Жизнь по Чернышевскому

Новый министр образования Ина Друвиете озаботилась усилением воспитательной работы в школах. Для учителей это означает одно — объем бумаг, которые они должны писать, увеличится вдвое. А для учеников? Чиновница предлагает вернуть хорошо забытые старые традиции.

Где-то это мы уже проходили… Наверно, Друвиете вспомнила свое счастливое школьное детство советских времен, с пионерскими сборами и бесцеремонными классными руководителями, которые просто обязаны были ходить по домам учеников, лезть во все перипетии их личной жизни и контролировать каждый шаг.

Как мама, заявляю — пусть в школе учат, а

воспитанием я уж как-нибудь сама займусь (в европейских учебных заведениях, кстати, задача педагогов — дать знания, остальное их не касается). По мнению Друвиете, в задачу школы также входит “формирование у учащихся духовности и осознания национальной идентичности”. Извините, о какой идентичности идет речь? Понятно, латышские дети к выпускному классу в полной мере осознают себя латышами. А русские? Как они должны себя идентифицировать? При том, что все гуманитарные предметы в старших классах нацменьшинств должны преподаваться на латышском. Может быть, русским детям предлагается идентифицировать себя в воскресных школах, собираясь под балалайку у самовара? Наверно, министр начиталась в школе Чернышевского. У него там описано идеальное общество будущего, в котором детей забирали у родителей и отдавали на “правильное” воспитание в школы. Так что, будем жить по Чернышевскому?

17.12.2004, 08:26

"Телеграф"


Написать комментарий