«Охота» на инвесторов

Кому принадлежат стратегически важные сферы латвийской экономики?

По распоряжению премьер-министра Айгара Калвитиса (Народная партия) Бюро по защите Сатверсме (SAB) займется изучением иностранных инвесторов: какие цели преследуют другие государства в Латвии, вкладывая деньги, и как это может отразиться на нашей экономической независимости. В свою очередь не менее интересно понять, какие цели преследовал глава правительства, начиная “охоту” на инвесторов.

На кого руку подняли

Для понимания масштабов работы, предстоящей SAB, приведем одну только цифру. Общий объем прямых зарубежных инвестиций в латвийские предприятия составляет, по разным данным, от 1,2 до 2 млрд. латов, что вполне сопоставимо с годовым бюджетом страны. При таких суммах “поднимать руку” на бизнес, как минимум, небезопасно для экономики страны. Но раз уж спецподразделение SAB берется за выяснение обстоятельств, посмотрим, кто находится по другую сторону баррикад.
Данные об иностранных инвестициях у нас обобщают три организации — Банк Латвии, ЦСУ и Lursoft. Несмотря на то что эти данные расходятся (Банк Латвии на первое место по объему инвестиций ставит Германию, ЦСУ — Швецию, а Lursoft — США), полное единодушие в оценке стран-инвесторов наблюдается в отношении России. Во всех рейтингах она занимает седьмое место, хотя размер вложений российских компаний в латвийские предприятия указывается разный.
Есть и еще одно сходство в статистике трех уважаемых структур — это десятка крупнейших государств-инвесторов. Если закрыть глаза на размер вложений (который Банк Латвии, ЦСУ и Lursoft оценивают по-своему), то главными финансовыми донорами являются Германия, Швеция, Норвегия, Нидерланды, Дания, Финляндия, Эстония, Россия, США и Великобритания. Сферы латвийской экономики, в которые зарубежные компании наиболее охотно вкладывают средства, тоже совпадают, несмотря на разность методик у Банка Латвии и ЦСУ. Это торговля, производство, банки, недвижимость, транспорт и связь.

Скандинавская зависимость

Для полноты картины не хватает обобщенной информации о том, чей именно капитал доминирует в той или иной отрасли народного хозяйства. Такой информации нет ни у Банка Латвии, ни у ЦСУ, ни у Lursoft, поэтому мы взяли на себя смелость проделать эту работу самостоятельно и получили довольно интересные результаты.
Так, в телекоммуникационной сфере властвуют Дания и Швеция. Морской транспорт и перевозки “поделены” между США и Великобританией. Банковский сектор “подмяли” Эстония, Швеция и Германия. Россия, которую чуть ли не обвиняют в “приватизации” латвийской банковской отрасли, занимает лишь четвертое место, а на пятом стоит остров Мэн.
Латвийская недвижимость особенно пришлась по душе Норвегии, Швеции и Дании. Торговля топливом тоже сконцентрирована в руках скандинавов — крупнейшими инвесторами в эту сферу являются Норвегия, Нидерланды и Дания.
И только в двух отраслях латвийской экономики превалируют российские инвестиции — это трубопроводный транспорт и рыбопереработка. Такую важную сферу, как поставки природного газа предприятиям и населению, контролируют Германия и Россия.
В обслуживании и перевалке грузов по объему инвестиций всех обошли Нидерланды, Великобритания и Багамские острова.
В производственную сферу наибольшие денежные вливания сделали Гонконг, Нидерланды, Швеция, Великобритания. Оптовую и розничную торговлю охотно финансируют Нидерланды, Швеция, Финляндия и Германия.

Инвесторов бояться — в лес не ходить

Как видно, крупнейшими инвесторами являются скандинавские страны. Однако г-н Калвитис, говоря о необходимости “поближе познакомиться” с зарубежными компаниями, особо выделил российские. Если руководствоваться данными официальной статистики, то реальной угрозы с Востока не видно. Конечно, российские компании могут приходить в Латвию под видом швейцарских, нидерландских, английских и т.д. Впрочем, с равным успехом за ними могут прятаться и предприниматели из других стран, включая Латвию.
Предположим, Калвитис, сделав акцент именно на российских компаниях, наверняка знает гораздо больше, чем сказал. Тогда встает вопрос: чем же его так напугали инвестиции с Востока? Янис Лиелцепуре, партнер компании Prudentia (привлечение и оценка инвестиций), выдвинул версию, что озабоченность Калвитиса может быть связана с желанием получить влияние в стратегически важных сферах латвийской экономики.

К коим относятся энерго- и газоснабжение, телефонная связь и железная дорога.
Однако Latvenergo и Latvijas dzelzceџљ, согласно правительственной декларации, вообще не подлежат приватизации. А в сфере газоснабжения и телефонной связи главные игроки хорошо известны — это Германия и Скандинавия. Россия в лице Газпрома представлена только в газовой отрасли, но, по официальным данным, не занимает ведущих ролей.
Видимо, взволнованность Калвитиса связана не с событиями прошлого, а с событиями будущего. В правительственной декларации сказано, что на приватизацию за деньги будут отданы предприятия Ventspils nafta, airBaltic, Lattelekom, LMT и Rїgas siltums.

Страшный сон Калвитиса

Скорее всего тут и нужно искать причину “охоты” на инвесторов. Отработаем все версии.

