Возвратившиеся из ада

Они признались, что когда рассказывают об этом, становится немного легче

“Все связано с большими деньгами”

Мужчины в группе держатся несколько особняком, с ними и старший из приехавших детей — Георгию Бацазову 14 лет. В той злополучной школе среди заложников у него была мама Ильфа и 7-летняя сестричка Диана, сам же Георгий учится в другой школе.
Глава семьи Аслан Бацазов вспоминает, что 1 сентября встал пораньше — собирали дочку в 1-й класс. Пока мама заплетала девочке длинную косу, папа привез 25 газовых воздушных шаров. Разноцветные баллоны заполнили весь салон автомобиля. “Ну выбирай, дочка, — смеясь, предложил Аслан. — Ты в машину уже не поместишься. Поэтому или иди в школу пешком, но с шариками, или едешь в машине, но без них”. Диана задумалась. Тогда Аслан предложил компромисс: “Давай ты пойдешь пешком и понесешь разноцветную гирлянду, а мы с мамой медленно поедем рядом, сопровождая тебя”. Так и добрались до школы. Последующие три дня обернулись для семьи адом. Аслан с сыном провели три дня под стенами захваченной боевиками школы.
В это время Ильфа, превозмогая страх и слабость, боролась за жизнь дочери и других детей. Под дулом автомата, приставленного к ее груди, она выдвигала боевикам требования и доставала детям воду. “Хорошо, что они не знали, что моя жена — следователь!” — вспоминает Аслан. Наверное, еще долго в страшных снах ему будет видеться, как он выносил Дианочку на руках, всю в крови, хотя на ней не было ни одной царапинки. “Почему не могут поймать террористов? Мы не верим в это, — говорит Аслан.— Со спутников можно газеты читать, а найти террористов нельзя? Наш народ считает, что властям все это выгодно. И все, конечно, связано с большими деньгами”.
Ильфа Бацазова немножко ошеломлена повышенным бурным вниманием к ним. Она говорит, что ей очень хотелось поехать именно в Латвию — хотя была возможность отправиться и в Польшу, и в Чехию, и в Венгрию. Тем более в Латвию приглашали отправиться всей семьей. “Мужу с сыном было не легче, хоть и находились они вне школы. В заложниках я была с Дианой — она у меня героиня, молодец. Если бы не она, не знаю, что бы со мной было. Террористы приказали всем снять крестики, если у кого увидят — сразу убьют”, — вспоминает Ильфа. "А Дианка моя три дня свой крестик держала в кулачке и молилась. Она не плакала, чтобы мне было спокойнее, и я не плакала из-за нее. Только на третий день, когда все были на грани срыва, она попросила: “Мама, можно, я поплачу, я уже не могу терпеть”. И тогда я сама заплакала и ей говорю: “Диана, плачь, не терпи”.

Недетское мужество Дианы

6-летние братья-близнецы Сослан и Давид Дзандаровы завороженно следят за маленьким экраном телевизора внутри лимузина. Нахождение в шикарном авто
полностью поглотило их, и они сидят совершенно ошеломленные. Сослан с гордостью поясняет, что он на три минуты старше брата, но младший, Давид, иногда поколачивает его.
Рядом сидит их сестра Диана, ей 9 лет. Она с мамой Жанной тоже оказалась в руках террористов. “Мама, давай сегодня не пойдем в школу! — предложила 1 сентября Диана. — Мне приснилось, что сегодня в школе все будет падать и рушиться!” Жанна тогда не придала значения словам дочки: “Не выдумывай! Тебе просто не хочется идти на уроки!” Теперь она вспоминает этот разговор как пророчество. Дианочка с недетским мужеством перенесла страшные три дня в школе. В последний, самый тяжелый день, когда сама Жанна, теряя сознание, не могла двигаться, дочка обмахивала ее какой-то бумажкой и умоляла: “Мамочка, не умирай, я знаю, нас сегодня освободят!”
Жанна призналась, что считает поездку в латвийский санаторий очень своевременной: “Хорошо, что мы приехали на Новый год. Очень хотелось уехать из Беслана, и я специально выбрала предложение поехать в Латвию, не знаю почему, но было очень интересно”.

Не вернулся из школы…

Еще один наш бесланский гость 33-летний Владимир Гутнов 1 сентября спешил с работы, чтобы отвести 10-летнего сына в 4-й класс. Они жили с ним вдвоем, без мамы. Мальчику не терпелось поскорее увидеть школьных друзей, и он решил не дожидаться отца, а пойти в школу вместе с соседкой и ее детьми. Живым Владимир сына больше не увидел. В его тельце было обнаружено несколько огнестрельных ранений в спину. Боевик расстрелял мальчика с перепугу, когда прогремел первый взрыв. Владимир переносит горе с удивительным достоинством и мечтает только об одном — чтобы этот кошмар больше никогда ни для кого не повторился.
…Тем временем мы подъехали к Яункемери. Дети радостно загалдели: “Где санаторий? Где?” А в санатории нас радушно встретил персонал во главе с директором Михаилом Малкиелем. Он сразу сумел расположить к себе всех — деток обнял, с мужчинами перешел на “ты”, причем все — очень естественно. “Я и весь наш коллектив сделаем все, чтобы поправить ваше здоровье, чтобы вы немножко у нас отдохнули”,— пообещал радушный директор. “А мы уже не жалеем”, — ответили гости.

24.12.2004, 08:18

Сюзанна ГНЕДОВСКАЯ, Татьяна МАЖАН


Темы: ,
Написать комментарий