Пар за два миллиона

Открывшаяся два года назад в Плявниеки баня Krievu pirts — проект масштабный, но рискованный. Это не ставшая уже привычной сауна банкетного типа, а общественная баня на 100 мест. Для ее строительства фирма Ligmas pirts взяла банковский кредит в два миллиона долларов.

— Мы тогда обратились за кредитом в Hipoteku

ka, — рассказывает совладелица фирмы Ольга Литвинова.— Был залог и бизнес-план. Но, как вы сами понимаете, крупный и долгосрочный кредит получить непросто. Тем более что для кредитного отдела банный бизнес был в новинку. Как можно получать прибыль от общественной бани, ведь это не магазин или автостоянка? Консультант банка даже специально отправился в Martiµa pirts — попариться и понять, как это может работать. Вернулся довольный и баней, и нашим бизнес-планом.

Надо признать, что, видимо, не последнюю роль в получении кредита сыграло обаяние и личный опыт Литвиновой и ее компаньона и мужа Мечислава Маулина. Сами они — фанаты бани. Баня, перед тем как превратиться в бизнес, стала их образом жизни. "Мне на кредитном комитете не раз говорили: “Ольга, достаточно! Мы уже заседать не можем — в баню хотим!” — смеется хозяйка.

Два года ушло на постройку здания. В ноябре 2002-го комплекс открылся. Сегодня владельцы Ligmas pirts уверены: бизнес пошел.

Сбывшиеся надежды

Изначальная целевая группа Krievu pirts была весьма обширна — позволить себе попариться за 2,5 лата (сейчас цена поднялась до 3,5 лата) раз в неделю мог любой. Концепция отличалась от привычной “общественной”: не баня с одной парилкой и разделением на мужские и женские дни, а два постоянно работающих “разнополых” отделения. На сегодня таких бань в столице всего две: собственно Krievu pirts и Martiµa pirts. В банном комплексе на правах аренды разместились также химчистка, кафе, тренажерный зал, парикмахерская и салон красоты.

Наверное, лучший показатель работы — очереди в выходные дни и предварительная запись в баню. Но и прибыль от сдачи в аренду площадей фирмам, оказывающим сопутствующие услуги, нельзя сбрасывать со счетов: они дают около 25% дохода.

— Бизнес рентабельный, стабильно расплачиваемся за кредит и развиваемся: недавно приросли криосауной,— рассказывает Литвинова.— Через три года мы окончательно рассчитаемся по долгам и выйдем на прибыль. Конечно, семь лет — немалый срок окупаемости, но мы и не рассчитывали на немедленное обогащение. Хотели заниматься тем, что нам нравится и в чем разбираемся.

Вскоре к ним стали захаживать клиенты и из других районов города. Сейчас еженедельно через парную Krievu pirts проходит до 500 клиентов. В среднем каждый оставляет около 10 латов: кто же откажет себе в хорошем венике, простыне и пиве. — Поначалу было трудно,— признает Литвинова.— Нам ведь диверсии устраивали! Один раз каменку безбожно залили водой и пришлось эту аварию срочно ликвидировать. Потом в бассейн какой-то краски налили… Пытались отпугнуть клиента.

При этом Литвинова убеждена, что Krievu pirts не только отнимала клиентов у коллег, но и сработала на расширение рынка. Люди, до этого считавшие общественные помывочные чем-то вроде бани из одноименного рассказа Зощенко, изменили свое мнение. Плюсом оказались и два раздельных отделения — это означало, что семейный поход “за паром” стал вещью обыденной. Сегодня, по утверждению Литвиновой, к ним едут даже владельцы собственных саун.

— Как говорят: в бане и перед богом все равны. Поэтому даже очень солидным господам иногда хочется по-простому, там, где тебя никто не знает, посидеть в парилке, потом пообщаться за кружкой пива — сменить, так сказать, привычный круг общения.

Кадры топят и парят

Едва ли не самой сложной задачей для фирмы Ligmas pirts стал отбор персонала. Ведь банщик — это не просто мужик, выдающий ключи от шкафчика. Это менеджер, повелитель пара и веника, человек знающий…

— А главное, любящий баню! — добавляет г-жа Литвинова.— Я такой критерий отбора для работников и установила. У каждого, кто приходил к нам наниматься, я осведомлялась, любит ли он баню. Иначе мы просто не поняли бы друг друга. Печь Krievu pirts топится классически — дровами. Это, как знает любой поклонник пара и веника, большой плюс. Но и большая проблема. Огромная печь требует уже не просто навыка, а настоящего искусства в работе. На тягу в трубе, а значит и пар в бане, влияют и ветер, и влажность, и атмосферное давление. А если таких печей две, то и работы у истопника немало: печи растапливаются с ночи. “Кушают” они по полторы стеры дров каждая.

— Скажу честно, мы были не в восторге от наших первых истопников, искали нового,— рассказывает г-жа Литвинова.— И банщики наши присоветовали нам опытного и известного в банных кругах специалиста из Болдераи. Он работал в маленькой старой бане. Что же, пришлось его переманить лучшими условиями труда и зарплатой. Зато и клиенты сразу почувствовали разницу.

Что нам стоит пару дать?

“Необаненных” районов в Риге еще хватает. Но особенность этого бизнеса такова, что он требует прямого и неотступного управления самим владельцем. Во всяком случае, Литвинова считает именно так.

— Мы с мужем проводим в нашей бане по 16 часов в день. Муж сам ездит на поля отыскивать камни для печки, я сама проверяю веники при закупке. А их нам на сезон нужно около 21 тысячи! Конечно, можно было нанять управляющего. Но мне кажется, что хорошо управлять баней может только настоящий фанат парного дела. Который знает что делает и делает как для себя.

В первоначальных планах Ligmas pirts было открытие впоследствии еще одной подобной бани, например в Иманте. Планы не отменены, но подкорректированы. Несмотря на успешность своего первого проекта, Ольга Литвинова считает, что в нем допущены некоторые ошибки и есть недочеты. Так что новый проект задержится — чтобы потом ничего не пришлось переделывать.

20.12.2004, 11:04

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий