Они хотят войны

"В результате оккупации СССР Латвия стала двухобщинным государством. До сих пор в Латвии находится русскоязычная община перемещенных лиц СССР величиной в сотни тысяч, которая сохраняет большое влияние на экономику и политику Латвии, осознавая себя как часть общества России, проявляя враждебность к латышской культурной среде и требуя особых привилегий в области языка, образования и гражданства"


Этот перфектный образчик ультранационализма вышел не из–под пера Гарды. Перед нами — распространенный вчера на комиссии сейма по иностранным делам проект “Декларации об осуждении политики тоталитарного коммунистического режима СССР в оккупированной Латвии”, подготовленный фракцией Союза зеленых и крестьян. Той самой, где сидят бывший премьер Эмсис, бывший глава Совмина ЛССР Бресис и бывший первый секретарь райкома КПЛ Бригманис.


Судя по всему, национальные парламентарии поняли последние предложения Москвы о прекращении недружественной риторики, что называется, в меру собственной испорченности. То есть Россия молчит в тряпочку, зато ЛР “вещает”. Иначе нельзя объяснить то, что фракция СЗК родила документ, просто–таки враждебный не столько мертвому СССР, сколько современной России и русской общине Латвии.

В жанре народного плача. Но, конечно же, имеет место и чрезвычайно вольное обращение с историческими фактами. Например, "в 1937–1938 годах коммунисты СССР во время так называемой “латышской акции” начали этнический геноцид, уничтожив около 70 000 живших в России латышей". Авторы могли бы уточнить хотя бы партийную принадлежность казненных — членство в ВКП(б) было там едва ли не большим, чем у казнивших. Латышские коммунисты, попавшие под раздачу “большого террора” Ягоды–Ежова, ранее сами ударно потрудились на ниве ВЧК–ОГПУ, однако эта часть истории отчего–то замалчивается. И к тому же отчего в СССР вообще выжили какие–то латыши (тем паче большая часть!), если это был “этнический геноцид”? Увы — понятие “латышская акция” существует только в воспаленном воображении авторов “декларации”, а на деле имела место разборка Сталина с “ленинской гвардией”, в которой русских действительно было меньше, чем в населении страны в целом.

Ну а как, скажите, отнестись к пассажу, где описываются “депортации в северные и восточные районы СССР, где они были обречены на голодную смерть или замерзание”? Известно, что в 1949 году при высылке семей “кулаков и бандпособников” на каждое хозяйство официально позволялось брать с собой продуктов, сколько на телегу влезет. Да, лишения и жертвы были, но вернулось в Латвию опять–таки большинство людей, иначе из кого бы спустя 55 лет состояли всяческие общества политрепрессированных?

“Навязанный труд и безнадежное будущее способствовали алкоголизму, разграблению собственности и безответственности”. Эта сентенция относится, разумеется, к советскому периоду. Жаль, что авторы не пошли дальше и не обвинили коммунистов в насаждении наркомании, СПИДа и сексуальных извращений вкупе с грабительской приватизацией, — так ведь надо же что–то и на долю Свободной Латвии оставить!

“Гражданам Латвии, которые не подтвердили свою готовность сотрудничать с компартией или стать агентами КГБ, запрещали хорошо оплачиваемую работу в авиации, рыболовецком и торговом флоте, в портах и на руководящих должностях предприятий”. Ага, теперь ясно, почему под латвийским флагом более не ходят сухогрузы и танкеры, а лов рыбешки упал до невозможности — это все из–за запрета компартии и КГБ, чьи члены и агенты отказываются выходить в море. С портами, однако, выходит неувязочка — они работают ударно. Наверное, латышские патриоты все–таки туда прорвались, в том числе и на “руководящие должности”.

Вдоль по улице Кирова иду я в пробковом шлеме…

О терроре, наверное, все. Теперь позвольте по национальному вопросу: “Провозглашали коммунистическую идеологию, но на практике ее осуществляли в соединении с великорусским шовинизмом. Русский язык вводили в государственном управлении и других важных сферах жизни. Латышскому языку оставили функцию бытового средства общения и в пропагандных целях использование в отдельных областях культуры. Режим коммунистического тоталитаризма основывался на гражданах СССР, в том числе массово нахлынувших демобилизованных офицерах оккупационной армии и членах их семей. У русскоязычных был особый статус — административной нации. Ввезенные в Латвию гражданские жители СССР были правящей частью общества Латвии, равнозначно жившим в Южной Африке европейцам до отмены апартеида”.

Судя по всему, данный абзац написан в расчете на доверчивых западных политиков. Сами–то сочинители наверняка должны были бы помнить (из Союза ведь “зеленых” и крестьян!), как каждую осень бесплатная рабсила “административной нации” пахала в латышских колхозах и совхозах–миллионерах, в то время как в Академии художеств и консерватории, а также всевозможных Страдынях–Медынях ковалась латышская советская интеллигенция. Мы не забыли и словечко “нацкадр”, которое гарантировало коренной нации проторенную дорожку в любой престижный вуз Москвы и Ленинграда. А бывшая номенклатура КПСС из Союза “зеленых” и крестьян, судя по всему, представляет нас в виде эдаких лощеных африканеров, бьющих бичами невольников–негров…

В сторону же России несется жестко артикулированная предъява: “Содеянные оккупационным режимом СССР преступления не могут иметь срока давности, и правовая наследница СССР — Российская Федерация, юридически, финансово и морально ответственна за проводившиеся в Латвии геноцид и убытки…” Иначе — мы предупреждаем! — “невозможна истинная интеграция Латвии в Европейский союз и НАТО”. Кто виноват, следовательно, разобрались — для обвинительного заключения четырех страничек хватило, как будто для кражи велосипеда. А что же делать–то теперь будете, кунги?

Cобирай, Ваня, чемодан

Конкретные меры предлагаются самые разные. Ну, скажем, “снять запрет на публикацию документов, которые могут осветить преступления, совершенные тоталитарным коммунистическим режимом СССР”. Браво — давайте возьмем чекистские базы данных “Марс” и “Дельта Латвия” и в натуре опубликуем. Поверьте, будет о–очень много интересного, в том числе, возможно, и по “зеленым”, и по крестьянам, и по их спонсорам.

Далее рекомендуется провести международную конференцию, дабы “достичь restitutio interregnum (возвращение в первоначальное состояние) стран Балтии, соблюдая их… освобождение от обязанности содержать перемещенных во время оккупации в Латвию граждан других стран и их потомков”. Чуть более конкретно — “потребовать от Российской Федерации провести репатриацию перемещенных лиц СССР, в том числе демобилизованных офицеров армии, работников КГБ и членов их семей”.

Хотя кто кого содержит, это хороший вопрос — например, ваш автор уж точно поддерживает своим налогом хоть одну хуторскую пенсионерку, голосующую за Союз “зеленых” и крестьян. Наверное, в силу вышеуказанной декларации я теперь должен потребовать платить мою долю социального бюджета только бывшим красным партизанам и ветеранам истребительных батальонов? И если уж говорить о реституции в полном смысле слова, то Россия может легко “вернуть в первоначальное состояние” и Вантовый мост, и Рижскую ГЭС, и Вентспилсский порт. Это запросто делается ракетами типа “Точка–У” с ядерными зарядами малой мощности. Но очень сомнительно, что после этого надои латвийской бурой породы, художественный уровень Праздников песни и показатели рождаемости вернутся на уровень 1940 года. Так что Союзу “зеленых” и крестьян лучше было бы засунуть свою декларацию, скажем, в дальний ящичек стола и никому больше не показывать. Особенно послам ЕС и НАТО, в интеграции куда национальные депутаты посмели усомниться.

16.12.2004, 11:14

Вести сегодня


Написать комментарий