Почему Жириновский укусил учительницу 1

Безработный рижанин — о своем именитом однокашнике

Недавно лидер ЛДПР Владимир Жириновский, в очередной раз клеймя латвийские власти за нарушение прав живущих здесь русских, сообщил, что от этой политики страдает и его бывший одноклассник и друг детства, а ныне рижанин Сергей Савенков. Телеграф тут же занялся поисками названного товарища. В ходе небольшого расследования выяснилось, что Владимир Вольфович не соврал. Его одноклассник действительно живет в Московском форштадте. Сергей Николаевич любезно согласился поделиться своими воспоминаниями об их совместных с Жириновским школьных годах.

— В 1957 году я попал в 6-й класс 25-й средней школы им. Дзержинского в Алма-Ате. Там мне ребята сразу показали на одного вихрастого мальчишку и рассказали, что в 1-м классе он за что-то очень обиделся на свою учительницу. Дождавшись, когда она отвлеклась на изучение журнала, он пролез под партами с последнего ряда до первого и… укусил ее за ногу! Это и был Володя Жириновский.

С детства — в оппозиции

— Это что же, он всегда был такой буйный?
— Вовсе нет! Володя был совершенно нормальным парнем, я даже не могу сказать, что он был каким-то ярко выраженным лидером в классе. Такой же, как и все мы. Учился он довольно ровно, но точные предметы ему давались не так легко, как гуманитарные. Помню, что его сочинения по литературе учительница всегда вслух зачитывала в “тройке” лучших классных работ. Правда, за почерк, а он у него был как у Пушкина — ужасный, ему всегда снижали оценку на балл.
— Наверное, в старших классах он был комсомольским активистом?
— Нет, мы с ним скорее находились в оппозиции. Дело в том, что наша классная руководительница придерживалась тактики “любимчиков”, против чего мы — четверо парней и три девочки, постоянно выступали. Это нас и сплотило. Помню, мы нередко собирались вместе именно у Володи дома. Даже не знаю почему, но он, живя вместе с мамой и братьями в тесной комнатушке в коммуналке, всегда приглашал к себе всю нашу компанию. Мы вчетвером так и дружили потом еще долгие годы.
— Ваш друг и тогда был честолюбивым человеком?
— Скорее всего, да. Но в детстве он был совершенно нормальным, уравновешенным мальчишкой, особенно не задирался, не дрался. (Ну, в 1-м классе я его не знал!)
А вот на выдумки был горазд, это да! Например, именно Володька придумал и разработал тактику, как нам вчетвером проходить в кино по одному билету. Как только кто-то из нас попадал в кинозал, он тут же слегка приоткрывал вторую дверь, куда мы все и просачивались… А однажды, когда в Алма-Ату приехал ансамбль “Березка”, он повел нас какими-то задними ходами, переходами и путями, чуть ли не через сцену. Но мы таки попали в зал и посмотрели весь концерт! Денег-то на билеты у нас никогда не было… А как он нас собрал на 50-летие Октябрьской революции в 1967 году в Ленинграде? Это мы уже студентами были, я в Риге учился, он —

в Москве. Звонит, говорит, давай Серега, приезжай, погуляем по Ленинграду. Я продал свои выходные брюки за 20 рублей, купил билет на поезд и приехал. Так Володька вечером повел нас смотреть салют на крышу Петропавловской крепости! Представляете, нас никто не остановил, хотя милиции и сторожей было полно.

Вова будет президентом!

— Кто-нибудь из вас догадывался, что рядом с вами растет будущий политик?
— Мы уже учились в последнем 11-м классе, собрались как-то у него в комнате. Ну, выпили немножко вина, посидели. Зашел разговор о будущем. Я уж не помню, что говорили другие ребята и девчонки, если честно, не помню, что сам говорил. Но слова Жириновского мы все тогда хорошо запомнили. Он сказал: “А я буду президентом Советского Союза. Вот увидите!” Кстати, он почти до последнего скрывал, что поедет учиться в Москву в Институт восточных языков при МГУ. Помню, учителя все были страшно поражены, ведь он был из очень бедной семьи и вдруг — Москва, престижный вуз. Жириновский всех сразил наповал!
— Вы бывали у него в Москве?
— Да чуть ли не каждый месяц! Сначала ездил к нему, когда он еще в институте учился. Был у него в общаге, там все, конечно, хорошо было оборудовано, двухместные комнаты, мебель. Не то, что у нас в ГВФе… На последнем курсе Владимир поехал в Турцию на стажировку, он изучал турецкий язык. Вернулся через полгода и, всем на удивление, купил себе “Запорожец”! Студент на собственном авто тогда был большой редкостью. Я думал, что он пойдет по дипломатической части. Но Володя начал учиться на вечернем на юрфаке и пошел работать в Инюрколлегию. Занимался наследственными делами. А я приезжал в Москву в командировки, работал программистом в ЦНИИ АСУ ГА, была такая организация, если помните. Лет 20 там отработал. А потом все рухнуло, подрабатывал где только мог — и дворником был, и в порту работал, и в метеослужбе, на фирмах разных. Но вот уже почти год сижу без дела, за внучкой присматриваю.

Бабником не был

— Судя по вашим школьным фотографиям, Жириновский в молодости был довольно симпатичным парнем. Пользовался ли он успехом у девушек?
— Если что и было, он никогда этим не хвастался. Только спустя годы я узнал, что ему нравилась девочка из нашего класса — Алла. А тогда он это скрывал даже от нас, близких друзей. Она, по-моему, тоже ничего не знала…
— А с женой он вас как познакомил?
— Как только женился, Володя отправился с Галиной в свадебное путешествие. И на пару дней они заехали ко мне в Ригу. Я тогда жил с семьей в заводском общежитии, они у нас и остановились. Галя была такой типично московской девушкой. А Володя… Я знаю только, что он очень любил свою мать и мечтал перевезти ее в Москву. Галина была от этого не в восторге. По-моему, из-за этого они и разбежались.
— Вы были в его московской квартире?
— Свою первую кооперативную квартиру в Москве он купил чуть ли не сразу после института. Правда, очень далеко, где-то в новостройке. После чего задался целью перебраться как можно ближе к центру. Чего он в итоге и добился. Да кто бы сомневался? Потом он жил там после развода вдвоем с мамой. Однажды мы где-то гудели в ресторане, и часа в два ночи Володя повез нас к себе домой на такси. Так мать сидела и ждала его! Потом она умерла, и он долго жил один.
— Так уж и один?
— Этого уж я не знаю. Ну, бывало иногда, приезжаю, звоню, спрашиваю: “Можно у тебя остановиться?” Он говорит: “Извини, Серега, сегодня не могу — у меня женщина”… Но когда я у него останавливался, то жилище его было типичным для холостяка-гуманитария. Краны плохо работали, электроприборы барахлили, кругом запущенность и неухоженность, простыни старенькие и рваные. Чувствовалось отсутствие женской руки. Но я ему старался что-нибудь в доме подремонтировать, друзья как-никак…
— А он часто навещал вас?
— Да, пожалуй, раза три был. Однажды приехал по приглашению одного своего рижского клиента, которому помог решить проблему с получением наследства. Тот в благодарность устроил нам большую экскурсию по рижскому пивоваренному заводу, где он работал. Помню, тогда нас везде усиленно пивом угощали. Но Жириновский отказывался категорически. Он вообще мало пил и не курил. Берег здоровье для политики.

