Зарплата не виновата

В экономике не бывает простых решений — таково ее общее правило. И раз уж на днях новый премьер Айгар Калвитис призвал ударить по инфляции замораживанием роста зарплаты, а Банк Латвии (БЛ) эту идею поддержал, тут стоит рассказать об общем влиянии такой "борьбы" на макроэкономику и на нас — ее мелких субъектов. И попробовать определить как выигравших, так и проигравших.

Идеи Айгара Калвитиса

Напомним, в конце прошлой недели глава нового кабинета, “народник” (правый) Айгар Калвитис нашел верный способ борьбы с инфляцией, предложив “заморозить” зарплату на существующем уровне. Чтобы не росла, стимулируя и без того отменный внутренний спрос, создающий инфляционное давление. Новый премьер сообщил СМИ, что правительству придется выбирать, позволить ли государству “переболеть инфляцией” или предпринять непопулярные шаги для ее ограничения. После чего назвал пример такого “болезненного шага”: Ирландия, которая “заморозила” рост зарплаты не только в государственном, но и в частном секторе.

Судя по премьерской оговорке “не знаю, можно ли это принять политически”, окончательного выбора между “переболеть” и “предпринять шаги” Калвитис пока не сделал. Поэтому Kb посчитал нужным разобраться, к чему может привести замораживание зарплаты в Латвии. Пока чисто теоретически…

Двойственные впечатления Роберта Идельсона

— Что касается идеи заморозить рост минимальной заработной платы — с точки зрения необходимости

снижать инфляцию, это правильный инструмент, и тут я предложение Калвитиса только приветствую,— сообщил нам президент Parex Asset Management Роберт Идельсон.— Действительно, таким образом можно снизить инфляционное давление. Что касается аналогичного предложения к частному сектору — это полная глупость: я бы хотел посмотреть, как они собираются это реализовывать в условиях свободного рынка!.. По мнению Идельсона, замораживание зарплаты в госсекторе не только разумно — еще разумнее было бы вовсе отменить минимальную ставку как таковую.

— На самом деле, это бесполезный инструмент, связывающий руки рынку: последний должен сам решать, какую зарплату платить каждому рабочему,— считает Идельсон. Но не угрожает ли это местным кадрам — ведь значительная часть латвийского бизнеса не созрела до готовности платить “чистую” зарплату и оформляет работников именно на минималку? И если ее отменить вовсе, не снизит ли работодатель официальную зарплату, из которой рассчитываются пенсии и пособия? По мнению Роберта Идельсона, это, конечно, возможно, но вряд ли тут можно прогнозировать тенденцию. Особенно если учесть все более успешную работу с бизнесом местных фискалов.

Итак, общее резюме в данном случае: “да” замораживанию зарплаты в госсекторе, “нет” — в частном. Последний должен сам определять, кому и сколько платить, и не нужно тут рассказывать про Ирландию.

Ирландский опыт: бедность как приманка для инвесторов

Говоря об опыте Ирландии, действительно приходится согласиться: в общем некая договоренность тамошнего правительства с собственным частным сектором о неповышении зарплат была. И даже некоторое время соблюдалась. И понятно, почему все это было так актуально именно там: вступив в Евросоюз более 30 лет назад, Ирландия была самой бедной его страной — с угрозой голода для населения в случае неурожая картофеля. Единственный вариант развиваться — привлекать иностранные (европейские) капиталы — стимулировался низкими налогами.

Однако когда капитал начал приходить, а ирландская экономика — развиваться, низкая, по европейским меркам, зарплата пошла в рост. И на определенном этапе правительство решило, что это мешает притоку капиталов, искавших именно дешевизны — не только налоговой, но и в плане зарплат.

— Опыт замораживания зарплаты у Ирландии действительно был, в том числе и в частном секторе,— отметил глава Rietumu banka Майкл Борк.— Правда, нужно также отметить, что это был очень непростой, и порой даже противоречивый опыт. Чтобы в нем разобраться, нужно о многом поразмыслить — при этом стоит сразу отметить, что там нет однозначных рекомендаций… (Более подробное интервью с Майклом Борком о сути ирландского опыта замораживания зарплаты — в ближайших номерах Kb.)

