А ты лоялен к Латвийскому государству?

Появление термина "лояльность" в связке с получением гражданства весьма интересно. Во-первых, это дает слишком большие возможности для маневра в принятии окончательного решения, быть человеку гражданином Латвии или не быть. Во-вторых, ни в одном законе не прописано, что такое лояльность и по каким критериям нужно проверять ее наличие или отсутствие.

Исторические прецеденты

Большая советская энциклопедия дает такое определение лояльности: “верность действующим законам, постановлениям органов власти; корректное, благожелательное отношение к кому-либо, чему-либо”.

Но если следование законам страны еще можно проверить, то как определить, благожелательно человек относится “к чему-либо, кому-либо” или нет? Например, в средневековой Японии гарантией лояльности к правительству было постоянное проживание жен и детей местных князей на территории, подчиненной сёгуну. То есть первичным признаком лояльности фактически считалось рабство. А, допустим, конфуцианство, распространенное в Китае, под лояльностью понимало прежде всего уважение к родителям и семье.

Есть примеры и в недавнем прошлом, когда нелояльным к государству и системе человеком считался гражданин, рассказывающий политические анекдоты, слушающий тайком Голос Америки или Радио “Свобода”, встречающийся с иностранцами и читающий “вражеские” газеты. Вот по этим критериям мы и проверили на лояльность отдельных политиков и чиновников (см. “Проверка на лояльность”).

Из чего сделаны лояльные граждане

Не спорим — даже эти критерии устарели, поскольку с иностранцами общается нынче каждый, всевозможные “голоса” никто не глушит, зарубежная пресса доступна всем. Но, к сожалению, других критериев лояльности нам не смогли предложить даже политики. Зато поделились своим пониманием, что такое лояльность.

Глава Управления натурализации Эйжения Алдермане считает, что лояльным является человек, соблюдающий законы страны и платящий налоги. Лояльный человек не будет совершать поступки или делать заявления, подрывающие конституционное устройство государства. Лояльный человек верен стране и делает все возможное, чтобы улучшить благосостояние страны и крепить ее безопасность. И, конечно же, признаком лояльности является патриотизм. Но несмотря на столь развернутый ответ, г-жа Алдермане уверена, что проверить лояльность нельзя.

Нил Муйжниекс признался, что не может дать определение лояльности, так как не знает, “чем ее измерить”.

По мнению “народника” Александра Кирштейнса, лояльность (особенно для тех, кто не является гражданами) — это уплата налогов, признание Латвии однообщинным государством, а также поддержка реформы образования.

“Тевземец” Юрис Добелис под лояльностью понимает уважение законов, дружелюбное отношение нелатышей к латышам, и наоборот.

Карлис Шадурскис, депутат от Нового времени, полагает, что лояльность — это осознание принадлежности к государству.

Представитель Латвияс цельш Ивар Годманис лояльностью называет согласие с определенной системой ценностей, которой придерживается общество и на которой строится структура государства. Эти ценности — свобода, ответственность, терпимость. Одна из важнейших составляющих лояльного отношения к государству — согласие с независимостью страны. (Кстати, именно Годманис, будучи премьером молодого независимого государства, грозился лишить латвийского гражданства баскетболиста Игоря Миглиниекса, который выступил тогда на Олимпиаде за сборную СНГ.)

Конечно, на основании мнения о лояльности

опрошенных нами людей можно составить список критериев. Но опять же, платит человек налоги или нет, соблюдает ли законы, можно проверить. А как быть с идейными убеждениями, с философскими раздумьями перед сном и высказываниями в кругу друзей ? Неужто поощрять стукачество, доносы на соседей, знакомых и родственников, заподозренных в инакомыслии…

ПрЯмаЯ реЧь
“Что касается активиста Штаба защиты русских школ Юрия Петропавловского, то именно Народной партии пришлось при помощи политических методов давить на то, чтобы этому человеку не предоставили гражданство Латвии. Понятно, почему не предоставили — он нелоялен к Латвийскому государству. Это не единственный, но наиболее яркий пример ситуации, когда человек через несколько месяцев после организации массовых демонстраций против страны хочет получить гражданство. Это заставляет задуматься об изменениях в Законе о гражданстве”.
Айгар КАЛВИТИС в интервью Latvijas Avїze

