Тест Петропавловского

Когда Луи Пастер привил себе оспу, он очень сильно рисковал. Но в результате человечество получило чудо–вакцину от смертельной болезни. Юрий Петропавловский добровольно привил себе латвийскую демократию путем натурализации. Промежуточный результат: повышение температуры в обществе. Получит ли оно противоядие?


Мертвые хватают живых

Логика уже восторжествовала в одном: своим демонстративным отказом предоставить гражданство ЛР Юрию Алексеевичу. Разлагающееся недоправительство Эмсиса доказало, что оное уволили абсолютно правильно. Политические зомбисы решились на абсолютно антиюридический шаг, который не позволили себе ни клерки Управления натурализации, ни работники многочисленных спецслужб, дотошно сканировавшие кандидата в граждане. Выказав просто перфектный правовой нигилизм, Эмсис и Ко, тем не менее, вписали себя в историю. На ее скрижалях повисла грязная лепеха Кабинета министров, который продавил школьную реформу, выслал Казакова и не дал гражданство Петропавловскому.

Дивный идиотизм ситуации акцентируется еще и тем, что Ю. Петропавловский формально может считаться идеальным кандидатом в граждане. Степень владения госязыком у выпускника Академии художеств позволила ему вести в 2001 году уникальную русско–латышскую программу “2+2”, где журналисты двух национальностей скрещивали идейные шпаги. Заметим — эту передачу на государственном ТВ финансировал Совет Европы, который, наверное, уже изучает очередной политскандал в Латвии.

Что касается работы в муниципальной власти, то активист ЗаПЧЕЛ Петропавловский совершенно официально входил в руководство Агентства развития Рижского региона и “Ригас пилсетбувниекса”, впервые с независимости начавшего реальное жилищное строительство. Это ли не доказательство, что рассматривалось гражданство не для “уличного политика”, а для многоборца–профессионала? Потому его и забоялись. Но, забегая вперед, отметим — в Риге найдется много весомейших должностей, где смогут работать неграждане.

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты, — это утверждение позволило бы национальным политикам судить о кандидате Петропавловском чуточку мотивированнее, если бы у них была на то хоть толика желания. Покойный мэтр масс-медиа Маврик Вульфсон и чемпион по боевым искусствам Юрий Васильев, рокеры из лиепайского “Аркаима” и сталевары и, конечно, тысячи школьников, которые пошли за штабом, который возглавлял в числе самых активных лидеров Юрий. Если человек притягивает к себе самых лучших, то он не может быть плохим человеком, не так ли? Банальная максима о том, что “у русских в Латвии нет лидеров” спотыкается на Петропавловском. Но именно из–за этого у него, что называется, “возникли проблемы”. Расчетливый подход к политике предполагал бы получение гражданства втихую, с последующим выходом на сцену. Но у русских не было времени ждать.

Глупость, бесчестие и бессовестность нашей эпохи

Неплохо зная персонажей этнократической “элиты”, ваш автор, однако, не предполагал, что их пропагандное обеспечение акции против Петропавловского будет столь убогим. Такое впечатление, что СМИ резко застигли министров за чем–то постыдным, и их комменты были жалкими и вымученными.

Разумеется, министр юстиции Муйжниеце, чья Народная партия довела медицину страны до инфаркта и изо всех сил старалась проломить потолки квартплаты и вызвать массовое выселение людей, попыталась подсластить пилюлю своим мессиджем о том, что в отношении Петропавловского–то принято решение, “которого от нас ждет латышский народ”. Возьми, Народная партия, с полки пирожок — после похорон пенсионной системы и операции с оффшорно–цифровым ТВ имени господина Шкеле электорат вас не забудет!

Жаль, что однофамилец министра юстиции, возглавляющий интеграционное ведомство, не пожелал экстраполировать дело Петропавловского — как теперь–то русские будут воспринимать натурализационную процедуру? Зато его начальник по Первой партии, вице–премьер Шлесерс упрекнул Петропавловского в “радикализации общества”. Таким, мол, в гражданстве надо отказывать “без угрызения совести”. С совестью наихристианнейшей партии ЛР, будем надеяться, отныне все будет ОК, особенно после продажи акций компании Saliena Real. Чуждые радикализму члены общества поселятся в вышеназванном элитном поселке, ну а от радикалов помогут дозорные вышки с лелеемым и пропиаренным средством общественной связи другой ее вотчины, МВД ЛР, — водометом.

Ну а министр иностранных дел Артис Пабрикс, как это часто у него бывает, спешно решил “расширить и углубить” процесс АНТИнатурализации, предложив внести изменения в законы, дабы “не допустить возможность, что представители радикальных, враждебных государству сил использовали привилегии натурализации”. Во как — через 13 лет после лишения четверти населения гражданства натурализацию обозначают как ПРИВИЛЕГИЮ! Как в анекдоте — а ведь мог бы еще и бритвой полоснуть.

Все только начинается

Результаты теста, блестяще проведенного политтехнологом Петропавловским над политической системой ЛР, увы, больше напоминают описание патологоанатомической экспертизы того, что претендовало на гордое имя латвийской демократии. Наглость политических трупов объясняется и тем, что они рассчитали: за взрывами в Эль–Фаллудже, бурлящей Украиной и болезнью Крейца–Якоба в Эстонии на рижский беспредел не обратят внимания. Ошибаетесь, господа, — ваши миазмы уже давно почуяли в Европе, и прессинг тамошних структур становится все ощутимее.

Ну а лично Юрий Алексеевич может не сомневаться в своем блестящем политическом будущем. Перефразируя Джона Леннона, Петропавловский сейчас уже популярнее Гундара Боярса, и неизвестно, что исчезнет раньше, русские школы или Рижская мэрия!

22.11.2004, 12:34

Вести сегодня


Написать комментарий