Работодатели: рост зарплаты чреват для “маленьких”

— Трудно сказать, какой из инструментов нужно использовать для борьбы с инфляцией,— говорит глава Конфедерации работодателей Элина Эгле.— Взять тот же рост минимальной зарплаты — если он продолжится, это может создать сложности для бизнеса, особенно малого и среднего, и в особенности — регионального: там ведь в основном работают именно за минимальную зарплату. Кроме того, рост минимальной ставки нивелирует разницу между более и менее квалифицированными рабочими — последние автоматически начинают получать ближе к первым, а первые — то есть квалифицированные кадры — вовсе не обязательно получат больше. На наш взгляд, заморозить рост зарплаты одновременно в государственном и частном секторе сложно. Выходом же может стать повышение необлагаемого налогами минимума — это будет стимулировать внутренний спрос и способствовать честной конкуренции…

Райта Карните: “Решение за счет бедных”

— Решение о замораживании той же минимальной зарплаты — это решение за счет бедных,— считает глава Института экономики АН Латвии Райта Карните.— Ведь нужно понимать, что мы, отказываясь от увеличения зарплаты, в первую очередь подставляем под удар тех же учителей, врачей, у которых и без того самые низкие доходы во всем ЕС. Поэтому я считаю, что такое замораживание несправедливо. Повышать — нужно, другое дело, что действовать тут надо не слишком резко. Иначе — если зафиксировать доходы на прежнем уровне — люди ведь могут не то что протестовать, они могут просто уехать! Что до необходимости бороться с инфляцией — мне кажется, надобности в этом нет. И не нужно пугать цифрой в 7% — основная ее масса набрана до 1 мая, а уже с июня ежемесячный рост цен составлял в среднем по 0,1—0,2%, а это уже совсем не страшно. А инициативу Калвитиса я воспринимаю просто как нежелание исполнять “лишние” социальные обязательства, нагружая ими бюджет.

Говоря об инициативе “народников”, стоит упомянуть о следующих ее последствиях. Во-первых, больше всех от замораживания зарплаты пострадают наименее обеспеченные работники — это признает как традиционно экономически “правый” Роберт Идельсон, так и обычно склоняющаяся к “левизне” Райта Карните, расхождения тут лишь в степени этого влияния. Также ясно, что применение такого инструмента — стимул к экономической эмиграции в более платежеспособные регионы (на ферму в Ирландию), однако трудно сказать, насколько этот стимул сработает. Все же фактор разных культур и языковых различий не отменяется одним лишь открытием границ. Оправданы ли эти минусы плюсами — вопрос сложный, так как мнения об опасности роста цен расходятся. Если г-жа Карните считает, что инфляция уже пошла на убыль, то многие другие эксперты во главе с БЛ допускают, что и в следующие годы это будет нашей проблемой, в том числе благодаря “инфляционным ожиданиям”. Ибо предсказать их влияние не представляется возможным.

С другой стороны, замораживание минимальной зарплаты — это, как можно заметить в словах главы Конфедерации работодателей, плюс для некоторой части бизнеса, который на несколько лет получит передышку. Что до бизнеса вообще, большая часть которого платит больше “минималки”, там все же решение остается за каждым предприятием, которое, может, и радо бы минимизировать расходы на оплату труда, но ограничено в средствах — иначе кадры перейдут к конкурентам или уедут трудиться за рубеж. В общем, сегодня, как и во времена Маркса с Энгельсом, суть проблемы — в необходимости блюсти баланс между работником, который хочет получать больше, и бизнесом (владельцем капитала), желающим быть конкурентоспособным (платить поменьше). Плюс тот факт, что в следующие два года Латвия должна привести инфляцию к 3%, дабы в 2008 году без проблем перейти на евро, иначе иностранный инвестор, по мнению БЛ, может повернуться к Латвии спиной. Если бы не эта евронеобходимость (которую некоторые уже назвали евроспешкой), к латвийскому росту цен можно было бы относиться куда более спокойно.

07.12.2004, 11:31

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий