16 ударов ножом в состоянии аффекта

Вчера Даугавпилсским судом вынесен приговор по обвинению Эрика Качюшиса.

Вначале прокурор выдвигал обвинение по статьев 125 (3) Уголовного Закона – умышленное наснесение тяжких телесных повреждений, которые по неосторожности явились причиной смерти потерпевшего. Но в ходе судебного следствия стало ясно, что действия Качюшиса не соответствуют его характеру и очень похоже, что совершал он их в состоянии аффекта. Хотя ранее медики признали его вменяемым, была дополнительно назначена и проведена комплексная психиатрически – психологическая экспертиза. Ее заключение – преступление Эрик Качюшис совершил, находясь в состоянии сильного душевного волнения, вызванного насилием и тяжким оскорблением со стороны пострадавшего.

Подсудимый фактически виновен в гибели отца и признал свою вину. Но по характеристикам с бывшего места работы становилось ясно, что Эрик – человек тихий, спокойный, терпеливый. Что же довело подсудимого до того, что он схватил нож и 16 раз вонзил его в тело отца? Парень сидел на скамье подсудимых рядом с потерпевшей – своей матерью. Женщина горой стояла за сына и считала, что в случившемся во многом виноват сам погибший. Эрик – старший сын, остальные дети, три сестры и брат — несовершеннолетние. Ее муж последние годы не работал и с каждым днем спивался и ожесточался. Допивался до «белой горячки». Во хмелю бывал буйным, избивал ее и детей. Она сказала на заседании, что хоть и грешно так заявлять, но в жизни их семьи наступил покой. Нет больше пьяных драк и скандалов. Это же подтвердил и сам Эрик.

Пьянка достала

Что же произошло в «Первомайке» в одной из квартир дома N№ 7 на улице Райполес теплым летним днем? Многодетная семья переезжала из квартиры в социальный дом. Денег не хватало, долги за квартиру росли, вот и дошло дело до выселения. Отец, привыкший выпивать по всякому поводу и без повода устроил пьянку. Делать это он любил в компании, а потому пили втроем — отец, мать и Эрик, но хозяин – несравненно больше других.(Впоследствии это показали анализы – и Эрика и погибшего отца).
Поздно вечером, когда почти все вещи были упакованы, Эрик решил покормить младших детей и стал острым кухонным ножом чистить картошку (этому ножу предстояло стать орудием преступления). Все они сидели в комнате у телевизора. Потом отец с матерью ушли в соседнюю проходную комнату спать. Но спокойной ночи не получилось – разгорался скандал. Отец стал жестоко избивать мать. Дочка пару раз бегала в комнату и просила отца успокоиться, но тот замахнулся и на девочку. Эрик, почистив картошку, направился через проходную комнату на кухню. Хотя он и привык к тому, что отец зачастую дает волю кулакам, особенно по пьянке или с похмелья, но такого еще не бывало. Мать вся в крови лежала на полу без сознания, почти обнаженная, одежда на ней была разорвана. Эрик кинулся к отцу, но тот ударил его ногой, выбив из рук картошку, а потом замахнулся рукой.

Это стало последней каплей – терпение кончилось, как нарыв прорвался. Сын ударил отца тем самым злосчастным ножом в спину. Раз, другой, третий…, а потом в голове словно помутилось. Он даже стал издавать какое-то странное кряхтенье (как показывала на суде младшая сестра Качюшиса). Пришел в себя от крика девочки. С недоумением смотрел на окровавленный нож и оседающего на пол отца. Младшие дети побежали вызывать полицию и «скорую помощь». Мать лежала без сознания. С помощью соседки перетащили ее на кровать в другую комнату. Она дышала, но в себя не приходила. Эрик выбежал на улицу, потом вернулся, с трудом осознавая, что же он натворил. Его на два дня поместили сначала в вытрезвитель (хотя степень опьянения признана легкой), а затем – в изолятор временного содержания. О смерти отца он узнал только вернувшись домой. Вину свою признаёт полностью, хотя убивать отца не хотел. Как все произошло, помнит плохо. Сам от себя такого не ожидал!

Прорвалось как нарыв

Важными признаны свидетельства несовершеннолетних брата и сестры подсудимого. Они рассказали, что боялись отца, который держал в страхе всю семью. Защитой и самым близким другом для них стал Эрик. Сестра горько рыдала и просила не сажать в тюрьму их любимого Эрика.

Дополнительный и очень существенный штрих — когда их брат бил отца ножом, они слышали, как Эрик кряхтел. Собственно, эта подробность, которую просто так не выдумаешь, вкупе с поведением подсудимого на суде и другими показаниями свидетелей подвигла участников процесса назначить еще одну, комплексную экспертизу. Да и сам Эрик был настолько удручен и потрясен случившимся, что едва мог давать показания. Становилось ясно — внезапно вырвались наружу долго сдерживаемые боль, гнев и обида за муки матери. Иначе трудно объяснить, почему было нанесено 16 ножевых ран в шею и грудь. При этом отец имел мощное телосложение и физически был сильнее сына.

В судебных прениях прокурор заявил, что не видит причин не доверять заключению экспертизы. А потому считает нужным переквалифицировать 125 статью на 127 – Умышленное телесное повреждение, нанесенное в состоянии сильного душевного волнения. Учитывалось полное признание подсудимым своей вины, а также то, что Эрик Качюшис серьезно болен (он нуждается в операции. Кроме того, медицинские документы направлены во ВТЭК с целью присвоения Качюшису инвалидности по заболеванию костей). Подытожив, прокурор затребовал наказание в виде двух лет лишения свободы (условно) с испытательным сроком на два года.

В выступлении адвоката прозвучало пожелание учесть раскаяние подсудимого, нездоровую обстановку в семье, тиранство отца и состояние здоровья Эрика Качюшиса. Более того, она попросила не предъявлять Качюшису счет за услуги адвоката.

Всесторонне оценив обстоятельства дела, судья Владимир Исаев 8 декабря вынес приговор Эрику Качюшису – 2 года лишения свободы (условно) и 2 года испытательного срока.

09.12.2004, 11:02

"Миллион"


Написать комментарий