Занят. Перезвоните…

— Сергей, а не пытался ли Владимир Вольфович и вас приобщить к партийным делам?
— В конце 80-х он был у меня в гостях. Говорил, что обязательно будет создавать партию, и предложил мне стать его представителем в Балтии. Но я уже понимал, что в Латвии ему ничего не светит. Да и ему это вскоре стало ясно. Правда, приглашение на 1-й съезд ЛДПР я от него получил, и первую редакцию устава партии. Но не поехал никуда. Думаю, правильно сделал. Мы, его одноклассники, когда встречаемся или созваниваемся, то далеко не все одобряем, что и, главное, — как он сейчас делает в политике. Он раньше никогда не был клоуном. Не знаю, может, без этого ему было бы трудно пробиться? Но ведь порой Жириновский никому не дает и слова сказать! Так все же не годится…
— А к вам обращались за помощью как к другу Жириновского?
— Да, постоянно! Люди не понимают, что даже если я ему позвоню и попрошу для кого-нибудь (а просят и квартиру в Москве устроить, и визу долгосрочную…), он ничего не будет делать!
— Неужели так ни разу никому и не помог?
— Помог. Однажды я ему позвонил и попросил помочь дочке моего брата. Они уехали из Казахстана в Тулу, а российское гражданство племяннице целый год не давали. Владимир позвонил своему партийцу, и тот быстро все организовал. Гражданство тут же и оформили. Знаю, что, когда я оказался совсем без работы, он сам звонил в латвийское посольство и просил их помочь мне трудоустроиться. Но ему ответили, что, мол, его другу по этому вопросу надо обращаться на биржу труда. Сам-то Жириновский в Латвию приехать не может — не пускают, а то бы, наверное, что-нибудь придумал. У него это всегда блестяще получалось…
— Сергей, признайтесь, о новостях в Латвии он от вас узнает?
— Нет, меня он особенно не расспрашивает. Видимо, есть другие источники. Я последний раз пытался до него дозвониться в прошлом году. Охранник спросил: кто и по какому вопросу. Я ответил. Мне говорят: занят, позвоните через полчаса. Через полчаса опять: занят, перезвоните. Так меня и не соединили с ним. Ну я и обиделся, больше не звонил. Хотя на душе много чего накопилось. Да, видно, не до нас им там, в России, если уж даже для старых, а ныне безработных друзей они так страшно заняты…

Владимир Жириновский.
Цитаты из интервью российским СМИ

- Женщина должна сидеть дома, плакать, штопать и готовить.
- Давайте свое делать, в том числе и противозачаточные средства. Наши не красивые, но более прочные и надежные.
- Я русский Клинтон. То же образование, те же манеры, тот же возраст.
- Нигде не сказано, что надо делать во время исполнения гимна — стоять, лежать или ползти. Надо Родину любить.
- Я пять раз с ним обнимался, целовался, говорил ему хорошие слова. (О Саддаме Хусейне)
- Если “Макдональдс” — хорошее заведение, почему наши люди умирают в 57 лет?
- У нас все политические лидеры уходили из жизни в основном через смерть.
- Запад гибнет. Запад не может размножаться. Последнее, что у них остается, — это русские девушки.
- Об усыновлении детей иностранцами: “Пусть они лучше едят тараканов на помойках, но наших тараканов и на наших помойках!”
- В Комсомольской правде в рубрике “Вопрос дня” спросили: “Что еще можно продать, чтобы улучшить жизнь людей?”
Жириновский: “Можно не продавать, а возить по миру мумию Ленина… чтобы компенсировать затраты на ее содержание. Возили же Тутанхамона, а он был не менее страшный диктатор, чем Ленин!”
(От редакции. Тутанхамон умер в возрасте 18 лет, не успев побыть “страшным диктатором”…)

Прокати меня, Вова, на тракторе…

Как-то во время поездки по Чувашской республике ВВЖ посетил завод Промтрактор — крупнейший производитель бульдозерной техники в России, и от души покатался на тракторах различной модификации. При этом Владимир Вольфович проявил завидное мастерство в управлении тяжелой техникой и осуществил ряд эффектных маневров. Генеральный директор завода предложил назвать один из тракторов серии Т-20 именем Владимира Жириновского. Владимир Вольфович обещал взять над тезкой “шефство” и следить за его судьбой.

Для справки:

“ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ” — второй именной трактор, сошедший с конвейера этого завода. Первый был назван именем CAMILA — в честь дочери посла Колумбии в России г-на Мигеля Санта Давила.

17.12.2004, 08:11

Алла БЕРЕЗОВСКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий

Я работал с Сергеем