Ложка дегтя

С интересом смотрел по LTV-7 интервью с Владимиром Познером под рубрикой "Бальзам на душу"


Вспомнил семинар в концертном зале “Дзинтари”, прошедший накануне Атмоды: его вел уже ставший знаменитым В. Познер, обращаясь к “священнослужителям” режима (на семинаре выступил и будущий посол США в России г–н Мэтлок).

За этим спектаклем я следил по телевидению, уже тогда предчувствуя, что инструктаж сидящих в зале “отцов демократии” и “гигантов мысли” является прологом к революции, за которой в Латвии придут новые времена, т. е. сегодняшний день. Нет, я не сторонник всего, что было в советское время. Однако считаю, что мы могли бы сохранить многое из позитива в культуре, образовании, здравоохранении, социальной защищенности и др. Но сейчас речь не об этом.


За перо взялся только из–за концовки интервью. Безусловно, В. Познер обаятелен, талантлив, умен. Смотрел на него как на “мимолетное виденье”. И вдруг, как гром среди ясного неба, последняя фраза: “Меня спрашивают, почему не любят русских (знаю историю Латвии). А за что любить–то их?!” Эти слова были произнесены тихо, очень серьезно, без иронии. Не знаю, как у других телезрителей, но у меня возникло ощущение, как у героя рассказа классика, который любовался в жаркий летний день на палубе парохода красавицей, а она вдруг возьми и скажи: “Упрела!”

Очевидно, под своим знанием Латвии В. Познер понимает односторонние сведения об этапах полувековой истории. Не исключено, что сведения в основном почерпнуты из бесед с легионером из Звейниекциемса и представителями правящей элиты на банкетах. Уже не раз столпы СМИ из Москвы, выступая на латвийском радио и телевизионных каналах, “для потехи раздували чуть затаившийся пожар”, т. е. оказывали нам “медвежью услугу”. Мы, русские в Латвии, быстрее нашли бы общий язык с латышами без такой “помощи”.

В своей жизни мне приходилось много беседовать и с легионерами, т. е. с “лесными братьями”, и с латышскими стрелками, и с подпольщиками тридцатых годов. Прожил здесь много лет. Знаю не только новую, но и старую историю этого края, когда жившие здесь люди были как бы отрезаны от мира, от образования: была только подневольная работа, имение и господа–бароны, немецкие пасторы, позорный столб возле церкви, чума, волки (посетите этнографический музей, что за Юглой). Это от латышей я узнал, как помогали формировать латышскую нацию и ее культуру в середине и в конце XIX века деятели русской культуры. Старая Рига построена при немцах. Весь современный центр от улиц Экспорта, Валдемара до Чака и далее был построен в “русское время”, а спальные районы — в советское! Это сами латыши мне говорили, что если бы не Ленин, то не было бы независимой Латвии: Временное правительство не собиралось разрушать империю и отказываться от губерний, ей принадлежащих. Это от латышей я знаю, что, если бы не разгром фашизма, Латвии сегодня вообще не было бы. Вряд ли стоит вспоминать “работу” латышских стрелков в Ярославле, Рыбинске и многих других городах России… Вряд ли стоит вспоминать, как во времена “оккупации” студентов многонационального института инженеров гражданской авиации вместе с преподавателями “бросали” на село, чтобы латышские крестьяне в разгар сенокоса могли петь и танцевать на Празднике песни в Риге… Это не приведет к хорошему.

Зачем же Познер сталкивает нас с латышами? Может, он как член “команды” опять выполняет задание? Задание столь же “приятное”, как та селедка со сметаной в Звейниекциемсе, которую он терпеть не мог, но ел.

А “Бальзам на душу” получился с ложкой дегтя…

08.12.2004, 12:39

Вести сегодня


Написать комментарий