Участкового оставили под стражей 2

Продолжается суд над участковым Андреем Дзенисом. Вот уже год и три месяца полицейский находится под стражей.

Обвиняют его по трем статьям Уголовного Закона: 317(1) – превышение служебных полномочий, 320 (2) – взяточничество, совершенное повторно или в крупных размерах и 327 (2) – служебный подлог, совершенный в корыстных целях. В качестве свидетеля на судебном заседании, состоявшемся вчера, выступал  Роман Самарин – журналист «Миллиона». Собственно и дело-то «закрутилось» с его подачи. Хотя на такой шаг решиться нелегко – против Самарина даже было заведено уголовное дело.

По показаниям журналиста еще зимой, в начале прошлого года, в редакцию к нему на прием пришел некто Борис. Обратился он к Самарину, потому что читал несколько его статей, в которых Роман выступал против коррупции в рядах полиции. Журналист делал это, невзирая на лица. Потому Борис посчитал, что и в его ситуации если кто и не побоится ему помочь, так это – Самарин. Борис не скрывал, что занимался противозаконным бизнесом – организовал нелегальное производство и продажу алкоголя. Объяснял это тем, что после освобождения из мест «не столь отдаленных» надо было на что-то жить. «Крышевал» его участковый – старший лейтенант Андрей Дзенис. Самогонная фабрика работала, набирая обороты, и исправно приносила доход. Как Борису, так и участковому. Дзенис отрабатывал деньги – предупреждал о предстоящих рейдах полиции. На «точку» иногда привозили конфискованную в других местах брагу.

Прокурор попросил свидетеля назвать конкретные даты привоза конфискованной браги на указанную «точку». Роман сообщил, что у него отмечен номер машины и конкретная дата – сведения он может в любой момент предоставить суду. Есть также аудиозапись беседы рабочих, в которой они говорят, куда их посылали за брагой.

Как следовало из статей Самарина, у Дзениса рос аппетит. Он хотел повышения платы за услуги. Но Борис отказался, ведь платить приходилось не только участковому, но и его подружке – Татьяне Лаусовой, на чьей земле находилось производство. У Бориса возникло убеждение, что Дзенис решил завладеть его бизнесом, особенно после того, как тот пригрозил подкинуть непокорному наркотики. Это стало последней каплей, и Борис решил обратиться к корреспонденту.

Роман приступил к журналистскому расследованию. Ходил по близлежащим к «точке» домам, беседовал с продавцами крутки. С их согласия записывал показания на диктофон. Кроме аудиозаписей слов Бориса и его жены, имеются свидетельства нескольких продавщиц самогона и даже работника мини-фабрики. О происходящем Самарин сообщил в экономическую полицию и в бюро по борьбе с организованной преступностью. Полиция приступила к проверке указанных в статьях фактов. Прокуратура возбудила уголовное дело против участкового Дзениса. Старший лейтенант был отправлен в отпуск и таким образом на время отстранен от дел. На вопрос прокурора, откуда об отпуске стало известно журналисту, был получен ответ: «От начальника Управления полиции». По свидетельству Самарина, он выезжал к месту расположения «точки» и наблюдал действия участкового, который даже во время отпуска, одетый в полицейскую форму, беседовал с возможными свидетелями. Роман узнал, что выйдя из отпуска, Дзенис застращал продавцов «крутки» и тех, кто так или иначе был связан с нелегальным производством. После ряда статей Самарина, где говорилось и о том, что участковый запугивает промышлявших продажей спиртного женщин, полицейский завел на него уголовное дело за оскорбление чести и клевету в средствах массовой информации. Но это только подстегнуло журналиста. Он продолжал расследование совместно с полицией. Участкового взяли под стражу.

На суде были зачитаны письменные показания уже умершей свидетельницы Светланы, которая подтверждала, что не раз видела Дзениса на точке, слышала предупреждения о предстоящем рейде полиции и знала, что жена Бориса платит Дзенису за «крышу».

На вопрос прокурора, может ли Самарин предоставить суду диктофонные записи, тот ответил: «Без проблем!» и чуть ли не собрался за ними ехать. Однако вмешалась адвокат Дзениса, которая заметила, что нужно официально обязать свидетеля предоставить материалы, а также провести фонологическую экспертизу. То есть сверить голоса на пленке с образцами голосов людей, чьи фамилии там названы. В связи с этим в судебных слушаниях был сделан перерыв. Кроме того, Татьяна Лаусова, о которой в публикациях говорится как о сообщнице Дзениса, на суд не явилась. Хотя в ходе судебного следствия по другому делу была отпущена под подписку о невыезде. А ее свидетельские показания очень важны.

Адвокат Дзениса обратилась к суду с просьбой изменить меру пресечения подсудимому, который находится в заключении больше года, на подписку о невыезде. Но прокурор возразил, что возможно имели место угрозы свидетелям, а потому нецелесообразно отпускать подсудимого. Суд принял решение оставить полицейского под стражей. Судебные слушания будут продолжены.

30.11.2004, 10:01

Наталья АСТРАТОВА


Написать комментарий

Г-н Самарин, теперь, надеюсь, "бизнес" Бориса идет без проблем? Теперь все "хозяева точек" в срочном порядке обзаведутся "штатными" репортерами...

И откуда, вдруг, "всплыли" диктофонные записи? Почему они не были ранее преобщены к материалам уг.дела?

NAkonec-to ,hotjabi odnogo menta orestovali!!!!!!!!!!!!

Написать комментарий