Литва теряет энергетическую независимость 1

Власти Литвы объявили, что первый блок Игналинской АЭС будет закрыт до 31 декабря 2004 года, как и планировалось.

Это вызывает противоречивые реакции как в самой Литве, так и у ее соседей. На одной чаше весов — обязательства Литвы перед Евросоюзом, безопасность страны и региона, на другой — экономические потери, реальность возможных сбоев энергосистемы и… отсутствие логики, учитывая наличие в регионе вокруг Литвы атомных электростанций с реакторами точно такого же чернобыльского типа.
Как известно, закрытие ИАЭС Евросоюз сделал условием вступления Литвы в свои ряды. Первый блок станции закрывается до 2005 года, второй — до 2009-го. Эти взятые на себя Вильнюсом обязательства с самого начала вызвали критику внутри Литвы. Европереговорщиков с литовской стороны критиковали за отсутствие твердой позиции, за сдачу интересов страны в угоду необоснованным страхам западных европейцев.
Одним из главных защитников ИАЭС был, конечно, ее директор Виктор Шевалдин. «Ирония заключается в том, что атомная станция сегодня пребывает в апогее безопасности. Чернобыль здесь не повторится уж точно», — говорит он. Напомним, что западные государства и организации, и особенно скандинавские страны, за последние десять лет вложили в усиление безопасности ИАЭС многие миллионы долларов.
Однако Западная Европа отнюдь не склонна верить заверениям директора АЭС. Сторонники закрытия станции напоминают, что Чернобыль доказал на практике опасность такого вида реакторов. А кроме того, сама ИАЭС вовсе не так безопасна, как ее представляют. В литовской прессе не раз появлялись сообщения о легкости проникновения на территорию станции, о неудовлетворительном психическом и моральном состоянии отдельных ее работников — после чего, правда, охрана была резко усилена, а состав персонала стал контролироваться строже.
Однако корреспондент британской ВВС в своем недавнем репортаже, целью которого было развенчать «миф о безопасности станции», назвал ИАЭС «надвигающейся катастрофой», еще больше подогрев страхи жителей ЕС. И если в литовском документальном фильме об ИАЭС показывается чистый операторский зал, где сидят работники в белых халатах, а рядом в поле пасутся коровы, то журналист ВВС увидел станцию совсем другими глазами: признаки старения бетона, развалины третьего реактора, строительство которого так и не было закончено…
В последние месяцы вопрос о безопасности Игналинской атомной станции обострился и в связи с возросшей угрозой терроризма. В ноябре Литва обзавелась своими зенитно-ракетными системами (до этого были только зенитные артиллерийские установки). Одна из основных задач нового оружия — обеспечить безопасность ИАЭС на случай возможной атаки с воздуха.
А параллельно, на самом высоком уровне, развивалась дискуссия вокруг идеи оттянуть закрытие ИАЭС на полгода. К этой точке зрения склонялся премьер-министр Литвы Альгирдас Бразаускас. Было даже принято соответствующее постановление кабинета министров, согласно которому Литва обращается в ЕС с такой просьбой. Однако в последний момент в ситуацию вмешался президент Литвы Валдас Адамкус, призвавший придерживаться взятых на себя международных обязательств. То есть, во главу угла был поставлен «международный имидж» Литвы.
Россия, Латвия и Белоруссия, которые тоже потребляют электроэнергию ИАЭС (более половины ее идет из Литвы на экспорт), поддержали бы отсрочку закрытия первого блока литовской атомной станции. Например, Калининград не успел построить тепловую электростанцию мощностью 450 мегаватт. Рига не закончила строительство своей электростанции в 150 мегаватт. Не полностью готовы возместить будущие энергетические потери и тепловые электростанции самой Литвы.
Эксперты отмечают, что крайне неудачно было выбрано время для остановки первого реактора ИАЭС. Ведь зимой электроэнергии потребляется больше, чем летом, а последствия ее отсутствия — намного тяжелее. Очевидно, что европереговорщики от Литвы по этому вопросу продемонстрировали свой непрофессионализм, не добившись хотя бы полугодовой отсрочки для закрытия блока.
Правда, спокойствие в ситуацию вносят специалисты из компании «Lietuvos energijа», которые заявляют, что в момент отсоединения первого блока никаких «сюрпризов» произойти не должно. Они могут быть только в случае непредвиденных, аварийных ситуаций. Но у энергосистемы региона, после закрытия первого блока ИАЭС, не останется запасных, подстраховывающих мощностей.
Например, представим, что в результате каких-либо технических неполадок оставшийся единственный второй блок ИАЭС останавливается (а отключения энергоблоков случались и ранее). На этот случай предусмотрен запуск электростанции Lietuvos elektrinė. Он происходит на протяжении 16-ти часов — этого достаточно, чтобы жители Литвы и соседних стран не ощутили последствий остановки единственного блока ИАЭС. Однако, если к этому вдруг присоединится еще одна помеха — скажем, начнутся перебои в линии, соединяющей Россию с Белоруссией — региональная энергосистема может не выдержать.
Литовские специалисты утверждают, что помехи на электролинии Россия-Белоруссия могут произойти по самым различным причинам. Это могут быть погодные условия (обильный снегопад, обледенение проводов), а также перегрузка системы, что нередко бывает именно зимой. В такой ситуации дефицит электроэнергии для региона может стать реальностью. И больше других при этом пострадает российский Калининград.
Не следует забывать и о том, что после закрытия ИАЭС, которая вырабатывала более 80% электроэнергии страны (по этому показателю Литва лидировала в мире, опережая даже Францию), Литва из экспортера электроэнергии превратится в ее импортера. А это означает неуклонное подорожание энергии для потребителей, что прежде всего ударит по самым бедным слоям населения, которые вынуждены считать каждый лит.
Несмотря на предстоящее закрытие Игналинской станции, в стране сформировалось довольное сильное лобби, ратующее за сохранение Литвой статуса «атомного» государства. Вначале сторонниками строительства новых реакторов западного типа выступали отдельные политики, например лидер Союза Крестьянской партии и Партии новой демократии, которая сейчас вошла в правящую коалицию, Казимира Прунскене. Однако теперь, похоже, и главные лица государства склонны поддержать эту идею.
На такое решение безусловно влияет и изменение взглядов на атомную энергетику в мире. Многие страны, такие как Великобритания, скандинавские государства, которые в прошлом заморозили свои проекты строительства атомных станций, в настоящее время планируют их возобновить. Литва хочет идти в ногу с этой тенденцией и потому обратилась за помощью к западным экспертам по строительству АЭС: в страну уже приезжали специалисты из Франции, скоро приедут из Германии.
Закрывая ИАЭС, Литва все же надеется из импортера когда-нибудь вновь превратиться в экспортера электроэнергии — и делать на этом бизнес, как делала до сих пор. Отметим, что поднимаемый частью литовцев вопрос о нежелательности существования атомных станций на территории маленьких стран, число коренных жителей которых измеряется миллионом или несколькими миллионами человек, и для которых атомная катастрофа означала бы гибель нации, вряд ли окажет существенное влияние на атомные перспективы Литвы.

01.12.2004, 09:26

web.sugardas.lt


Написать комментарий

Журнал Тюнинг. Новости и творческие эксперименты.
www.tuning-mag.ru/