу, — пялясь в условную точку поднебесья, объявил Паша. — Значит так. Женщины. Стервы, подлячки — все легкого поведения. Взять хоть Нинку с третьего этажа. Мужики… Про мужиков забыл… Ага! Хорошего мужика — овном не назовут!..
ТЕЛЕЦ, — сказал Паша, покончив с огурчиком и проведя пальцем вправо по часовой стрелке. — Маленькая корова. Ясно. Опять Нинка!.. Телка хоть куда! Не мычит, но телится. Двоих нателила… Оба неродные: мальчик на девочку не похож. Люди сомнительной внешности и надежности. Мужей не имеют, помощи от хороших и честных соседей не принимают!
БЛИЗНЕЦЫ, — прошептал Паша, пялясь в ночь.— А это кто?.. Ну, конечно!.. Сосед с пятого с собутыльниками! Рожи умные, носы красные, все в очках! Натурально — близнецы! Скверный народец, в гости не приглашают. Скряги, подлизы, доносчики! Примитивны, агрессивны, до утра свет горит! Студенты! Физики!.. Учатся они! Знаем, чему они учатся — водку жрать они учатся!.. Почему в очках?.. Глазки в пучок собираются?!.. Так, женщины. Все как одна: гулящие и скупучие! Постучитесь хоть в два часа ночи — не пустят на порог! Нинку хотя бы взять…
РАК, — вздохнул Паша и улыбнулся. — Можно и не смотреть… Сосед с пятого, только — один! Известный типаж: в получку снега не выпросишь! Доносчик! Один раз только и выручил, на бутылку дал… Месяц прошел, очки нацепил, к жене отправился: «Простите, пожалуйста, мне ваш муж долг отдать забыл… Поймите, пожалуйста, я на стипендию живу… Войдите в положение — он у меня полстипендии занял… Недоедаю, месяц нужду терплю…» Кто забыл? Я?!.. Да я этот месяц в глазок двери, как в перископ пялился! Кого забыли? Женщин. Женщины — рачихи! Все!
ЛЕВ. Нет, ну что за названия?.. — прорычал Паша, опрокидывая внутрь очередную рюмочку. Стоп!
А я когда родился?.. Ага!.. Короче, лев — он и в Африке лев! Горд, статен, умен, красив!
ДЕВА. Ну вот мы и добрались до моей жены. Кажется, я ее уже упоминал. Карга! Вопросов нет. Замуж выскакивала — дифирамбы пела. На людях сюсюкается, гости уйдут: такой-переэтакий, все люди как люди, только один паразит нажрался, как свинья!.. Какая свинья?!.. Я лев!»
Опорожнив полбутылки, Пашка повеселел и, созерцая балкон блочного дома, воззрился на курившую молодежь. «Шпана… — вздохнул Паша. — Ишь, музыку поврубали!.. А работать кто будет?!.. Бандиты, агрессоры! Денег не дадут, по морде — пожалуйста! Одно слово: козлы! Точно, пойдут в категории козерогов!»
Проводив невидящим взглядом обитателей балкона, Паша сбегал в комнату, посмотрел в газете, какой следующий зверь по гороскопу стоит в очереди, вернулся на балкон, набухал очередную рюмочку, залпом осушил и продолжил.
«Так, ВЕСЫ — это неинтересно.
СКОРПИОНЫ… Двух мнений быть не может: все твари продажные! Только и норовят ужалить ближнего бедного льва… Никакого сочувствия — сами пьют, блудят… И жалят, жалят: «Когда долг отдашь?..» Какой долг?! Я всем простил…
СТРЕЛЬЦЫ… Стрелки, что ли?.. Нет, таких в подъезде, слава Богу, нет!
КОЗЕРОГ. А это кто?.. А, который с женой под ручку ходит… — вспомнил Паша недобрым словом соседа со второго этажа. — Эй, ты, козел!.. — перегнулся через балкон Паша, — ты меня слышишь?!.. Нет?.. Я и говорю: «Козел!..» Высокие отношения тут придумали!.. Да у тебя рога до земли!.. Спроси хоть школяра очкатого — с пятого! Сам видел, как он ей сумки до дома носил… Ну, народ…
ВОДОЛЕИ! — выпучив глазки, гаркнул Паша. — Даже интересно… Господи, да это ж все наши соседи! Водолеи-спиртолеи! Аж протухли от водки, скряги паскудные! И детей бьют!..
РЫБЫ. Дед, тебе о Боге впору подумать, а ты туда же!.. — заканчивая обзор, вспомнил Паша о дедушке с первого этажа. — Ноги у него больные! Пень трухлявый!.. А кто от Нинки летел на одной ноге через две ступеньки? Кто кряхтел от радости? Кто закатывал глазки и тряс головой?.. Сам видел! И, главное: трезвый, и соль в салфетке!.. Как метеор просвистел! Об ногу мою споткнулся: соль рассыпал и сам рассыпался на последней ступеньке… А зачем ему, конспиратору, соль? Наш дедуля с Нинкой развратной на пару в малине трясет бородой!..»
Чувствуя, что задохнется от гнева, Паша решительно взял себя в руки и, долив остатки, опрокинул содержимое в рот.
Захлопнув дверь балкона, с сознанием выполненного долга «звездочет» рухнул на диван, прикрыл глаза газетой с гороскопом и начал обмозговывать неожиданно пришедшую на ум мысль.
«… А в конце так и написать, — через минуту, зевая, пробормотал Паша. — Примерно так: разрешаю перепечатку всем изданиям. С гонораром просьба не тянуть. И адрес… Какой у меня адрес?.. Ага! Если смотреть в декабрьскую безоблачную ночь со стороны неба, между блочным домом, березой и балконом пьяного дурака-соседа…»
И только звездочки мерцали под мирный храп «звездочета»…

28.12.2004, 10:10

Роман Самарин


Написать комментарий