Между Западом и Востоком

Сказать, что географически Латвия находится между Западом и Востоком — значит произнести банальность


Предвижу и такую реплику: читателей “Коммерсанта” нет нужды убеждать в необходимости для Латвии сотрудничества с Россией. Но в данном случае я имею в виду другой Восток. Так же как Европа не кончается за Зилупе, Восток не кончается за Владивостоком.

Традиционно Латвия относит себя к Западу, а точнее — к Европе. Столь же традиционно западная цивилизация считается главным двигателем мирового прогресса. Действительно, она интенсивно и экспансивно развивалась последние 500 лет, создала колониальные империи, обеспечила себе уровень жизни, ставший образцом для подражания в остальном мире. И даже после того как политические события ХХ века в конце концов привели к краху колониальной системы, накопленные богатства, технологии, опыт сохранили преимущества Запада над третьим миром. Колониализм сменил обличье на более мягкую форму — неоколониализм.


Это история. Однако колесо истории крутится непрерывно. Давайте попробуем оценить ситуацию на Западе (под которым будем понимать Западную Европу) и Востоке с позиций бизнесмена текущего дня и в этой связи определить дальнейшие пути нашего развития.

Можно ли одной фразой дать определение происходящему сегодня на Западе? Думаю, да. И фразу эту я сформулировал бы так: в Западной Европе налицо признаки кризисного состояния. Тщательно скрываемая последние годы стагнация перерастает в экономический спад. Должно ли нас это удивлять? Нет. Ведь парадокс заключается в том, что социализм строил Советский Союз, а построила в конце концов Европа — Швеция, Германия, Дания, Финляндия и прочие страны, к которым привычно применяется эпитет высокоразвитые.

Например, в Германии медицинское обслуживание для малоимущих — бесплатно. Бесплатное среднее и высшее образование. Высокие пособия по безработице. В Дании они, например, достигают 2000 USD в месяц. Во многих странах предоставляется отпуск до 5 недель. В некоторых европейских странах рабочая неделя законодательно ограничена 35 часами — это уже коммунизм, как он виделся многим советским людям.

Разумеется, этот уровень жизни достигнут не только трудолюбием европейцев, но и обращением европейских капиталов в странах третьего мира, в том числе на Востоке. Ему навязывались, причем в определенные периоды истории вооруженной силой, товары, в стоимость которых полностью включался весь неадекватно высокий уровень жизни западных стран. На Восток переносились технологии, вкладывались капиталы. До определенного времени они приносили только прибыль, и лишь в последнее время многие на Западе осознали, что эти инвестиции в Индию, Китай для Запада стали миной замедленного действия.

Продукция, произведенная в этих странах на производствах, которые были созданы на западные капиталы, планировалась и на экспорт в западные страны. И она туда хлынула. Пока это был ширпотреб, пока Запад мог переквалифицировать своих жителей с производств с низкой добавленной стоимостью на производства с более высокой, это мало кого волновало. Но сегодня Южная Корея и Тайвань производят машины технологического назначения по цене в 2—10 раз дешевле и, что самое главное, надежнее и современнее, чем многие фирмы на Западе. Отмечу при этом, что складывается стойкое ощущение: на многих западных фирмах сотрудники потеряли мотивацию к работе. Все настолько хорошо — зарплата, социальные пособия, статус, — что воспринимается уже как должное. Работать с западными фирмами стало непросто, многие жалуются, что, например, срыв заказа уже не расценивается как чрезвычайная ситуация.

Недавно, будучи на Всемирном конгрессе парфюмеров в Лиссабоне, где, кстати сказать, уже почти 2/3 участников были из Индии и Китая, я слушал выступление представителя Китая. Он прямо заявил: “Сегодня нас считают имитаторами. Да, это правда. Мы очень быстро копируем, и качество наших товаров повышается с каждым днем. Но у нас уже сейчас студентов больше в два раза, чем в США и Европе вместе взятых. Так что через несколько лет мы будем уже создавать”. А вот кто тогда будет копировать?..

Правда, сейчас это понимают и на Западе. Даже европейские профсоюзы дают согласие на увеличение рабочей недели, ужесточение условий. В поисках адекватного ответа была разработана и осуществлена идея расширения ЕС. Надежда была и на увеличение емкости внутреннего рынка для европейских товаров, и на более дешевую и весьма дисциплинированную рабочую силу стран-новичков.

Правда, эта стратегия запоздала, и весьма серьезно. В нынешних обстоятельствах западноевропейский бизнес, с одной стороны, пошел еще дальше — стал выводить производства не только в Восточную Европу, но и в Украину и Белоруссию. Но и там качество и стоимость рабочей силы уже не всегда оправдывают надежды.

В этой связи все больше предпринимателей обращает взоры к Восточной Азии. У нее есть свои недостатки: большие транспортные расходы из-за расстояний, проблемы с местной бюрократией, коррупция. Но есть главное: быстрый рост экономики. И этот быстрый рост приводит к тому, что капитал начинает двигаться не только на Восток, но и с Востока. Тамошние бизнесмены сегодня уже в состоянии вкладывать собственные денежные ресурсы в другие страны.

При этом рынок Европы остается самым привлекательным рынком для азиатских стран. И не только в смысле товарного насыщения, но в смысле инвестиций, потребности в новых технологиях и оборудовании. Латвия могла бы стать мостиком на этом пути. Многие скажут, что мы надеялись быть мостом и между Западом и Россией. Где же он? Я полагаю, мы свои возможности вообще еще не использовали ни в российском ни в азиатском направлении.

Да, сегодня привлечение инвестиций из Восточной Азии к строительству производств в Латвии может показаться фантастическим прожектом, несмотря на возможности наших портов и наработанные контакты с Россией, СНГ, странами Европы. В самом деле, кто будет инвестировать деньги в экономику страны, где подоходный и социальный налог с зарплаты в сумме составляют 58%?

Чтобы стать инвестиционно привлекательным не только для Запада, но и для Востока, нужна своеобразная налоговая революция. Например, такая. До 100 Ls зарплата вообще не должна облагаться налогами. До 200 Ls — подоходный налог 13%, а социальный — 15—17%. Свыше 200 Ls облагается налогами, как и сегодня.

В небольшой статье невозможно привести все аргументы в пользу этого решения. Но одно сокращение бюрократических расходов или исчезновение зарплаты в конвертах уже кажутся достаточными основаниями для такого шага.

Еще один вариант сделать нашу экономику более привлекательной для инвестиций: сегодня расходы на приобретение технологического оборудования облагаются налогом — его следует отменить. Представьте себе, в Эстонии это сумели понять и отменили такой налог. Результат? Посмотрите, сколько за последнее время строится производственных предприятий у них и у нас. Сравнение не в нашу пользу. Мы же строим торговые и развлекательные центры, и эти инвестиции включаем в ВП, показываем большие проценты роста и обманываем всех, и в первую очередь — себя. Нам необходимо серьезно изучать не только Запад, но и Восток. И совсем не нужно, чтобы некоторые политики предписывали, на каком рынке работать бизнесу. Илья Герчиков, доктор экономики

Что нам восток?

Киров Липман, совладелец компании Grindeks:

— Конечно, Юго-Восточная Азия — перспективное направление, и было бы очень хорошо привлекать в Латвию инвестиции из этого региона. Наше географическое положение можно использовать и в этом плане. Возьмем, к примеру, ту же Японию — она много торгует с Россией, и можно попробовать заинтересовать ее в создании предприятия в Латвии, которая граничит с Россией. Кстати, еще в 90-х годах у японской компании Hitachi, занимающейся электроникой, был большой интерес к созданию производства в Латвии — они даже выходили на меня, но как-то не сложилось. Если же говорить о японской химической промышленности, то 80% продукции она производит для внутреннего рынка и только 20% — на экспорт. И я думаю, что развивать экспортное направление Японии выгодно. Очень сильная фармацевтическая промышленность и в Китае. Могу сказать, что я уже работаю над привлечением инвестиций из стран Юго-Восточной Азии.

Андрис Озолс, глава Латвийского агентства инвестиций и развития:

— Если говорить, например, о Японии, то в этой стране у Латвии даже нет посольства, и нам нужно вкладывать силы и средства в развитие сотрудничества. Да, я согласен с тем, что с точки зрения географии мы находимся в очень выгодном положении — между Россией и Европой, а с ними имеют торговые отношения юго-восточные страны. У нас, возможно, выгодно размещать производства для более быстрых поставок в Россию и Европу. Но в то же время если говорить о дешевизне рабочей силы, то здесь мы с Китаем конкурировать не можем.

Хенрик Данусевич, председатель Латвийской ассоциации торговцев:

— На мой взгляд, государство уже отдает себе отчет в необходимости развивать экономические связи с Юго-Восточной Азией. Вспомните, совсем недавно президент Вайра Вике-Фрейберга ездила с официальным визитом в Казахстан. Просто популисты чаще говорят о Западной Европе. А что касается торговли — конечно, население Латвии заинтересовано во ввозе в страну дешевых товаров, произведенных, например, в Китае. Правда, согласно действующему законодательству, торговец в Латвии несет ответственность за качество товара в течение двух лет. Но если мы говорим о модных товарах, то нужна ли такая ответственность? Купили вы, например, модную рубашку, относили ее год и выбросили! Не нужна вам двухлетняя гарантия! Ведь есть категория товаров, очень быстро выходящих из моды. Думаю, если бы ответственность торговцев была снижена, дешевых товаров из юго-восточных стран в Латвии стало бы больше. Если же говорить об инвестициях в производство, то налицо тенденция: простые производства из Латвии уходят, к примеру, в Россию, а нашему государству остается развивать наукоемкие производства. И вопрос в том, что в этой сфере нам может предложить Юго-Восток?

Алфред Чепанис, бывший почетный консул Казахстана:

— Если говорить о вложении средств Юго-Восточной Азии в экономику Латвии, то надо признать: как рынок сбыта мы для этих стран не интересны. Но зато мы чрезвычайно интересны как транзитный пункт — рядом с нами два гигантских рынка сбыта, европейский и российский. И этим необходимо пользоваться! Китай проявляет к нашим портам большой интерес. Но мы, к сожалению, не торопимся использовать эти возможности — в силу своей боязливости… А зря. И еще: не думаю, что правительство Андриса Шкеле (подчеркиваю — именно Андриса Шкеле, а не Айгара Калвитиса!) позволит развиваться порту Вентспилса…



08.12.2004, 12:42

Коммерсант Baltic Daily


Написать комментарий