Как фаната оттащить от автомата 1

Четыре года назад игроманы учредили свое общество

“Называйте меня, как хотите — Эдгар, Миша, Алик… — это принцип нашего клуба, имена придумываем сами, — начал разговор основатель единственного в Латвии общества людей, борющихся со страстью к игре. — Занялся я этим делом, потому что сам едва не погиб…”

Мы сидим с собеседником в кафе, которое ему и принадлежит. Полчаса на разговор, и мой визави должен срочно ехать на стройку — параллельно он занимается возведением частных коттеджей.

А ты азартен, Парамоша…

49-летний Алик (остановимся на этом имени) семь лет назад сам был заядлым игроком, проигрывал тысячи — в основном свои, благо, бизнес приносил неплохой доход. Но когда развалилась семья, два сына стали завсегдатаями залов игровых автоматов и партнеры по бизнесу перестали общаться из-за сорванных встреч и лжи, он решил завязать с игрой.
— Однажды из-за игры случился инфаркт, — вспоминает Алик. — Я ведь каждое утро просыпался, и первая мысль была: по каким игровым залам пройтись? Мог подсесть к автомату часов на двадцать, время от времени брал чашку кофе и выкуривал несчетное количество сигарет. Вечером, шатаясь по городу, реагировал только на красочное освещение игровых дисплеев (в сером городе они единственные привлекают внимание) и уходил домой только тогда, когда глаза переставали что-либо видеть. Во сне опять перед глазами мелькали кровавые помидоры, вишни, яблоки…

Впервые я начал играть в своем собственном кафе, в котором разрешил установить автомат.
Шутя забросил латик-другой и втянулся. Может быть, я генетически склонен к азартным играм, ведь есть люди, которые, проиграв 5 латов, больше в кошелек не лезут.

Я же остановиться не могу — в школе был самым большим фаном игры в фантики, потом в советское время играл в подпольном казино, и в бизнес меня привлек именно азарт. Было время, когда я начал спиваться, но вот уже 12 лет как не употребляю ни капли спиртного. Даже на Лиго.

Своих сыновей от первого брака фактически я

пристрастил к игре, но, к счастью, старший бросил ходить в залы, когда женился, а на младшего, по-видимому, подействовало мое состояние — я представлял страшное зрелище. Тут еще знакомый покончил жизнь самоубийством, проиграв чужие деньги.

12 шагов

— Игромания, алкоголизм, наркомания — это болезни, причем пожизненные, — продолжает Алик. — Я обращался и к психиатрам, и к бабкам. Последние пробовали меня заговаривать, очищать от нечистого духа. Но по своему “алкогольному” прошлому знаю, что все это неэффективно: мне когда-то подшивали “торпеду”, кодировали, обматывали заговоренными красными тряпками — ничего не спасало. После гипноза чувствовал себя ужасно и снова пил. Тогда я понял, что извне помощь я не получу, надо в собственной голове что-то менять.
Я вступил в общество анонимных алкоголиков и нашел там таких же, как я. В принципе это общество создано для духовного развития. Программа рассчитана на 12 шагов — все их пройти иногда не хватает и жизни.

Когда я осознал, что патологически зависим от игровых автоматов, связался с американскими партнерами по бизнесу. Они выслали мне программу общества анонимных игроманов. Перевел с английского и образовал клуб. Клуб анонимных игроков создан по тому ж принципу, что и Клуб анонимных алкоголиков. Когда он открылся, пришло три человека, потом десять (сейчас около сорока) — но это только те, кто сам решил завязать, а не по просьбе родных. Зато сколько было звонков от жен и матерей, рыдающих по телефону. Но насильно я никому помочь не могу.

В нашем клубе по понедельникам собираются бизнесмены, рабочие, служащие, в том числе и женщины. Говорим и по-русски, и по-латышски — болезнь национальности не выбирает. Два часа мы высказываем свои проблемы. Причем я — не председатель, мы все в равных условиях. Членство в клубе бесплатное, только пускаем по кругу коробку, и каждый кладет столько, сколько может. Эти средства идут на аренду зала и что-нибудь к столу.

Проверка на прочность?

Парадокс в том, что в тех помещениях, которые Алик сдает другим фирмам, находятся залы игровых автоматов.
— Вы напоминаете мафиози, разбогатевшего на наркотиках, который жертвует деньги на лечение от наркозависимости.
— Если я откажу этим фирмам, — возражает Алик, — они арендуют другие помещения буквально в двух шагах от меня. Я бизнесмен и на игровой бизнес смотрю именно с этой точки зрения. Страсть к игре, наживе, жадность — они непобедимы. Нет смысла бороться с игрой, надо бороться за человека, чтобы он сам отказался.
— А вы как бы проверяете его на прочность — пройдет мимо или нет?
— От игровых автоматов никого оттаскивать не собираюсь — это бесполезно. Но если Рижская дума обустроит где-нибудь за городом район для казино и других игр, — я буду только приветствовать. Больной игрой человек, разумеется, поедет куда угодно, но некоторые игроманы остановятся.

16.12.2004, 08:40

Ольга НОВИКЕВИЧ


Темы: ,
Написать комментарий

Подскажите, пожалуйста, адрес клуба