Кто поставит точку в деле о «точках»?

Даугавпилсская дума обратилась с открытым письмом к правительству, в котором предлагает ужесточить законы по отношению к незаконной продаже алкоголя. Фактически депутаты объявляют войну «точкам», на которых круглосуточно спаивают народ.

Самогонщики спаивают Латвию

Вино с бедою пополам

Баба во дворе голосила так жутко, что первая мысль – кого-то убили. Причитания, как в фильмах про войну, когда в дом приносят похоронку.

- Как жить, скажите? Как я прокормлю двоих деточек? Пусть земля горит под ногами того изверга! Пусть отольются ему мои слезы!

Доведя до скамейки рыдающую женщину, выслушала простую и трагическую историю. Из деревни приехала в гости к сыну. И вместо любимого Витеньки, которым так гордилась, увидела опухшего, вонючего, опустившегося алкаша. Невестка рассказала про беду.

Виктор и раньше был не дурак выпить, но меру знал. Тем более что он шофер, перед рейсом проходит медицинский контроль. Но жена стала замечать странные вещи. Выйдет в подвал за картошкой в майке и спортивных штанах, а возвращается навеселе. Уж обшарила все полки в поисках заначки, да нет ничего. Может, друг какой завелся по соседству, вместе гуляют?

После очередного загула Виктора уволили. Сам-то он считает, что несправедливо: подумаешь, запах после вчерашнего и какие-то промилле насчитали! Да он за баранкой не то что с похмелья – после бутылки водки любого обставит. Началась пьянка по-черному, без просыху. Денег в доме нет, а Витька каждый день валяется в подъезде без сознания. На какие шиши пьет?

Вот тут и вызвали из деревни мать. Может, образумит пьяницу? Мать по деревенской привычке первым делом пообщалась со старухами во дворе и от них узнала, что сынок протоптал дорожку к «точке» в одном из ветхих домишек на соседней улице. Система простая. Стучишь, открывается зарешеченное окошко. Протянул пятьдесят сантимов – получил бутылку. Нашел десять сантимов – на стограммовый стаканчик и кусок соленого огурца хватает. В крайнем случае могут и в долг налить…

Сгоряча матушка попыталась пробиться в указанную квартирку, чтоб «волосья повыдергать» тем, кто спаивает ее сына. Куда там. Дверь железная, а окошко сразу захлопнулось. И осталось бедной женщине только голосить во дворе, оплакивая и себя, и сына, и судьбу двух внуков. На мой совет обратиться к наркологу она только рукой махнула:

- Была уж. Сказали, прежде всего должны быть воля и желание покончить с пьянством. А желание у него одно – скорее выпить. У нас в деревне, почитай, все мужики спились. Если бы от этого лечили, так чего проще – вызвали бы бабы «скорую», да всех в больницу. И зажили бы в тишине и покое. Ан нет, не выходит так-то…

Конвейер по производству алкоголиков

Эту историю «Час» рассказал руководителю Даугавпилсского наркологического диспансера, врачу с многолетним стажем Александре Михайловой. Неужели так быстро нормальный человек может спиться?

- Если посещает так называемые «точки» – запросто. Раньше считалось, что для того, чтобы из бытового пьяницы стать хроническим алкоголиком, надо злоупотреблять спиртным лет десять. Теперь же мы сталкиваемся с фактами, когда молодые здоровые парни за полгода проходят все стадии вплоть до деградации личности. И практически всегда это связано с употреблением «крутки». Мало того что такое пойло из-за высокого содержания сивушных масел отравляет мозг и воздействует на психику. Нередко в самогон добавляют димедрол или другие таблетки. А это – дополнительная отрава. Бытует мнение, что медикаменты применяют, чтобы при меньшем градусе добиться того же эффекта – сильного опьянения. Но мне кажется, что продавцы крутки сознательно добавляют таблетки, чтобы вызвать привыкание.

Медики на первое место среди причин алкоголизма выдвигают социальную обстановку. Если у человека все в порядке, то он за пойлом не пойдет, найдет другие возможности расслабиться и снять стресс. Хотя, с другой стороны, в частных фирмах и в наркологической больнице не пустуют койки «для крутых», где за 15- 25 латов за сутки вас приведут в божеский вид. Нередко уже вечером пациента снова привозят и укладывают под капельницу, чтобы сумел завершить бизнес-сделку.