Проверка на лояльность

Всем респондентам мы задали пять вопросов:
1. Рассказываете ли вы анекдоты о латвийских политических лидерах?
2. Знакомитесь ли вы с публикациями, радио- и телесюжетами зарубежных СМИ, в которых содержится критика Латвии?
3. Были ли вы членом какой-либо политической подпольной организации?
4. Встречаетесь ли вы с иностранцами?
5. Доводилось ли вам участвовать в пикетах и демонстрациях?

Александр КИРШТЕЙНС, депутат от Народной партии:

1. Конечно, рассказываю.
2. Каждый день я читаю все крупные газеты мира в подготовленном для меня отчете.
3. Нет, поскольку в советское время таких не было.
4. Да.
5. Раньше я участвовал в манифестациях, в советское время выходил к памятнику Свободы.

Нил МУЙЖНИЕКС, член ЛПП, экс-министр интеграции:

1. Рассказываю.
2. Очень часто.
3. Нет.
4. Очень часто.
5. Да, участвовал в акциях, которые организовывали Народный фронт и Клуб защиты среды.

Эйжения АЛДЕРМАНЕ, начальник Управления натурализации:

1. Конечно, рассказываю. Думаю, нет такого человека, который этого не делает. Но я никогда не рассказывала анекдотов про наших политиков, потому что считаю это неэтичным.
2. Регулярно. У нас есть информационный центр, который обобщает эту информацию, и я с ней знакомлюсь. В основном это, конечно, публикации о натурализации.
3. Нет, никогда. И вообще считаю, что в подполье должны жить только мыши.
4. Очень часто, потому что деятельность нашего управления находится в центре внимания зарубежных посольств, которые весьма интересуются ходом натурализации и интеграции в Латвии.
5. Конечно, ведь я была создателем Министерства образования во времена Народного фронта и не пропускала ни одного мероприятия. Но с тех пор ни в каких пикетах или демонстрациях я не участвовала.

Юрис ДОБЕЛИС, депутат от объединения ТБ/ДННЛ:

1. Конечно!
2. По возможности. В первую очередь читаю европейские и, несомненно, российские.
3. Да, был. Перед восстановлением независимости Латвии. Названия у этой организации не было, мы особенно не привлекали внимания. Но мы собирались, чтобы пробудить латвийское самосознание, пропагандировали правильную историю, а не ту, что раньше преподавали, забытые традиции, запрещенные песни, литературу.
4. Встречаюсь. Потому что мои коллеги работают и за рубежом. У меня и у моей родни очень много родственников за границей.
5. В своей жизни сто раз участвовал в пикетах.

Карлис ШАДУРСКИС, депутат от партии Новое время:

1. Если они смешные и никого не задевают и не унижают, то почему бы и нет?
2. Латвия очень редко фигурирует в зарубежных новостях, только когда скандалы происходят. Хочется что-то и положительное видеть.
3. Нет, в подпольных не был. Состоял в Клубе защиты среды. Это была легальная, но не очень нравящаяся советским властям организация.
4. У меня много родни за рубежом. И если их считать иностранцами, то я с ними общаюсь в частной жизни.
5. Да! Участвовал в пикете против строительства метро в Риге. Это одна из моих высот в политической деятельности.

Ивар ГОДМАНИС, член Латвияс цельш:

1. Я люблю рассказывать политические анекдоты. Но, честно говоря, не слышал таких про нынешних руководителей.
2. Каждый день.
3. Нет, только в Народном фронте, но это была официально зарегистрированная организация.
4. Сейчас реже, а вот когда был премьером, часто встречался.
5. Последний раз — когда был скандал с листовками.

10.12.2004, 08:43

Материал подготовили Снежана БАРТУЛЬ и Полина ЭЛКСНЕ


Темы: ,
Написать комментарий