Провал провального чекиста

Чувствуется предвыборная чехарда. Рихард Эйгим, глава партии Latgales Gaisma (LG), «назначенный» весной Ригой тайным российским агентом, незаконно спонсирующим собственную партию, дал намедни в столице первые показания. Кабы допрашивали нынешнего депутата гордумы какие местные пинкертоны, так оно, вроде, привычно и понятно. Провинция, однако, дает столичным деятелям правопорядка большую фору…

Начало…

Эпопея «провального сотрудника КГБ» Рихарда Эйгима началась в марте, кода главу LG в письменном виде ознакомили с небольшой справкой. Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией информировало депутата гордумы, что «в связи со списком жертвователей,поданным 17.03.2004. политической организацией LG, партия получила пожертвование в размере 1000 латов от Рихарда Эйгима». Данное положение вещей «противоречит требованиям статьи 6 часть 1 Закона о финансировании политических организаций (партий), которая вступила в силу 12 марта 2004 года». Что касаемо самого Закона, то он гласит, что финансирование политических организаций запрещено лицам судимым, что вполне понятно, но главное: «бывшим работникам КГБ, внештатным сотрудникам или информаторам…» Г-на Эйгима конкретно «накрывал» последний штрих.

Для сотрудницы KNABа г-жи Кочешковой тогда, помнится, стали откровением факты, что  Рихард Эйгим был мэром Даугавпилса и даже баллотировался в Сейм. На вопрос «Миллиона», кто и когда все-таки вербовал бывшего советского милиционера, последовал ответ: «Бумаги получены из Центра документации тоталитарного режима при Бюро по защите Сатверсме, там все про всех знают…» На поставленный иначе вопрос, что конкретно говорится в бумаге, есть ли там, например, фраза, что г-н Эйгим – бывший сотрудник КГБ и т.д., был получен ответ: «Просто так ничего не бывает. Видимо, да…»

На этом все. Более г-на Эйгима не тревожили, партию свою, будучи не в состоянии вспомнить с кем и когда сотрудничал, экс-мэр продолжал финансировать. И вот — новый поворот: долгожданная весточка в прокуратуру. Допрос! Свидетели, факты! Тут уже не выкрутишься…

Прокурор

В прокуратуре, в отделе по делам реабилитации и спецслужб, г-на Эйгима встретили не просто приветливо — радостно! И тут же, также радостно, выпроводили. «Покурите, — сказал приветливый прокурор, — полчасика, вот-вот свидетель должен подойти…» Выдержав паузу, став совсем счастливым, разве что не подмигнув, прокурор добавил: «Мы вам тут приготовили очную ставочку…» И, без всякого перехода, трагически-безысходно, добив фразой: «Этот человек вас вербовал! Именно на него вы работали!..» — отправил «дозревать» и курить некурящего подозреваемого во двор.

Были б сигареты — после такого «сюрприза» любой закурит, только после получаса прострации было впору удариться в «запой»: представленного прокурором человека Рихард Эйгим, действительно, знал! Кто, откуда — не помнил, но «знал, что знал»! Первой мыслью было: «Вот оно, прокурорское настроение. Все-таки подставили…»

Допрос без обеда и перерывов длился ровно пять часов! Уже через минуту двинский экс-мэр узнал, что незнакомец — бывший офицер Советской Армии и преподаватель Рижской Школы милиции. Одновременно офицер являлся штатным сотрудником КГБ. Именно там, в Школе милиции, в середине восьмидесятых учился курсант Рихард Эйгим.

После продолжительного представления прокурор решил начать серьезный разговор. Однако с самого начала допроса следственная машина начала давать сбой — дела прокурора Саусиньша пошли наперекосяк. «Как Рихард Эйгим стал вашим агентом?» — покончив с приятными прелюдиями, задал первый «убойный» вопрос приветливый прокурор. После ответа: «Вообще-то, Рихард Эйгим никогда не был моим агентом…» — наступила первая неловкая пауза. С каждым новым вопросом улыбка на лице прокурора таяла, а под конец действа тихо и окончательно «переползла» к сидящим напротив.