Есть и другая проблема – пивной алкоголизм. Веселая рекламка «Кто пойдет за «Клинским» оставляет за кадром информацию, что пивной алкоголизм лечится особенно трудно. Возникает зависимость, организм нуждается в седативном воздействия этого напитка. То есть без привычной бутылки человек не сможет успокоиться и уснуть, начинает вести себя как психопат, раздражаясь и впадая в истерику по любому поводу. Но мы отвлеклись от темы. Наркологи отмечают не только увеличение числа алкоголиков, но и то, что не редкость среди них пациенты 16- 17 лет, причем как юноши, так и девушки. «Белая горячка», то есть помрачение рассудка, эпилептические припадки и прочие ужасы происходят с теми, кто не так уж давно начал злоупотреблять спиртным. И это врачи объясняют именно влиянием «точек».

Ты меня уважаешь?

Простой вопрос: если есть «точка», от которой кругами расходится горе и зло, то почему ее нельзя закрыть? В Даугавпилсе, на улице Вентспилс, находится дом, о котором вся округа знает. В любое время суток здесь можно получить бутылку самогона. А полиция в курсе?

- В прошлом году по этой конкретной «точке» акт составляли 23 раза, был наложен денежный штраф на сумму 1600 латов. В этом году акты составляли уже почти тридцать раз, сумма штрафа перевалила за 2000 латов. А самогонкой в доме как торговали, так и торгуют, – рассказывает начальник полиции порядка Виктор Гаревич-Юревич.

То есть вся полиция Даугавпилса бессильна против одного самогонщика? Нет, братцы, что-то тут неладно.

- Закон позволяет производить самогон для личных нужд, но продавать его нельзя, – объясняет полицейский чин. – Значит, факт, что в жилище есть самогонный аппарат, еще не означает, что нарушен закон. Полиция может войти в дом без разрешения в том случае, если там совершается преступление или находится преступник. Иными словами, обыскать и изъять самогонный аппарат, как это было в советское время, нельзя.

- А что можно?

- Пресекать незаконную торговлю. Устанавливаем факт продажи – или делаем контрольную покупку, или задерживаем тех, кто выходит с бутылкой, и берем

показания. Доказательства есть. Что дальше? К ответственности привлекаем продавца. Практически никогда не торгует сам владелец дома. Оформлен договор аренды на другое лицо. Причем обычно это или старушки, или безработные матери-одиночки с малолетними детьми. Штраф они не платят, поскольку у них нет официальных доходов. Взять у них нечего, судебные исполнители даже не идут туда – бесполезно. И задержать их за невыполнение решения административной комиссии нельзя – маленькие дети остаются без присмотра. Вот и попробуйте закрыть «точку». Мы так составили маршрут наряда полиции, чтобы почти все время там кто-то дежурил. Останавливаем клиентов, составляем акты. Стараемся отвадить от этого места. Так жалуются, что вмешиваемся в частную жизнь и не даем проходу гостям. А что по сотне гостей каждый день – ну вот такие мы гостеприимные.

Итак, на улице Вентспилс против «точки» ведется психологическая атака. А мест, где незаконно торгуют спиртным и табачными изделиями, по данным управления полиции – 397. Это статистика за 11 месяцев. К январю цифра вырастет.

Знаете, какие объемы браги, приготовленной «для себя», изымают во время рейдов, когда все-таки удается зайти на территорию частной собственности? До 800 тонн, хранящихся в громадных бочках на хуторах. На именины, так сказать, запасли.

- Даугавпилсское управление полиции направляло свои предложения по изменению законодательства, – говорит В. Гуревич-Юревич. – В частности, внести какие-то ограничения, сколько можно производить и хранить самопальной водки, раз уж это разрешено. И ужесточить наказание за нарушение закона. В тюрьму никто не призывает сажать, а вот вместо штрафа направить на общественно-полезные работы было бы неплохо.

Щупальца спрута

В общем, пока самогонщики полицейских явно не уважают. А может, уважение проявляется в другой форме? В народе упорно говорят, что каждая «точка» налог платит – только в виде дани участковому. Чтобы не попасть под такой пресс, под какой попало заведение на тихой улочке Вентспилс.

На прямой вопрос «Часа» руководитель полиции порядка ответил так:

- Есть конкретные факты? Если есть – будем разбираться. В данный момент в суде рассматривается дело по обвинению участкового инспектора Андрея Дзениса. Суд решит, виновен он или нет. Но то, что подозреваемый во взяточничестве полицейский уже год и три месяца находится под стражей, чтобы не смог оказать влияние на свидетелей, уже говорит о многом. Наказание за такие вещи очень жесткое.

Дело действительно непростое. В редакцию местной газеты к журналисту Роману Самарину обратился некто Борис, хозяин той самой «точки» на Вентспилс. Он заявил, что участковый Дзенис не только получал от него взятки за то, что заранее предупреждал о проверках, но поставлял конфискованную в других местах брагу. Мало того, подруга полицейского предоставила место, где было налажено производство алкоголя. Но в последнее время аппетиты полицейского возросли, вот Борис и решил вывести его на чистую воду.

