Выборы как диагноз

Состоявшиеся в субботу выборы в Европарламент позволяют сделать как минимум три очевидных вывода по поводу нашей общественной и политической жизни.

Во-первых, та Европа, о которой так долго твердили политики и в которую мы все так дружно вступили, для большинства из нас продолжает оставаться явлением чуждым и далеким. И хотя официальные лица заявляют, что европейские дела с 1 мая стали внутренними делами нашей страны, самая низкая за все годы существования независимой Латвии явка избирателей на выборы – 41,23 процента, доказывает, что Европарламент не воспринимается как структура, которая может хоть как-то повлиять на нашу жизнь.

А идущие из Европейского союза указания и инструкции, не всегда соответствующие здравой логике функционирования отдельно взятой страны, еще больше усиливают тенденции евроскептицизма. Так, очень трудно понять, почему жители Латвии могли узнать предварительные итоги голосования не в ночь после выборов (как это было всегда!), а лишь через сутки – после того как закрылись двери избирательных участков в Италии. С бюрократическо-формальной точки зрения все правильно – если в рамках одного союза государств происходят выборы, то итоги их объявляются после того, как закрылись все избирательные участки. Но, согласитесь, надо обладать ну очень богатым воображением, чтобы представить себе, как итальянский избиратель где-нибудь в Риме, Венеции или на Сицилии, узнав, что в славной стране Латвии (о существовании которой он, скорее всего, не знает!) на выборах победила партия ТБ/ДННЛ (о существовании которой он точно не знает!), изменит свое мнение и проголосует не так, как собирался…

Очевидно и то, что свой вклад в низкую явку внесла и новая европейская система выборов – согласно спискам избирателей. Прежняя латвийская система со штампиком в паспорте, возможно, была не так демократична, как новая, но зато не создавала таких серьезных проблем.

Словом, указания из федерального центра в Брюсселе ситуацию в Латвии не облегчают, а, скорее, запутывают. А ведь мы все уже жили в эпоху инструкций и указаний, которые надо было выполнять только потому, что их надо было выполнять…

Во-вторых, несмотря на бодрые отчеты латвийских должностных лиц об успехах политики интеграции, совершенно ясно, что поляризация общества в течение последних лет только усилилась. И большое спасибо за это следует сказать идеологам, вдохновителям и исполнителям школьной реформы. Этот вопрос создал такой раскол, которого Латвия не знала со времен существования Народного фронта и Интерфронта. В итоге, как и можно было ожидать, выборы в Европарламент увенчались победой двух радикальных партий – ТБ/ДННЛ, провозгласившей лозунг «Латыш, не сдавайся!», и объединения ЗаПЧЕЛ, заявившего «Русские идут!».

Отметим и то, что вопрос о языке обучения в русских школах для латышской части общества является принципиальным только с моральной точки зрения – никакой практической пользы, кроме морального удовлетворения от того, что русские будут учиться на латышском, латыши от реформы русских школ получить не могут… Но зато партии делают себе рейтинги. И отступать им некуда.

И, наконец, в-третьих, провал на выборах партий нынешней правящей коалиции несомненно будет использован оппозицией как серьезный аргумент в борьбе против правительства Индулиса Эмсиса. Можно предположить, что уже на следующей неделе в Сейме репшисты и «тевземцы» начнут наступление на Кабинет министров под лозунгом: «Народ сказал вам «нет!». А поскольку девять наших депутатов вряд ли смогут серьезно повлиять на работу Европарламента, то вполне вероятно, что единственным практическим итогом выборов Европарламента в Латвии станет падение правительства «зеленого» Эмсиса.

14.06.2004, 11:14

chas-daily.com


Написать комментарий