«Черная метка» парикмахерам

За девять месяцев приостановлена работа 36 салонов

У латвийских парикмахеров начались проблемы. Среди прочих “под нож” попали салоны, расположенные в подвалах и торговых центрах. Оказывается, согласно существующим нормативам, клиента нельзя стричь и брить, если в парикмахерской нет окон. При этом дело доходит до маразма — сначала одна госструктура выдает разрешение на открытие парикмахерской, а потом другая это разрешение отбирает. Телеграф попытался разобраться, почему так происходит.

Свет в твоем окне

Немного статистики: за 9 месяцев этого года по всей Латвии было выписано 36 распоряжений о приостановке работы салонов красоты. Причины разные. Например, пять объектов получили “черную метку” за то, что в них не было источника дневного света — окна на улицу. Как рассказала Телеграфу директор Рижского регионального департамента Государственной санитарной инспекции (ГСИ) по контролю и надзору Айя Грундмане, они не закрывают парикмахерскую или салон, а лишь приостанавливают предоставление услуг в этом салоне. “Например, если в парикмахерских есть три помещения и в одном из них отсутствует дневное освещение, то мы не разрешаем оказывать услуги только в комнате без окон. Парикмахерские никто не закрывает”, — объясняет позицию санитаров Грундмане.
Теперь посмотрим на этот вопрос со стороны владельцев салонов. За последнее время в Риге открылось очень много торговых центров, в которых есть парикмахерские и салоны красоты. Понятное дело, что окон в них нет. Руководитель Ассоциации работников сферы красоты Карлис Цинитис говорит, что решение проблемы надо начинать с создания новых нормативных актов. Сейчас, например, действуют отдельные нормы для салонов красоты и косметических кабинетов. “Получается, что в торговых центрах кабинеты работать могут, а парикмахерские — нет. Какой-то абсурд!” — возмущен Цинитис.

Два мнения одного министерства

Данное противоречие, по словам Грундмане, объясняется тем, что одни нормы писались позднее других. И правила про косметические кабинеты также предусматривают необходимость дневного света, хоть это в них и не оговорено. Цинитис, однако, уверен, что такие спорные моменты каждый может интерпретировать так, как ему выгодно. “Иначе получается ерунда: Агентство общественного здоровья (АОЗ) дает разрешение на работу, а потом приходят представители ГСИ и констатируют нарушение.

А ведь оба этих департамента работают при Минздраве”, — удивляется Карлис Цинитис.
Грундмане тоже оказалась удивлена тем, что АОЗ дает заключение о соответствии требованиям всем салонам, которые открываются в супермаркетах. “Я не могу комментировать действия АОЗ. Но бывает, что открывается салон, в котором, например, есть комната без окон, якобы подсобка. А потом вдруг раз — и подсобка превращается в педикюрный кабинет. Вроде как разрешение было выдано законно, но и нарушение есть”, — говорит она.

У парикмахеров же на этот счет свое мнение. “Сказали бы сразу, что в торговых центрах работать нельзя, а то получается, что сначала разрешили, а когда бизнесмен вложил деньги — к нему приходят и велят убираться. Ладно, наши предприниматели, которые привыкли ко всему. Но ведь в торговых центрах услуги предлагают и иностранцы. Эти инвесторы вложили большие деньги, и сейчас они обязательно пойдут в суд. Такие игроки обычно отстаивают свою правоту. И чем это может кончиться?” — задается вопросом Цинитис.

Маникюр с гарантией

Зачем вообще нужен дневной свет? По мнению работников ГСИ, при электрическом свете можно не заметить заболевание волос или ногтей, аллергическую реакцию и тому подобное. Потребителю же гораздо важнее, чтобы услуги были качественными, а во время маникюра клиент не рисковал бы подцепить какую-либо инфекцию.

Вот и Грундмане говорит: “Я не понимаю, почему сейчас так много шума вокруг того, что мы приостановили предоставление услуг в некоторых салонах. По сути, за дневной свет — вернее, за его отсутствие — мы наказали всего пять парикмахерских. Нарушения у других гораздо серьезнее. Ведь мы стараемся сделать так, чтобы защитить потребителей от вероятности заразиться грибковыми заболеваниями. Так, например, в 22 случаях в салонах не следят за чистотой и дезинфекцией рабочих инструментов. К тому же, по правилам, салон должен иметь все инструменты в двойном экземпляре — одним пользуешься, другой дезинфицируется. Так вот, в восьми случаях было нарушено именно это требование”.

Цинитис против таких наказаний особо не возражает: “Сейчас у нас прогнозируют, что число туристов вырастет до нескольких миллионов в год. Вот увидите, сколько тут всяких болезней будет. Мы же не можем за всеми уследить, поэтому и нормы должны быть жесткими.
И мы готовы участвовать в их разработке. Ведь часто те, кто создает законы, ничего не знают про отрасль. Например, от нас требуют, чтобы в эксплуатации находились бритвенные машинки со съемной головкой. А сейчас такие уже не выпускают вообще, технологии давно изменились! Ну что мы можем поделать?! Мы не против нормативных актов, мы как раз за то, чтобы они были строгие и чтобы их соблюдали все. Ведь если потребители усомнятся в качестве наших услуг, мы потеряем свой бизнес”.

Кстати
Как известно, во время дезинфекции рабочие инструменты портятся, например, тупятся ножницы. Поэтому многие вроде бы стараются избежать этой процедуры. Что делает санитарная инспекция, чтобы защитить потребителей в этом случае?

Айя ГРУНДМАНЕ, директор Рижского регионального департамента ГСИ по контролю и надзору:
— К каждому парикмахеру и маникюрше приставить по инспектору невозможно. Конечно, ответственность за дезинфекцию лежит исключительно на мастере и владельце салона. Инспекция регулярно — раз-два в год — проводит проверку в каждом салоне красоты. Если в парикмахерской обнаружено нарушение, опасное для потребителя, салон закрывается немедленно. Если нарушение не очень опасное, но влияет на качество услуг, то мы делаем предупреждение, и в течение двух месяцев владелец салона может исправить свои ошибки. Кстати, если он не успевает за это время сделать все необходимое — он может попросить отсрочку, и мы, оценив ситуацию, иногда даем ее.

17.11.2004, 08:42

Елена РЫЛЕЕВА


Темы: ,
Написать комментарий