Версия защиты – самогонщики просто сводят счеты с добросовестным и честным служителем закона. «Крышевал» участковый самогонщиков или нет – выясняется в суде. Но приговор по этому делу вряд ли будет вынесен скоро – свидетели не слишком охотно являются для дачи показаний. И, что интересно, факт производства и продажи алкоголя ни к каким юридическим последствиям не ведет. Борис дает свидетельские показания в суде и спокойно идет продолжать свое дело.

Ох, неспроста так вольготно чувствуют себя борисы. Похоже, есть у них «крыша» посерьезнее участкового. Как-то уж очень все отлажено – и заводы на хуторах, и подбор кадров для продажи, и распределение «точек» по районам, чтобы не вступали в ненужную конкуренцию. Наконец, почему в магазинах сахар дорожает, а крутка – нет? Из чего гонят пойло в таких количествах?

Попытка получить ответ привела к человеку, который для начала объяснил, что за некоторые вопросы можно получить конкретные неприятности. Но все-таки нарисовал некоторые простые схемы.

Например, у Латвии есть договоренность с Эстонией, где цены ниже, о том, что сахар в нашу страну поставляться не будет. Отправляют туда машину с цистерной, насыпают сахар и добавляют воды. К сиропу на границе никаких претензий нет, это же не сахар. А для браги все равно нужен раствор. Идет на крутку и черная патока – отходы после производства сахара. Правда, ее нельзя употреблять в пищу, но алкаши сертификатов качества, сами понимаете, не спрашивают. Есть и другие варианты…

Согласитесь, масштабы деятельности по спаиванию населения Латвии впечатляют.

Глас вопиющего в пустыне

Что же предлагают депутаты Даугавпилсской думы?

- Мы считаем, что проблему надо решать на государственном уровне, – говорит  Хелена Солдатенок, управляющая делами думы. – Прежде всего за неоднократную незаконную торговлю алкоголем предусмотреть уголовную ответственность. Общество должно бить тревогу. Я в самоуправлении отвечаю за социальные вопросы. И каждый день сталкиваюсь с тем, какое страшное зло несет с собой алкоголь. Социальный приют на улице Шаура – это 39 хронических алкоголиков. Детские приюты – сироты при живых, но спившихся родителях. Неблагополучные семьи – семьи, где есть алкоголики. Все знают, что в Латвии смертность превышает рождаемость. Но никто не считал, сколько жизней унесла проклятая водка.

- Я поддерживаю мнение депутатов, – сказала мэр Даугавпилса  Рита Строде. – На каждом приеме по личным вопросам сталкиваюсь с человеческими трагедиями, и часто это связано со злоупотреблением алкоголем. Мы вынуждены постоянно учитывать это. Например, выделяем канцелярские принадлежности школьникам или проездные первоклассникам. Обязательно кто-то упрекнет: лучше дайте денег, родители выберут, что купить. Но тогда надо каждую семью проверить, не пошли ли эти латы хозяевам очередной «точки»? Когда видишь людское горе, то действительно кажется странным то трогательное участие, с которым государство защищает право человека гнать самогонку. Это, мол, личное дело. А вот защитить потом семью, спасти детей или стариков, у которых отбирают пенсию на пропой, – это уже дело самоуправления. Некоторые изменения законодательства тоже вызывают удивление. Вот запретили торговать алкоголем в магазинах после 10 вечера. Все самогонщики наверняка отпраздновали это событие – клиентов прибавится. Ввели ограничения на продажу пива в летних кафе, как будто это главный рассадник пьянства. А на «точки» даже не пытаются замахнуться. Наконец, есть еще одна проблема. Вот мы проводим встречи с пенсионерами, почти каждый раз кто-то говорит про «точки». Но при этом в полицию никто не обращается, бывают только анонимные звонки. Если бы не было такого тихого согласия со стороны окружающих, обстановка была бы другой. Боюсь, что письмо депутатов останется гласом вопиющего в пустыне. Но кто-то должен начать…

Кстати

Не так давно гражданин Латвии Ж. выиграл дело против полиции, конфисковавшей у него сахар на сумму свыше 20 тысяч латов. В суде фигурировал блокнот со списком «точек», куда нужно было отправить мешки с сахаром. Но доказать, что сахар контрабандный, не удалось, а приобретать его в любых количествах и раздавать знакомым не запрещено. По самым приблизительным подсчетам, такого количества сахара хватит на изготовление 50 тысяч литров самогонки. Весь Даугавпилс, включая стариков и младенцев, можно напоить до беспамятства.

17.12.2004, 09:02

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий