Стрелы поднимаются выше

Последние два года для конкурирующих друг с другом фирм UBAK и Valiants можно назвать золотыми. Строительный бум изменил ситуацию на рынке башенных кранов. Если раньше фирмы-крановщики страдали от недостатка заказов, то теперь клиенты испытывают острую нужду в их услугах.

По фирме UBAK это особенно заметно. Ведь в 1997 году ее соучредители, приватизировав “Управление башенных кранов”, получили в свое распоряжение практически разваленное хозяйство. Кроме всего прочего, в 1994 году на рынке появилось динамичное латвийско-шведское предприятие Valiants. До этого времени UBAK был практически монополистом, хоть и на сужающемся и застойном рынке.

— Первые пять лет было очень тяжело,— говорит председатель правления UBAK Вячеслав Ковалев.— Строители чуть ли не в открытую издевались над нами. Мы и Valiants тогда были вынуждены жестко конкурировать друг с другом и сдавать краны в аренду “за лимонад”. Никогда не забуду такой случай: сижу в бытовке на стройке, о цене договариваюсь. А прораб поговорит немного и убежит. Потом прибегает и снова торгуется. Оказалось, в соседней бытовке сидел представитель Valiants. А хитрый прораб так нас обоих к понижению цены склонял.

Первый башенный кран у Valiants появился в 1998 году, что и ознаменовало время перемен для обеих фирм. Дело в том, что президент Valiants Ингмар Пада, признанный специалист с огромным опытом в области башенных кранов, бывший владелец крупной шведской фирмы, сделал ставку на современные западные модели кранов. UBAK располагал только советской техникой. По словам г-на Ковалева, они тогда сразу поняли, что перемены неизбежны, и если не покупать новые краны, то в этой гонке они проиграют. Дело в том, что средний западный кран монтируется за 3 дня, а его советский аналог — за 5, и с гораздо большими усилиями. Совсем же высокий кран советского производства и вовсе по нормам устанавливается в течение 15 дней, а разбирается немногим быстрее. Это означает простой техники и потерю денег. При этом современные западные краны еще и быстрее поднимают и переносят груз.

— В 2000 году мы закупили в Германии четыре современных крана за 50 тысяч евро каждый,— рассказывает господин Ковалев.— В кредит, конечно. Это было необходимо, потому что постепенно вырисовывалась потребность рынка в современных кранах и башнях высотой не 36—40 метров, а гораздо выше.

Тем же путем шел и Valiants, беря в аренду с правом выкупа и приобретая все новую и новую технику. К 2002 году, когда начался строительный бум, латвийские крановщики подошли подготовленными.

Дефицит высоты

Сегодня, по утверждению руководства обеих фирм, уже нельзя говорить о жесткой конкуренции между ними. Строителям порой приходится ждать, когда подходящий для них кран освободится на другом объекте. UBAK сейчас располагает 46 кранами, Valiants может предложить 33. Но этого не хватает, чтобы обеспечить все стройки Латвии.

— Наверное, нельзя сказать, что не хватает кранов,— уточняет исполнительный директор Valiants Ольга Пада.— Просто строительство у нас сейчас пошло ввысь и вширь. Мы, например, легко можем предоставить краны высотой 30 метров, но все чаще заказчик нуждается в 80- и 100-метровых кранах. А это значит, что мачту такой высоты придется собирать из трех других кранов. Более того, нужно признать, что новый проект универмага Sky на улице Дунтес сейчас требует крана такой высоты и длины стрелы, что предоставить его ни мы, ни, по-моему, конкуренты не могут без значительных дополнительных затрат.

При этом надо учитывать, что одна секция мачты высотой 2,5 метра стоит у производителя 6000 евро. Весь же высотный кран обойдется, как минимум, в 350 тысяч евро. А строители по-прежнему стремятся сэкономить на кранах.

Строят не числом, а умением

— Чуть ли не десятилетие в Латвии строили вообще без кранов,— объясняет г-жа Пада.— Строителей использовали как гужевую силу. Сейчас ситуация медленно, но меняется. На это влияет и то, что сами строительные рабочие требуют более высокой зарплаты, а значит, числом уже проблему не решишь, и то, что архитектурные проекты, воплощаемые в новых зданиях, без кранов в принципе невозможно реализовать. Но и по сей день нам приходится сталкиваться с ситуацией, когда кран считают довеском к стройке и стараются на нем всячески сэкономить. То есть когда стройке явно нужны два крана — ставят один. Экономия получается сомнительная: кран и строители работают в три смены. Чаще всего это приводит не к экономии, а перерасходу средств за счет опоздания к сдаче объекта. Обычно потом все равно приходится устанавливать второй, а то и третий кран.

Президент UBAK, в свою очередь, отмечает, что ситуация на рынке сейчас позволяет его фирме не работать по заниженным расценкам. Работы хватает. Причем обеим фирмам. Яркий пример тому — строительство “Солнечного камня”, где рачительные эстонцы из Merks задействовали краны обеих фирм.

Кадровые трудности

У схожих по роду деятельности фирм и проблемы похожи. У UBAK и Valiants проблема одна на двоих:
нехватка квалифицированных крановщиков. Средний возраст сегодняшнего оператора башенного крана — 50 лет. Это специалисты советских времен, переученные самими фирмами для работы на новой технике. Брать же новых крановщиков — неоткуда.

— Мы находим в Риге и в провинции тех, кто когда-то работал на кранах,— говорит г-н Ковалев.— Но сами понимаете, если человек 15 лет не сидел за рычагами, то профессиональный навык уже утрачен. По моим подсчетам, если потребность в крановщиках возрастет хотя бы на 20%, то мы просто не сможем обеспечить технику операторами. Мы организовывали курсы крановщиков, но естественное условие их окончания — 3 года работы на фирму. Молодые люди, похоже, так далеко не загадывают.

С этой оценкой ситуации и прогнозом согласно и руководство Valiants. Причем выход из нее обеим фирмам видится в создании собственных курсов или даже школ крановщиков.

— Мы уже пробовали готовить молодых крановщиков на своей базе,— говорит Ольга Пада.— И готовы вести переговоры с UBAK о создании общей для обеих фирм системы подготовки кадров.

Учитывая, что зарплата хорошего крановщика постоянно растет, можно надеяться, что молодые люди заинтересуются этой нужной бизнесу профессией. А нет — так придется импортировать операторов из стран третьего мира.

Старая Рига — источник денег

— В ближайшие три-пять лет строительный бум не закончится,— считает Ковалев.— Очень интересны проекты застройки Кипсалы, да и многие проекты жилых домов впечатляют. Значит, и потребность в кранах пока будет расти. Дальше мне загадывать трудно.

В фирме Valiants считают, что интерес к строительству сохранится на более длительный срок. Как одно из самых перспективных направлений они рассматривают неизбежную реконструкцию и реставрацию домов центра Риги. Возведенные в начале прошлого века и ранее, они уже в ближайшее время потребуют масштабных вложений и перестройки. А так как все эти здания имеют значительную коммерческую ценность, то деньги на их обновление найдутся.

А вот на реновацию жилого фонда в “спальных” районах обе фирмы не слишком рассчитывают. По их мнению, после завершения внутриквартальной застройки возведение высотного жилья приостановится.

— Дело в том, что город не хочет вкладывать деньги в развитие своих пустующих территорий,— говорит Ковалев.— В Задвинье достаточно земли, но она не охвачена коммуникациями. Поэтому сегодняшние градоначальники и разрешают внутриквартальную застройку строительным фирмам. Те экономят на коммуникациях, а город, не думая об удобстве жильцов и игнорируя протесты горожан, получает легкие деньги.

Интервенция? Вряд ли…

С повышением спроса на высотные краны и цены на их услуги выросли. По утверждению Вячеслава Ковалева, примерно на 30% за год. Учитывая тот факт, что у обеих фирм прошлогодний оборот превысил 700 тысяч латов, а оборот этого года стремится к миллиону, можно говорить о росте рынка и появлении потенциального места на нем для третьего участника.

— Я серьезно опасаюсь интервенции из-за рубежа,— признается глава UBAK.— Если какой-то западный концерн позволит себе убытки за год около миллиона евро и низкие цены, то ни нас, ни наших сегодняшних конкурентов просто не станет. Впрочем, в фирме Valiants смотрят на ситуацию иначе. Ее глава Ингмар Пада неоднократно слышал о желающих прийти на латвийский рынок. Но всякий раз потенциальный “интервент”, услышав о наших расценках, резко охладевал и пропадал с горизонта.

— Конечно, есть вероятность, что некие зарубежные компании проявят интерес к покупке одной из фирм,— говорит Ольга Пада.— Нам уже поступало подобное предложение, но мы отказались. А вариант грубого вхождения на наш рынок я не рассматриваю. Слишком сложно и дорого будет налаживать здесь работу и контакты с клиентами. Кроме того, мы точно знаем, что высотных кранов не хватает не только в Латвии, но во всем мире.

24.12.2004, 11:39

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий