Так жить нельзя

О том, что в нашей маленькой Латвии ежегодно сокращается и так небольшое население, знает, наверное, каждый. Население, попросту говоря, вымирает. Этот же печальный процесс идет и в нашем городе. Причин тому немало: социальные, некачественное медицинское обслуживание и т. д. Но как жить дальше? И что об этом говорит статистика?

Цена социальных катаклизмов

Персонажи сатирической миниатюры Михаила Жванецкого — Григорий и Константин — выразились примерно так: всего будет хватать, только нас должно быть меньше. С этим трудно согласиться. Если процесс естественной (естественной ли?) убыли населения дальше будет продолжаться в таком же темпе, то рано или поздно наступит время, когда просто не будет хватать рабочих рук. Кто же тогда будет производить материальные ценности и услуги? Не придется ли приглашать гастарбайтеров из стран третьего мира?

Легко подсчитать, что рождаемость в прошлом году по сравнению с 1989 годом упала на 44 %, а смертность выросла почти на 16 %. Следует отметить, что резкая убыль населения началась с 1990 года, одновременно со сменой социально-политической системы в стране. Это характерно и для Латвии в целом. Согласно данным ЦСУ, в 1987 году в Латвии родилось 42135 человек, но после 1990 года рождаемость резко пошла на убыль: в 1990 г. — 37918, в 1995 г. — 21595, в 1998г. — 18410, в 2001 г. — 19664. Зато смертность заметно увеличилась: в 1987 году — 32150 человек, в 1995 г. — уже 38931. Пик смертности пришелся на 1994 год — 41757.

Естественный годовой прирост населения в 1986 году составлял + 10632 человека. В 1990 году он упал до + 3106 человек, а в 1991 году получился и вовсе отрицательным — -116. И этот процесс стал нарастать: 1992 год — -3851, 1995 год — -17336, 2001 год — -13327.

За период 1991 — 2000 год вымерло 121678 человек, т.е. больше, чем население Даугавпилса. Однако за последние пару лет тенденция как будто стала меняться в лучшую сторону: рождаться стали чуть-чуть больше, а умирать — меньше. Действительно ли начался обратный процесс, покажет только время.
В этом году в нашем городе (данные загса) за 9 месяцев родилось 660 человек, а умерло — 1090. В прошлом году на 1000 человек в Даугавпилсе родилось 8 человек, а умерло — 14. В среднем по Латвии эти цифры аналогичны.

«Не принимайте все близко к сердцу!»

Так хочется сказать, посмотрев статистику по стране сердечно-сосудистых заболеваний. Именно из-за них больше всего умирают жители Латвии. Причем четко прослеживается тенденция роста смертности из-за болезней сердца и сосудов: в 1970 году — 15718 человек, через 10 лет, в 1980 году — 19966, в 1990 году — 20298. Т. е. за двадцать лет смертность из-за сердечно-сосудистых заболеваний возросла более чем на 29 процентов.

На втором месте среди причин высокой смертности стоят онкологические заболевания. Тенденция ежегодного роста числа заболеваний по этой причине особенно удручающа.

Если в 1970 году в Латвии от рака умерли 4085 человек, то в 2001 – уже 5802. Прирост смертности составил 42 процента!
Что говорит даугавпилсская статистика?
Причин, из-за которых умирают даугавпилчане, очень много. Укажем лишь некоторые. К сожалению, статистические данные местного загса не всегда дают возможность сделать однозначные выводы. Например, статистика самоубийств говорит о способе ухода из жизни через повешение. Но неясно — можно ли отнести к самоубийствам случаи отравления неизвестным веществом или уксусной эссенцией?

Не хочется о грустном, но…

Естественно, люди задаются вопросом – отчего мы вымираем? Явно прослеживается связь роста смертности и падения рождаемости с ухудшением социально-экономической ситуации в стране, с падением уровня жизни. На смену социализму с его социальными гарантиями: правом на работу, бесплатным образованием, медициной – пришли рыночные отношения и так называемая либеральная политика правительства, когда человеку надо самому о себе заботиться, не очень рассчитывая на помощь государства. Социальная неустроенность и вызванные ею стрессы свели в могилу не одну тысячу жителей Латвии. Геноцид никто не планировал, но он реально происходит — население страны вымирает. Фактически прекратила свое существование профилактическая медицина, люди вовремя не проверяются, не лечатся, растет число хронических заболеваний. Почти обычным делом стали совершенно дикие случаи. В редакцию со слезами приходит молодая женщина. У нее пятеро детей, а кормить их нечем. Буквально нечем. Потому что мужу несколько месяцев подряд на одной из фирм не выплачивают зарплату. И нигде он не может добиться правды. Казалось бы, государство должно было бы взять многодетную мать под особую опеку — ведь вымираем же! Ничего подобного! И женщина в отчаянии идет за помощью не к властям — им она уже давно не верит, а в газету.

