Охота за свидетелями

Скоро город ждет небывалое шоу: суд депутата гордумы с одной из местных газет по весьма щекотливому предмету — имел или не имел депутат Илья Подколзин порочащие его достоинство связи с нехорошими продажными девушками. Поскольку каждое шоу нуждается в тщательной подготовке, в городе открылась охота за проститутками. Как стало известно «Миллиону», специально организованный отряд пинкертонов из отставников-полицейских прочесывает Даугавпилс и округу в поисках потенциальных свидетелей для раскачки весов правосудия в нужную сторону.

Как известно, оскорбленный депутат подал иск в городской суд. Иск, понятно, был принят. В настоящее время работники даугавпилсской полиции «разыскивают» автора скандальной публикации «Депутатское время — проституткам», опубликованной в конце сентября газетой «Динабург Сегодня». В данной статье депутат гордумы был показан как постоянный клиент ныне ликвидированного публичного дома. Еще из новостей: по утверждению г-на Подколзина, за две недели до выхода в свет «компромата» его шантажировали. Имя нахала-шантажиста депутату известно, однако в интересах следствия от прессы оно скрывается.

И вот новый поворот событий. В редакцию «Миллиона» по телефону с жалобой обратилась одна из жриц любви, мать двоих детей — назовем ее Ирина. Запуганная донельзя женщина из глухой деревеньки рванула из города от греха подальше сразу после разгоревшегося скандала. «Миллион» уже писал об Ирине. Никакого отношения к актам сотрудничества конкретно с депутатами гордумы сельская труженица не имеет. Будучи подругой и добровольной наложницей бывшего редактора газеты «Сейчас» Андрея Ковалева, однажды мать двоих детей чуть было ни «угодила» в постель к экс-мэру Рихарду Эйгиму. Именно к нему за некую сумму «подкладывал» подружку г-н Ковалев в надежде на «эксклюзивное интервью». И хотя соблазнять никого не надо было (интервью в голове редактора давно было готово), когда подошел «срок сдачи материала», Ирина, не на шутку струхнув, с остатками здравого смысла бежала в деревню.

В тот же день, после звонка, журналист встретился с Ириной. Как оказалось, за день до звонка, около семи вечера, Ирину навестили. Двое неизвестных и участковый с перегаром. Зашли молчком, без церемоний. Не употребляющая спиртного Ирина, вдохнув перегару, было запротестовала: мол, кто такие? Однако ни протесты, ни разбежавшиеся по углам дети никакого действия на гостей не возымели. Народ прошел в комнату и расселся для «серьезного разговора». Участковый на требование хозяйки «не дышать гадостью в ее сторону» с готовностью ретировался, хлопнув за собой дверью.
— Начался какой-то допрос. Я, вся перепуганная, попросила документы, мне в ответ: «Участкового видела — что тебе еще надо!..» Начали спрашивать, кого я знаю из начальников полиции. Я назвала. Потом начали спрашивать, зачем я дала компромат на Подколзина. Отвечаю: «Это не я!» Мне в ответ: «Врешь! Это ты дала! Мы знаем, нам сказали!..» И начали кричать: такая–переэтакая, пойдешь в суд, будешь отвечать! Я разревелась, говорю: «Ничего не знаю… Меня другое просили сделать…Про Эйгима…» Они: «Нас другое не интересует. Нас интересует, кто на Подколзина дал показания…» Потом подобрели, говорят: «Вот ты, бедная, одна с детьми маешься… Надо тебе материально помочь…» Я в ответ: «Ничего не хочу, оставьте только в покое…» Они тогда по новой кричать! Анатолий одного звали, показывает мне какой-то фоторобот, спрашивает: «Знаешь ее?» Говорю: «Знаю. Она сейчас за границей». Завтра, говорят, приедешь в город на опознание: мы тебе другие фото покажем — и телефон свой дали… Я вот к вам обратилась, напишите или позвоните, пожалуйста, чтоб не приставали. У нас и без того жизнь не сладкая…
Давать весь разговор с перепуганной женщиной не имеет смысла. Что касаемо пинкертонов и, в частности, таинственного Анатолия, газета установила личность бывшего полицейского, ныне частного сыщика — в две секунды. Думается, полиции не составит труда разобраться в этом деле. Газета просит начальника полиции Иманта Бекеша оказать содействие. Кроме всего прочего, небезынтересно знать, общепринятая ли это практика в органах: прикрываясь формой, запускать неведомо кого, неведомо зачем в чужую квартиру? Что ему, нетрезвому, вообще надо было в такой час? Кто такие, кем уполномочены совершенно посторонние люди, чтобы под прикрытием полиции творить подобный произвол?

Итак, идет охота за свидетелями. Грубо, методом тыка обрабатывается исходный «материал». И то правда: выборы на носу. Ирония: и дамы полусвета, и народные избранники — публичные люди. Жертвы общественного темперамента и жертвы общественного мнения. То ли, однако, еще будет! А сколько нам «открытий чудных» еще
готовит суд?..

17.11.2004, 09:03

Роман САМАРИН


Написать комментарий