Особо Важный Вагон

Композитор ездил в нем в Москву с супругой, а атташе посольства — с котом

На днях прошел слух, что в Америке построили самолет с бассейном. Чтобы, значит, особо важные персоны могли во время перелета расслабиться. Когда такой чудо-самолет долетит до Риги, еще неизвестно, а вот вагон для VIP-пассажиров у нас уже имеется, и давно.

Вся роскошь внутри

Когда коллеги узнали, что я иду делать репортаж про вагон-салон, они надавали мне кучу полезных наставлений:
— Ты спроси, правда ли, что у них сауна есть? А алкоголь входит в стоимость проезда?
И так далее. Но умные вопросы держались у меня в голове недолго. Если точнее, то ровнехонько до того момента, как закончился перрон Рижского вокзала и начались сугробы. Дорогу в снегах прокладывал пресс-секретарь железной дороги Янис. Он брел впереди и советовал не наступать на рельсы, потому что они скользкие.
И вдруг мы действительно пришли. Правда, я это не сразу поняла, потому что оба салона в отцепленном виде похожи на обычные вагоны (справедливости ради надо заметить, что и в составе они не особо отличаются от собратьев). Никаких тебе хромированных поручней и дорогих стеклопакетов. Вся роскошь спрятана внутри.
Первое, что хочется сделать, попав в вагон-салон, так это разуться прямо в тамбуре. И чистота ковровых дорожек тут ни при чем. Просто вагон-салон внушает трепет, как музей.
— Ботинки вы не снимайте, — посоветовала проводница Марина ЛининЯ, — а что трепет, так это естественно. Ведь в наших вагонах вся латвийская партийная верхушка ездила: Восс, Пуго… Я всего пятнадцать лет работаю, больших начальников не застала. А моя напарница Айна Клядере за четверть века их по всему Союзу покатала.
— Вот, наверное, навидалась…
— Разное рассказывает. Но тогда ведь “сухой закон” был, следовательно, и пассажиры себя вели прилично.
Но как только я вознамерилась уточнить насчет “сухого закона”, как Марина перевела разговор на другие рельсы.
— Вам, — спрашивает, — чаю или кофе? Расторопная хозяйка.

Перед границей все равны

Пока попыхивает чайник, я сую нос в каждый закуток вагона. Вот большой зал для заседаний. Вот купе собственно для Особо Важной Персоны с огромным диваном и телевизором, а также купе для четверых сопровождающих. Кухня. Туалет.
— А где же сауна?
— Ну вот напридумывают журналисты! — смеется Янис. — Никакой сауны нет.
И бассейна нет. Все сделано очень простенько, на базе обычного пассажирского вагона. А! Вот душ есть.
При отсутствии сауны хоть за душ спасибо. Интересуюсь, хватает ли напора воды, потому что под краном обычного поезда не то что помыться — зубы почистить становится проблемой. Оказывается, казусов с помывкой у “випов” за всю историю вагона-салона не возникало.
— Если приспичит, могут и минеральной водой мыться, и даже морской, — утверждает Янис, — только об экзотических желаниях пусть предупреждают заранее.
Это нужно, чтобы железная дорога могла наполнить резервуар соответствующей жидкостью, объясняет пресс-секретарь. С туалетом проще, он вакуумный. Это значит, что пользоваться им можно не только во время движения поезда, но и, например, на границе. Очень актуально.
— А таможенный и паспортный контроль пассажиры салона тоже проходят по особым правилам?
— Нет, — разводит руками Янис. — Тут они равны с другими путешественниками. Но случая, чтобы “випа” высадили за неправильно оформленные документы или контрабанду, не припомню.

Об арбузах с уксусом

Вообще-то вагон для особо важных персон постоянно находится в состоянии боевой готовности. Проводницы дежурят здесь день и ночь: бдят, чтобы в салоне было чисто и тепло.
— Трое суток здесь, трое — дома, — вздыхает Марина. — Между прочим, другие проводницы нам совсем даже не завидуют. Потому что понимают: работа не сахар. В обычных вагонах вон истопники есть, а нам приходится даже уголь самим
таскать. Ведрами.
— Почему это так?
— А так. Важные пассажиры не любят, чтобы в вагоне чужие люди появлялись (поэтому салон обязательно цепляют либо в конце, либо в начале поезда и двери в тамбур надежно запирают). Проводницы обязаны всюду поспевать сами. Трудно. Кроме раздачи чая и белья у нас еще куча дополнительных обязанностей: пуговицу пассажиру пришить, рубашечку погладить, еду приготовить.
— Так-таки и приготовить! Небось готовое приносите из вагона-ресторана.
— Это по желанию клиента. Можем сготовить что-нибудь прямо на кухне нашего салона, не зря же здесь плита поставлена. Любое мяско поджарим, рыбу, гарнир…
— А если пассажир какое-нибудь необычное блюдо закажет?
— Не бывало такого, чтобы пассажир попросил, а мы не смогли приготовить. Рука-то уже набита. А омлетик на завтрак или там гренки на ужин — это вообще обычное дело.
Но когда разговор доходит до кулинарных пристрастий конкретных звезд и бизнесменов, Марина только таинственно улыбается. Знает: тайну клиента надо хранить. Пусть он хоть арбузы с уксусом заказывает.

VIP-кот

Любимчиков среди пассажиров у Марины нет, но некоторых она запоминает, и надолго. Раймонд Паулс ездил в вагоне два раза. Первый — вместе с Лаймой Вайкуле, и тогда в гости к Маэстро из СВ забегала вся команда “кукушат”. Галдели и смотрели клипы. Второй раз композитор путешествовал с супругой.
— Гунтис Улманис в нашем салоне ездил в Питер на чемпионат мира по хоккею, — припоминает Марина. — Но рассказать ничего необычного не могу. Потому что это давно стало рутиной. А вот Алла Пугачева в последний раз приехала на фестиваль “Новая волна” в салоне российской железной дороги. Мне он показался менее аккуратным, чем наш.
Атташе посольства Латвии в России однажды везла с собою кота. Кот был красивый, экзотический перс. Пока вагон проверяла таможня, он с достоинством сидел в особом контейнере. Потом хозяйка выпустила котяру погулять по вагону, и тот вальяжной походочкой прошествовал из одного его конца в другой. Больше всего мурлыке понравилась середина. То есть точнехонько то место, где расположена кухня.
— Вы про “сухой закон” обмолвились, выходит, нынче пассажир и поскандалить после рюмочки может?
— Ой, нет! Это же не такие люди, чтобы большие деньги заплатить за поездку, а потом еще дебоширить. Бывает, конечно, выпивают. Только потом — никаких оргий, а сразу спать.
— У вас свой бар имеется?
— Чего нету, того нету. Пассажир имеет право принести алкоголь с собой, а может заказать его в вагоне-ресторане.
Заказывать алкоголь мы не стали, а вместо этого начали прощаться с Мариной, которой пора было наводить в салоне порядок и носить уголь. Уходить из царства шика на колесах было жалко. Наверное, потому, что за час мы привыкли чувствовать себя Особо Важными Персонами.

29.11.2004, 08:49

"Телеграф"


Написать комментарий