Чекист

Однако губить выстраданный сценарий никто не собирался: «Как не был? Вот и карточка на товарища Эйгима есть!..» — «Все очень просто, — парировал офицер-свидетель. — Активист, общественник, отличник, спортсмен, комсорг курса… Авторитет среди сверстников. Естественно, грех не взять такого человека на заметку. Вот и все…» — «Как все?!..» — «Могу рассказать подробнее…»
— Более часа, — рассказывает «Миллиону» экс-мэр, — пришлось протоколировать помощнику прокурора и моему адвокату частности-подробности о курсанте Эйгиме. И ни одной, к чести офицера, гадости в мою сторону! Признаться, скоро самому стало неловко, какой, оказывается, я был хороший… А ведь человек мог наговорить на меня, что угодно! Концовка биографии такая, дословно: «Действительно, была мысль устроить после выпуска г-на Эйгима в элитные войска. Но не вышло, «разработать» нам его не удалось. Позднее я информировал Даугавпилсский отдел КГБ, чтоб они пригляделись к потенциальному кандидату…» На вопрос, есть ли личное дело Эйгима, существует ли где-то подпись Эйгима на каких-либо оперативных бумагах, офицер ответил, что не было ни подписей, ни дел: ни личных, ни оперативных. «На карточке, которую я завел для отчета начальству и о которой, естественно, никто, включая Эйгима, не знал, — стояла только его оперативная кличка. Я ее уже не помню…»
Погрустневший после «неправильной» исповеди прокурор предпринял новый штурм. Как следует из протокола допроса, пытливый прокурор решил посостязаться с чекистом: «Как вы все-таки получали информацию от Рихарда Эйгима: устно или письменно? Была ли у вас для бесед специальная комната?» — «Спецпомещение имелось, но с Эйгимом, в интересующем вас ключе, я ни в какой форме нигде не общался. Общие дела имелись, в них Рихард выступал исключительно комсоргом курса». На вопрос, поощрялись ли денежно внештатные работники КГБ, получив утвердительный ответ, прокурор поинтересовался, как именно поощрялся «товарищ Эйгим». Ответ: «А чего его было поощрять, за что?..» — опять-таки не понравился прокурору.
Не был, не состоял, не имел порочащих связей… Устав от «глупостей», прокурор «вдруг» вновь вспомнил об оперативной кличке, поинтересовавшись, кто ее выбирал: офицер-отставник или все-таки сам Эйгим? Пришла пора вступаться адвокату. Однако провокации не прекращались, скоро прокурор «запамятовал»: было ли таки переслано личное дело Эйгима в Даугавпилс? Чекист спокойно повторил свои показания. Тогда вконец упаривший всех прокурор произнес крамольное: «А в прошлый раз вы говорили, что Эйгим знал свою оперативную кличку!..» Вымотанный сюрпризами подозреваемый пропустил мимо ушей реплику хитроумного прокурора, но тут «взвился ввысь» адвокат: как так? Это ведь первая очная ставка? И обратился за разъяснениями к бывшему чекисту. «Да, мы уже встречались с прокурором, — спокойно ответствовал бывший «кэгэбист», — только ничего подобного я ему не говорил!.. И вообще, я хотел бы извиниться перед г-ном Эйгимом, что тогда завел на него карточку. Время было такое, такая была работа…»

Момент истины

Главный «сюрприз», однако, был впереди! Пришло время распечатки протокола допроса для подписей. Всем, включая подозреваемого, адвоката и свидетеля, прокурор выдал на руки текст. Уже после прочтения первых фраз у всех троих полезли глаза на лоб! «Ах, вот какая была кличка у Эйгима?!.. Теперь вспоминаю… — выронил вслух свидетель, — Только ведь я этого не говорил…» В первом же вопросе протокола очной ставки, какая оперативная кличка была у Рихарда Эйгима, ответом свидетеля значилось: «Кличку «Эдгар» Рихард Эйгим выбрал сам…» И так далее в таком же духе! Весь текст допроса оказался заранее выверенным! Говоря в тему — сфабрикованным!
— Естественно, начался скандал! Я сообщил прокурору, что прямо сейчас сообщаю факт подделки документа в Генеральную прокуратуру, вызываю на место полицию. Сообразив, что дело зашло слишком далеко, прокурор стал отрабатывать назад. Говорит: «Ладно, давайте по пунктам разбирать, что тут не так». Мы ему в ответ: «Тут все не так!..» В конце концов, прокурору пришлось проводить весь допрос по новой! Записывали каждый вопрос, затем ответ и тут же — каждого подпись! В конце этого спектакля я при всех сказал г-ну Саусиньшу: «Думайте, что хотите, но с сегодняшнего дня я отдаю дань уважения бывшим работникам КГБ!..» Он: «С какой стати, собственно?..» Я в ответ: «Не такие эти люди продажные шкуры, в отличие от наших, сегодняшних…»

Момент истины. Еще только вчера депутата Эйгима стращали судом, сегодня прокурор Саусиньш давать ход провальному делу
уже не спешит. Да и суд-то будет в Даугавпилсе. При любом раскладе проблем у г-на Эйгима нет: баллотироваться на выборы в самоуправления бывшим внештатным сотрудникам КГБ не запрещено. Умиляет другое. Сам факт всплытия «громкого дела» на поверхность. Ведь кто-то еще весной задумал эту «зловещую» операцию! Ведь зреют в каких-то «хитроумных» головах такие «хитро выстроенные» планы? Вроде того: «копнем», пыль осядет — процесс пойдет, а там, глядишь, выборы — пусть оправдывается. По сути же, неумные и недальновидные шаги недругов депутату Эйгиму только на руку. То ли провидение, то ли «засланные казачки» из бывших советников, но что-то или кто-то г-на Эйгима явно бесплатно пиарит.

Можно по разному относиться к Рихарду Эйгиму — люди так и относятся — но нет сомнения: суд принесет Эйгиму дополнительные очки на выборах. Нам же остается ждать новых «сенсаций»…

25.11.2004, 09:24

Роман САМАРИН


Написать комментарий