- Lattelekom и LMT. Вряд ли скандинавы уступят свои позиции россиянам в сфере телефонной связи, поэтому за приватизацию пакетов акций этих компаний можно почти не волноваться.
- Ventspils nafta и Rїgas siltums. Олег Степанов, акционер компании Ventbunkers, которая через Latvijas Naftas tranzїts владеет холдингом Ventspils nafta, признался в беседе с Телеграфом, что вел переговоры о продаже предприятий нефтетранзитной отрасли с российской компанией Северсталь. По неофициальным данным, в покупке акций Ventspils nafta могут быть заинтересованы российский нефтемагнат Шалва Чигиринский и бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов. Представители Газпрома, в свою очередь, никогда не скрывали, что собираются участвовать в приватизации объектов газо- и теплоснабжения в странах Балтии. Наши государственные деятели могут, конечно, по-разному относиться к упомянутым российским компаниям, но они известны на рынке и в мире, их политика более-менее понятна. Так что для серьезных опасений повода вроде бы нет.
- airBaltic. В сфере авиаперевозок в последнее время очень активно ведет себя лидер Первой партии Айнар Шлесерс. Его стараниями в Латвии появились так называемые дешевые авиакомпании easyjet и Ryanair. И вполне вероятно, что Шлесерс, являющийся к тому же министром сообщений, может занять весьма активную позицию в вопросе продажи госдоли авиакомпании airBaltic ее второму совладельцу — SAS.

Местечковые разборки?

На правдоподобность версии “Калвитис против Шлесерса” наталкивает еще одно событие — аукцион по продаже лицензии на предоставление услуг мобильной телефонной связи третьему оператору. Покупкой лицензии заинтересовалась зарегистрированная на Виргинских островах компания International Telecommunications and Technologies.
И общество за открытость Delna вскоре заявило, что эту компанию патронирует лично Шлесерс, ее владельцы неизвестны, к тому же зарегистрирована она была незадолго до начала аукциона.
Видимо, конечной целью премьер-министра, объявившего “охоту” на инвесторов, являются не российские компании, хоть у правящей элиты и наблюдается стойкая на них аллергия, а таинственные оффшорки, за которыми могут стоять коалиционные соратники или политические конкуренты. Стало быть, первопричину нужно искать не за границами Латвии, а на ее территории. Вот и Янис Лиелцепуре говорит, что в практике Prudentia не было ни одного случая, чтобы зарубежные компании делали инвестиции с целью получить политическое влияние: “У бизнеса есть только одна цель — вложить свободные средства и получить прибыль”.

Как вы оцениваете предложение Айгара Калвитиса о проверке иностранных инвесторов?

Раймонд СЛАЙДИНЬШ, президент Торговой палаты США в Латвии:
— Пока очень неясными остаются все детали контроля над иностранными инвестициями. Если речь идет о борьбе с отмыванием денег, то эти вопросы уже сейчас контролируются Экономической полицией и прокуратурой, а также рядом других госорганизаций. Безусловно, привлекательность Латвии для инвестора будет очень серьезно зависеть от того, в какой форме станет осуществляться предложенный дополнительный контроль. Если будут проверяться какие-то чисто формальные вещи или какие-то статистические данные, то никаких проблем не возникнет. А если инвестора заставят проходить через какую-то сложную дополнительную процедуру, то его интерес к Латвии может понизиться.

Карлис ЦАУНИТИС, исполнительный директор Латвийского совета иностранных инвесторов:
— Главными принципами деятельности членов Совета иностранных инвесторов всегда были открытость и единые “правила игры” для всех. С этой точки зрения мы приветствуем инициативу премьер-министра, предложившего проверять происхождение средств, которые вкладываются в Латвию. В сущности, сейчас сбор и анализ информации об “отмывке” капиталов уже входят в обязанности государственных служб безопасности. Однако следует заметить, что любые подобные проверки должны быть согласованы с латвийским и международным законодательством. И эти меры не должны препятствовать потоку инвестиций, поступающих в Латвию законным путем, независимо от страны, откуда приходят эти инвестиции. Ведь латвийская экономика за последние пять лет показывает уверенный рост именно благодаря открытой экономической политике. А один из главных принципов ЕС — это свободное движение капитала. Международная практика показывает, что наиболее успешными являются страны, которые подчиняются тенденциям глобализации и используют их для достижения пользы. Поэтому искусственное ограничение притока легального капитала из России или любой другой страны для Латвии принесет только убытки. С другой стороны, ограничение использования средств, владельцы которых скрываются, только поможет легальному бизнесу, а также повысит международную репутацию Латвии.

Георгий ДРАГИЛЕВ, президент Latvijas Biznesa banka:
— Латвийские компетентные органы, а также многие государственные службы уже сейчас серьезно следят, чтобы в Латвии не происходило легализации капиталов сомнительного происхождения. Существуют различные правила и соответствующие процедуры. Однако законопослушного иностранного инвестора, на мой взгляд, дополнительная проверка вряд ли очень сильно испугает. Если, конечно, она не затронет нормальных рыночных принципов.

Кьелл ЛИНДСТРЕМ, глава отдела общественных отношений (в Норвегии, Дании и странах Балтии) TeliaSonera:
— Недостаточность данных о намерениях премьер-министра Латвии не позволяет точно судить, насколько это скажется на инвестиционной деятельности TeliaSonera в Латвии. Наша компания котируется на бирже, поэтому мы привыкли работать по прозрачным схемам. В масштабах Европы TeliaSonera традиционно считается образцом прозрачности, поэтому не думаю, что в Латвии мы можем столкнуться с какими-то осложнениями.

22.12.2004, 08:23

Снежана БАРТУЛЬ, Ким КОСМАЧЕВ


Темы: ,
Написать комментарий