Как закрывалась Sakta

История неплатежеспособности рижской достопримечательности

Закрытие одного из самых известных в Риге магазинов — “предприятия социалистической торговли” Sakta — оставило много вопросов, на которые пока никто не ответил. Как получилось, что этот лакомый кусочек был приватизирован за неправдоподобно низкую сумму в 10,5 тыс. Ls? Какую роль сыграла в этой сделке Рижская дума? А какую — последний хозяин магазина Эдгар Муранс, директор фирмы Saules stari? Чтобы разобраться в ситуации, Телеграф встретился с участниками событий.

Что же купил Эдгар Муранс?

Для начала выясним, что же включало в себя понятие “продажа Sakta”? Как заявил Телеграфу Эдгар Муранс, “он фактически приобрел только название”. Похоже, сам директор Saules stari не до конца отдавал себе отчет в том, что именно он покупает. Возможно, его ввели в заблуждение?

Председатель Комитета Рижской думы по городскому имуществу и делам приватизации Сергей Залетаев, который и решил посредством приватизации избавиться от Sakta, так прокомментировал сделку: “Обоснование суммы в 10,5 тыс. латов — использование товарного знака. Поскольку собственный капитал предприятия был в большом минусе, товарный знак оказался единственным активом, за который самоуправление могло получить какое-то вознаграждение”.

Звучит убедительно, однако администратор процесса неплатежеспособности Saules stari Дайнис Бергманис признался Телеграфу: товарный знак Sakta, равно как и его художественное изображение, не зарегистрированы. В таком случае как же это можно было продавать? Такой вопрос вызвал искреннее возмущение господина Залетаева: “Какие претензии к самоуправлению? Выходит, мы ни за что получили 10 тысяч? Я считаю — из неудач, в которые попало предприятие, мы выкарабкались с наименьшими потерями. А интересы самоуправления были обеспечены в максимальной мере, исходя из той ситуации, которая сложилась”.
— Но вы же знали, что торговая марка Sakta не зарегистрирована?
— Это проблема не наша, а того, кто ее покупал. Предприятие существовало вот в таком виде. Мы назначили цену — 10,5 тысячи. Хотите — покупайте, хотите — нет.

Права и обязанности

Так чего именно “счастливым обладателем” оказался

Эдгар Муранс? Вот что говорит администратор Дайнис Бергманис: “Фирма Saules stari в результате приватизации купила совокупность имущества, прав и обязательств предприятия самоуправления Sakta. Но не сами помещения, не магазин, не бренд Sakta и не само предприятие — оно было ликвидировано и еще в июле исключено из Регистра предприятий”.

При том что дела Sakta шли все хуже и хуже, надо заметить также, что процесс приватизации длился не один день. Он начался в январе 2004 года, а договор купли-продажи был заключен только в сентябре. То есть г-н Муранс получил в сентябре не совсем то, что он выразил желание приобрести в январе. А вот определение договора купли-продажи Sakta по Залетаеву: “Это когда фактически обрубаются концы, и ответственности за предприятие мы уже не несем…”

В свое время Эдгар Муранс на вопрос, зачем он вообще участвовал в приватизации Sakta, отвечал, что хочет “развивать предприятие, дабы оно работало с прибылью”. Подтверждение этого, казалось бы, малоправдоподобного заявления Телеграф получил у товароведа одной из фирм, поставлявших магазину с вывеской Sakta эпохи Муранса товар: "Он (Эдгар Муранс) пытался развивать торговлю, установил контакты с разными фирмами, в том числе и с нашей. Мы давали товар на реализацию, дела у Saules stari поначалу пошли очень хорошо.
А потом нам позвонила заведующая секцией, торговавшей нашей продукцией, и рекомендовала срочно все забрать — мы так и поступили. Муранса просто подставили — навесили на него все долги “старой” Sakta, и оплатить их для Saules stari было, естественно, нереально".

Неконтактный бухгалтер

Так кто же “довел” Sakta до неплатежеспособности? Дайнис Бергманис в какой-то степени пролил свет на этот вопрос: “По закону, есть три признака неплатежеспособности. Чтобы предприятие было признано неплатежеспособным, достаточно одного из них. Если взять активы Sakta на 31 декабря 2003 года, то ясно видно наличие таких признаков. Неплатежеспособность Sakta наступила в ее бытность предприятием самоуправления. Возможно, в этом виновата бывший директор Sakta Зигрида Радфелдере, а может, и Рижская дума — как владелец. На данный момент я этого еще не констатировал и комментировать не могу”.

Кстати, вот уж действительно таинственная личность — бывшая директриса Sakta! Никто ее не видел и не знает, равно как и номер ее телефона… Сергей Залетаев пояснил, что она находилась в подчинении у Рижской думы так же, как директор предприятия находится в подчинении у его владельца. Тем не менее он счел необходимым добавить: “У меня никаких контактов с ней нет. И раньше не было”.

В свою очередь нынешний бухгалтер по имени Ивета на вопрос о директрисе буквально возмутилась: “У меня нет ее телефона, я все выкинула!”

Пишите письма

Владельцем помещений, некогда занимаемых магазином, является Государственное агентство недвижимости (ГАН). Арендная плата за все “хоромы” в месяц составляет 15 тыс. Ls. По мнению Бергманиса, именно это и загнало Sakta и ее покупателя в долговую яму. “У Sakta был заключен договор с ГАН, его унаследовала Saules stari. Платить по договору за аренду Муранс не может и в настоящее время не платит. ГАН известило о своем желании расторгнуть договор, с тем чтобы помещения были освобождены. Кому сдавать их дальше, будет решать владелец, то есть ГАН”.

В качестве варианта дальнейшего развития событий администратор Дайнис Бергманис допускал появление на сцене инвестора, готового взять на себя обязательства по оплате всех долгов. Общая сумма долга 257 кредиторам составляет 238 465 Ls.

Между тем стало известно, что в новом году в помещении магазина планируется открыть почтовое отделение. Значит ли это, что если Latvijas pasts заключит договор с ГАН и займет помещения бывшей Sakta, то кредиторам Sakta и Saules stari ничего от этого не перепадет? “Да, может и так получиться”, — согласился Бергманис.

15.12.2004, 08:06

Сюзанна ГНЕДОВСКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий