Студентов переводят на трехлетку

Ректор Латвийского университета уверяет, что это делается для их же блага

Высшее образование Латвии вновь переживает реформу: теперь для получения степени бакалавра достаточно будет проучиться три года, а для степени магистра — два. Вроде бы студенты должны быть рады — они экономят на плате за учебу. Однако на самом деле учащиеся недовольны: четырехлетка позволяла многим учиться и работать, обеспечивая себя средствами на учебу. Чем вызваны эти и другие перемены в вузах, в интервью Телеграфу рассказал ректор Латвийского университета Ивар ЛАЦИС.

В студенческой среде неспокойно, перемены свалились как снег на голову: уже с этого года в главном вузе страны на некоторых факультетах бакалавры перешли на трехлетнее обучение. Многих это обрадовало. Но как быть тем, кто сам себе зарабатывал на учебу? Плотность занятий стала выше, совмещать работу и учебу практически невозможно. А как тогда доучиваться? Именно с этого вопроса мы и начали беседу с ректором главного вуза страны.

Бакалавр — дома, магистр — в ЕС

— С этого года высшее образование в ЛУ подверглось реформированию. С чем связан переход бакалавров на трехлетнее обучение вместо прежних четырех лет?
— С тем, что наше высшее образование должно стать конкурентоспособным в Европе и мире, это повысит не только возможности отдельной личности, но и страны, и всего Евросоюза в целом. Главная цель — создать общую систему образования с едиными стандартами, чтобы в каждой стране Евросоюза признавались дипломы и академические степени других европейских вузов. Латвия переняла опыт других высших учебных заведений ЕС, в которых бакалавры учатся не менее трех лет, а магистры — не менее года. Хотя никто нам не выдвигал строгих требований и тем более не ставил сроков. Но мы понимаем: чтобы студентам облегчить жизнь, латвийское образование не должно существенно отличаться от образования в других странах ЕС.
— Однако новшество вызвало недовольство студентов, поскольку многие из них были вынуждены отказаться от работы ради учебы.
— Если студент честно посвящает свое время учебе, то он должен находиться на лекциях 40 часов в неделю. Совмещать университет с работой сложно, поскольку это отражается на качестве образования. Это ведь понятно: чем больше студент отдает времени работе, тем больше страдает его учеба.
— И все-таки при нынешних ценах на образование многие студенты вынуждены сами зарабатывать, чтобы оплачивать учебу, а при интенсивной трехлетней учебе такое уже немногие себе позволят.
— Да, я согласен. Эта проблема характерна не только для латвийских студентов, но и для учащихся других стран. Ученые в разных государствах мира изучают, насколько снижается качество образования из-за того, что растет количество работающих студентов. Но это особенности нашего времени. Хотя все зависит от каждого конкретного учащегося и от того, как он организует свое время. Мы заметили, например, что сейчас возросло количество студентов, которые совмещают учебу и работу по профессии. Кстати, я сам поступил в университет в 1966 году, а в 1968-м меня уже можно было видеть в рядах работников ЛУ. Думаю, что в трехлетней учебе много плюсов, которые облегчат жизнь многим студентам.
— Каким образом?
— Сейчас латвийский студент может получать высшее образование в любой понравившейся стране Евросоюза. Если наши вузы перейдут на трехлетнее обучение бакалавров, студенты, получив первый диплом, смогут без проблем отправиться в другую страну получать степень магистра. В ЛУ сейчас примерно треть студентов осваивает программу бакалавра в три года — по новой системе уже работают факультеты биологии, юриспруденции и современных языков, в частности, немецкого языка. А к 2007 году практически все постепенно перейдут на трехлетку.
— Сегодня выигрывают те вузы, которые предлагают качественное образование. Не снизит ли трехлетка это качество?
— Ни в коем случае! Ведь качество образования зависит от содержания, а не от длительности обучения. Хотя, конечно, стоит признать, что за три года студент изучает меньше программ, чем за четыре. Однако все зависит от организации обучения: мы ставим акцент не на долгосрочности, а на ценностях, которые студент получает по окончании вуза.

Университет развивается, цены растут

— в ЛУ с каждым годом увеличивается плата за обучение, а количество бюджетных мест сокращается. Сохранится ли эта тенденция?
— ЛУ — первый из латвийских вузов, который создал договор нового образца между университетом и студентом, в котором обговорена полная стоимость обучения. В свою очередь те студенты, которые учатся на втором или третьем курсе, знают алгоритм, по которому будет меняться плата за учебу. Размер платы определяется в соответствии с решением сената ЛУ, который принимает во внимание расходы конкретной учебной программы и развитие университета. Мы должны постоянно работать на развитие, хотя бы минимальное.
— Значит, и в будущем году студентам следует ожидать увеличения платы за учебу?
— Поймите, ценовая политика меняется каждый год, а образование — одна из частей рынка. При этом объем госдотаций составляет только 24%, или 6,37 миллиона латов. Это очень мало. Тогда как общий бюджет ЛУ на 2004 год, включая доходы юридически самостоятельных научно-исследовательских институтов, составляет 25,8 миллиона латов. От количества выделяемых денег будет зависеть и количество бюджетных мест. Пока оно остается неизменным. Я недоволен госфинансированием образования, но я вынужден считаться с возможностями государства. Мы лишь выполняем заказ.
— Большинство студентов недовольны новой системой стипендий, предложенной Министерством образования и науки. Многие после этого только ухудшили свое материальное положение.
— Наверное, нужно время, чтобы привыкнуть к ней и устранить ошибки. Главной ошибкой я считаю принцип присуждения стипендий — только неработающим студентам. Причем эта норма распространяется и на бакалавра, и на магистра, и на доктора. А ведь многие магистры и доктора по совместительству работают. Таким образом, они действительно только ухудшили свое материальное положение. С другой стороны, 70 латов — хорошая мотивация для студентов учиться хорошо. Остается только надеяться, что в бюджете будет больше средств, предусмотренных на выплату стипендий.

Кто лоббирует госзаказ?

— ЛУ ежегодно выпускает на рынок труда сотни правоведов, экономистов, языковедов и лишь единицы медиков. Хотя, как известно, у нас наступает именно кризис медицинских кадров…
— Государство не заказывает нам специалистов в сфере здравоохранения. Медицинский факультет, на котором мы готовим врачей, медсестер и фармацевтов, не получает финансовой поддержки государства. Учитывая нехватку кадров в этой сфере, мы каждый год пытаемся решить данную проблему: пишем эмоциональные письма в Министерство благосостояния, Минздрав, Министерство образования и науки, Госканцелярию и до сих пор ждем ответа. Сейчас на медицинском факультете учатся 600 студентов, которые платят за учебу из собственного кармана.
— А на какие профессии есть заказ государства?
— Ежегодно государство заказывает почти 6000 студентов. Больше всего — юристов, экономистов, математиков, химиков, филологов. Заказ делает Совет высшего образования в сотрудничестве с соответствующими министерствами.
— Но ведь юристов и экономистов у нас и так уже пруд пруди… Предприятиям не хватает инженеров, а больницам — врачей. Почему же государство в лице совета так настойчиво цепляется за стереотипы?
— Я не отвечаю за трудоустройство студентов после окончания вуза. Мы лишь выполняем заказ и выпускаем образованных людей.
Я могу предположить, что происходит лоббирование чьих-то интересов, ведь заказ высшего образования, по сути, не должен отличаться от заказа других услуг. Если вы хотите купить магнитофон, нужно объявлять конкурс, чтобы заказ был публичным. Сейчас же никаких конкурсов нет, тендеров нет, публичности нет…
— А как, по-вашему, можно решить проблему кадров в медицине?
— Ну во-первых, должен быть заказ государства на необходимые специальности. А во-вторых, во время учебы нужно заключить с учащимся договор, согласно которому после окончания вуза он обязуется хотя бы несколько лет посвятить себя работе в стране. Такой документ привязал бы врача к Латвии.

Приоритеты и стереотипы

— Существует ли план, в котором расписано, какие профессии будут востребованы на рынке труда хотя бы в ближайшем будущем?
— У нас есть своя долгосрочная стратегия с приоритетными направлениями, на которые мы опираемся. Там расписано, на каких специалистов мы будем делать упор. Честно скажу, для ЛУ медработники — не приоритет. Наши традиционные приоритеты — леттоника (балтийские языки, история, культура), материаловедение (факультеты физики и математики), информационные технологии и техноматематика. Хотя к приоритетным направлениям можно отнести окружающую среду и здоровье.
— От чего зависит выбор приоритетов?
— От исторического опыта. Мы не можем готовить инженеров космических кораблей, поскольку у нас нет опыта в этой сфере. Но мы можем произвести материалы для космического корабля. У нас есть для этого определенная база. Мы отталкиваемся от своих институтов и своих профессоров. Но если будет заказ, мы можем начать обучение и с нуля. Яркий пример — отделение политологии. Эту программу мы начали преподавать пять лет назад, и сейчас в Латвии появились новые доктора. Надеюсь, что в ближайшее время появятся институты, которые будут заниматься международной политикой.
— Как часто появляются новые программы?
— Каждый год у нас возникает по 2-3 новые программы. Как правило, инициатива исходит снизу — от самих факультетов и отделений. Кроме этого ЛУ участвует в проекте “Европейское обучение”, который направлен на согласование нашего образования с европейским. У нас много партнеров по сотрудничеству в странах ЕС, с которыми постоянно происходит обмен студентами. Ежегодно 250 наших студентов уезжают учиться в другие страны, и мы рады этому. Из-за рубежа к нам тоже приезжают — около 150 человек в год. Вне зависимости от того, посылаем студента на учебу или принимаем кого-то у себя, мы должны быть уверены, что никто из учащихся не будет ущемлен, а получит качественное образование и столько же кредитных пунктов, сколько на своей родине.
— Нет ли у вас планов более тесного сотрудничества с российскими вузами?
— Недавно профессор отделения коммуникации и декан факультета социальных наук Инта Брикше посетила Санкт-Петербургский университет, в котором вела переговоры о дальнейшем сотрудничестве обоих вузов. У нее много идей о возможной совместной работе по программе “Балтистика” (изучение балтийской филологии, латышского и литовского языков. — Прим. авт.). Помимо этого, мы намерены реализовать совместные проекты по политическим исследованиям. И это далеко не все: обмены студентами и преподавателями происходят регулярно. Сейчас, к примеру, на этом же факультете преподает лектор из Минского университета.

Общежития — на плечи студентов

— Студентов очень интересует: что будет с общежитиями?
— Учащиеся постоянно жалуются на плохое состояние помещений, которым давно необходим капитальный ремонт.
К тому же в течение последних 20 лет не строились новые общежития, хотя студентам ЛУ нужно как минимум 4 тысячи мест вместо нынешних 1300-1500. Да и нынешние общежития нужно приводить в порядок.
Способ, как обеспечить студентам нормальные условия проживания, предлагают сами учащиеся. Ко мне недавно приходили представители Студенческого совета, которые представили проект “Развитие общежитий ЛУ”. Поскольку участие государства в содержании студенческих общежитий минимально, а студентам хочется жить в человеческих условиях, молодые люди сами предлагают решение проблемы.
— И каково оно?
— Студенты готовы создать агентство, членами которого будут они сами и они же станут заниматься хозяйственными вопросами.
— А кто же это оплатит?
— Государство готово на эти цели выделить небольшие ресурсы, остальные средства вносят университет и сами студенты. Скорее всего, будут и другие возможности, но все хлопоты по этому вопросу готовы взвалить на свои плечи сами студенты. Это похвально!
— Значит, передавать общежития в управление частной фирме вы отказываетесь?
— Я никогда и не собирался этого делать. Дело в том, что все имеющиеся в распоряжении ЛУ общежития являются государственной собственностью, переданной в пользование вузу. Поэтому мы не можем приватизировать общежития — это абсурд! Но если появится фирма или человек, которые будут готовы построить общежития для студентов, я буду только рад.

22.11.2004, 09:22

Екатерина ТИМОФЕЕВА


Темы: ,
Написать комментарий