Другой случай. У пенсионера воспаление легких, а семейный врач упорно не дает ему направление в больницу. И лишь благодаря вмешательству газеты человека направили в стационар. Но у бедного пенсионера нет денег, чтобы заплатить за лечение. В результате он должен уйти из больницы недолеченным. И таких примеров можно приводить много. Каков вывод? Пока депутаты Сейма и министры не сменят приоритеты своей политики, ничего не будет. В буквальном смысле слова. Точнее, никого не будет. Кто не уедет, тот вымрет. Не НАТО, не Ирак, не рост обороноспособности и благосостояния чиновничьего сословия должны быть приоритетами государства, а социально ориентированная экономика. Иначе придет время, когда наших чиновников некому будет кормить.

Лечиться – здоровья не хватит

То, что здоровье дороже золота, знают все. Его не купишь ни за какие деньги – даже миллионеры умирают от тяжелых болезней. Однако чем качественней медицинские услуги, чем лучше лекарства и совершенней технологии, тем больше шансов на выздоровление. То, что институт семейных врачей, пришедший к нам из Англии, далеко не совершенен, многие смогли убедиться на собственном примере. То, что доктор получает большую зарплату, фактически меньше заботясь о пациентах – настоящее кощунство. Недаром в цивилизованной Великобритании отказались от такой практики. Похоже, решили на нас, как на подопытных кроликах, испытать нововведение. А потом отказаться от ненужного. Наше же министерство с упорством, достойным лучшего применения, внедряет то, что никак не идет на пользу людям. То, что каждое направление на обследование или к специалисту уменьшает зарплату семейного врача – само по себе абсурдно.

Внештатный сотрудник «Миллиона» Ромуальд лето и осень жил на даче. Видно, тут-то и простыл. Раньше-то он на здоровье не жаловался, а вот как переболел в прошлом году пневмонией, так то одно прихватит, то другое. Лечил простуду по старинке – чаем с медом да горчичниками. Но становилось все хуже и хуже. Заболело в правом подреберье, слабым стал – даже ходил с трудом. Выступал холодный пот – по три раза за ночь приходилось рубашку менять. Даже далеким от медицины людям ясно – все симптомы говорят о воспалении легких. Хоть Ромуальд и не любитель ходить по врачам – а куда деваться? Направился он в поликлинику «Олви». Но оказалось, чтобы попасть к семейному врачу, нужно записываться заранее, за неделю. Хочешь поскорей получить медицинскую помощь – вызывай врача на дом и плати два лата. А если их нет? Но Рома решил попасть к врачу, хотя и пришлось пару часов постоять в очереди. И к концу приема врач все-таки его осмотрела. Другое дело, что она очень спешила. Первым делом потребовала заплатить 50 сантимов за визит. Потом прослушала легкие фонендоскопом и обнаружила хрипы. Дала направление на флюорографию и выписала таблетки. Лекарста помогали слабо – лучше не становилось. С результатом рентгена – правосторонняя пневмония – Рома снова пошел к доктору через пару дней. Она заметила, что ее опасения насчет воспаления легких подтвердились, и поинтересовалась, есть ли человек, который будет ему делать уколы. Ромуальд ответил, что живет один, но попытается договориться с кем-нибудь из соседей. На вопрос больного, не сможет ли он получать уколы в процедурном кабинете, врач категорически заявила, что ему положен постельный режим. Но почему-то не предложила лечь в больницу. Хотя, казалось бы, больному необходимо стационарное лечение, тем более он – человек одинокий. К тому же Рома сообщил врачу, что перенес тяжелую пневмонию в прошлом году и долго лечился. Сначала в больнице, а потом дома. Как показалось больному, доктора не особенно волновало его здоровье, больше заботило, чтобы он не забыл за визит заплатить. Хотя за направление в стационар никаких денег из сумм, отведенных семейному врачу, не снимают. Так что не положили Рому в больницу просто по невнимательности. А сам он настолько ослаб, что ничего не просил.

Нужны были деньги на лекарства, хотя бы в долг, а потому сразу после посещения поликлиники он зашел в редакцию. Хотя хотелось одного – побыстрее добраться до постели. Когда иссяня–бледного Ромуальда увидел издатель  Григорий Немцов, он расспросил его о здоровье. Узнав, что тяжело больному человеку даже не предложили стационарное лечение, донельзя возмутился. Тут же позвонил главврачу поликлиники «Олви» доктору Шулу и сообщил о вопиющем случае. Тот сказал, чтобы Рома прямо сейчас приехал к нему. На редакционной машине больного отвезли в «Олви», где доктор Шул выписал ему направление в больницу. Вскоре Ромуальд находился уже в стационаре. Но болезнь лечению поддавалась плохо. Немудрено – ведь она была запущена. Сейчас Рому выписали. Но выздоровление не приходит. Нужно пить анитибиотики. Больше десяти латов выложил, чтобы купить лекарства! А если бы сразу взялись за лечение как положено и положили в больницу, возможно, не было бы таких сложностей. Так что дорого обходится невнимание семейных врачей. Страдают от него больные. Что-то подзабыли некоторые наши медики клятву Гиппократа. Другой у них идол – Золотой Телец.

25.11.2004, 09:29

"Миллион"


Написать комментарий